Обряды чеченцев


Похоронные обычаи чеченцев, как проходят похороны у чеченцев, почему они танцуют и поют

Чеченцы – самый многочисленный из народов, проживающих на территории Кавказа, который составляет подавляющее большинство (более 90%) населения Республики Чечня, а также населяет некоторые районы Дагестана, Ингушетии и Грузии. Культура и традиции этого древнего этноса формировались на протяжении многих столетий. По мнению многих кавказоведов отправной точкой его образования принято считать XII – XII Iвв., когда на северных склонах Центрального Кавказа впервые обосновалась родоплеменная группы нохче. Название нохче впоследствии по мере объединения местных племен в единую общность распространилось в качестве этнонима для всех чеченских этногрупп. Процесс образования чеченского народа в его современном понимании был преимущественно закончен к XVIII веку, и одним из важнейших формирующих факторов этого процесса была исламизация.

Впервые на территорию Кавказа ислам проник еще во времена арабо-хазарских войн VIII-IXвв. за расширение влияния в регионе, и постепенно распространялся под влиянием контактов с мусульманскими миссионерами из соседних регионов. Однако массовая исламизация чеченского населения началась в XVIII – XIXвв., когда исламский полумесяц стал не только священным символом правоверных, но символом народно-освободительной борьбы горцев против экспансии Российской империи. С тех пор и по сегодняшний день ислам суннитского направления (шафиитская школа) является господствующей религией Чеченской Республики.

Специфика чеченской погребальной обрядности

Исламизация затронула все сферы жизни кавказских народов, однако не смогла до конца вытеснить их традиционные обычаи и представления, вместо этого адаптировав их в соответствии с мусульманским правом и канонами веры. Особенно это касается семейных обрядов, сопровождающих человека от рождения до смерти. Погребально-поминальный цикл чеченского населения был в значительной степени видоизменен: регламент похоронного ритуала, срок и порядок траура, оформление намогильного памятника и посещение кладбищ в сакральные для мусульман дни и праздники сегодня строго подчиняются канонам шариата. Однако и в современных похоронных церемониях можно проследить некоторые пережитки языческих обычаев в и верований.

Омывание, одевание и «жертвоприношение»

Зачастую к смерти начинают готовиться заранее, чтобы родственникам не приходилось тратить время или значительные средства на сбор всего необходимого: откладывают деньги на похороны, покупают ткань для савана, выделяют средства на пожертвования. К уходу человека относятся спокойно, потому что за короткой земной жизнью правоверного будет ждать лучшая, вечная жизнь на том свете. Однако в последние часы умирающего окружают заботой и вниманием. Чтобы облегчить его агонию и переход в иной мир ближайшие родственники ни на минуту не оставляют умирающего в одиночестве, читая ему предсмертную молитву Ясин и выполняя его последние распоряжения. Уже в это время к похоронам начинает стягиваться самая дальняя родня: по Корану, похоронить мусульманина нужно в тот же день, когда он испустил дух.

Над скончавшимся производят вполне традиционные для ислама погребальные ритуалы омовения и оборачивания в похоронное одеяние. Сразу после смерти мулла или ближайший родственник подвязывает умершему челюсть и перекладывают на скамью, где его тело трижды обмывают и заворачивают в саван (марчо). Для савана берут простые хлопчатобумажные ткани белого цвета, но для женского похоронного одеяния допустимо использовать и зеленый. Иногда перед этим конечности усопшего оборачивают ватой. Омытое и облаченное тело кладут на ковер и закрывают куском ткани, буркой или зеленым одеялом (женщина).

Пока покойника готовят к похоронам, другая часть его семьи приступает к своеобразному «жертвоприношению». По случаю трагедии в доме режут скотину, а женщины в это время пекут специальные пироги с сыром и делают ритуальную мучную халву – обязательное блюдо на поминальном столе. Делают это, как правило живущие поблизости родственники или соседи, поскольку обычаи запрещают в течение трех дней зажигать в доме умершего огонь или готовить пищу. Все эти угощения раздают близким, соседям и участникам похорон.

Прощальный обряд тезет

Проститься с умершим и выразить соболезнование его семье приходят со всех окрестностей. Для приема гостей во дворе устанавливают длинные скамьи или ряды из стульев, а у ворот становится мужчина с хворостинкой в левой руке, который пропускает пришедших на тезет – так по-чеченски называют это мероприятие, – людей. В глубине двора устанавливается навес для мужчин-старейшин семейства (верасаш), к которым положено обратиться в первую очередь. Мужчины, подойдя к навесу, вместе с муллой читают заупокойную молитву (дуа) и произносят одну из традиционных формул соболезнования, например: «Да смилуется Аллах над покойным». Старцы становятся под почетный навес, а младшие присоединяются к сверстникам. Женщины сразу же отправляются в дом к оплакивающим покойного родственницам и соседкам – участвовать в тезете вместе с мужчинами им запрещено.

Близкие, родные и друзья, кто желает в последний раз взглянуть на покойного, могут с приглашения хозяев пройти в дом, где в одной из комнат он, облаченный и омытый, дожидается погребения. Саван ненадолго приподнимают, чтобы гости могли сказать несколько слов прощания или прочитать молитву.

Тезет может длиться от нескольких дней до нескольких месяцев, однако хоронят чеченца в день смерти или, если он скончался вечером, на следующее утро. Как только старцы получают сведения, что могила готова, они распоряжаются начать церемонию погребения. В дом заносят носилки с длинными ручками, обитые дерматином или тонкой кожей (барам или барма). Подстелив ковер, на барам укладывают покойника и выносят его во двор, где с умершим еще раз прощаются.

Церемония погребения

Если кладбище расположено поблизости, то траурная процессия идет пешком. За десятком старейшин, возглавляющих колонну, идут ближайшие родственники покойного, несущие на плечах носилки-барам, а за ними, построившись в несколько рядов, следуют участники церемонии. По пути они читают молитвы. Пришедшие женщины провожают скорбящих до ворот, сопровождая их плачем и причитанием, а свидетельницы, мимо которых движется процессия, должны прикрыть лицо платком и отвернуться к стене. К тому моменту, когда к месту захоронения прибывает процессия, все приготовления уже завершены: могилы вырыта, подготовлено надгробие и доски для закладывания боковой ниши (ляхд).

Перед погребением над телом необходимо совершить похоронный намаз – аль-джаназа. В городской местности, джаназа-намаз преимущественно читается в мечетях, однако нередки случаи, когда это происходит и на кладбище. Исполнив все необходимые ритуалы, организаторы похорон укладывают мертвого в 30 или 60-сантиметровую нишу в боковой части могилы. Положить его надо на правый бок таким образом, чтобы лицо его было обращено к кибле. Напоследок приоткрыв лицо и подсыпав под щеку умершего землю, последний из оставшихся в могиле людей наглухо заделывает нишу досками или саманным кирпичом. Родственники бросают в яму по горсти почвы, после чего могилу полностью засыпают землей.

Затем сверху устанавливают надгробие, - чурт, - в форме прямоугольной плиты с овальной вершиной. Оформление памятника-чурт в соответствии с исламскими традициями должно быть скромным и сдержанным. На поверхности высекаются изображения звезды и полумесяца, полное имя умершего и аят из Корана.

Вокруг могилы садятся старейшины, чтобы прочитать над мертвецом выбранные по этому случаю суры из Корана. После этого участники похорон снова собираются в круг и вместе возносят заупокойные молитвы. Могильную почву мулла поливает водой из кувшина, на чем сама церемония погребения и заканчивается, хотя у могилы еще долго могут оставаться мужчины из ближайшего окружения почившего.

Женщины посещают могилу в ближайшую после похорон пятницу и приводят ее в порядок, выравнивая насыпь, убирая сорняки и сажая рядом деревья.

19 июня 2020

Автор

Станислав Марков

Опытный ритуальный агент, автор статей разделов "Похороны за рубежом", "Религия и традиции"

Возможно, вам будет интересно:

Чеченский Новый год и другие забытые обряды

— Когда речь заходит об обрядах, многие представляют себе какие-то мистические действия, страшные колдовские заговоры. Это не так, — говорит заведующий отделом этнографии Академии наук Чеченской Республики, доктор исторических наук, профессор Чеченского госуниверситета Лейчий Гарсаев. — По сути, обряды — это часть тех же народных традиций, в данном случае — бытовых, составляющих культуру этноса. Они возникли в первобытном обществе, были связаны со взаимодействием человека и природы, помогали людям устранять сомнения и хаос жизни. Исполняя их, человек обретал уверенность и психологический комфорт.

Многие годы Лейчий Гарсаев и его коллеги-этнографы Зура Мадаева, Саид-Эми Хасиев, Зулай Хазбулатова изучают и описывают чеченские традиции, обычаи и обряды. В современном обществе это культурное наследие часто воспринимают как пережиток прошлого или как забаву. Но это исторический посыл предков, считают ученые, и он служит определенным нравственным уроком.

В древние времена, например, у чеченцев было запрещено вырубать фруктовые деревья — это считалось большим грехом. К сожалению, сегодня люди забыли об этом запрете, как и о многих других обычаях предков. Некоторые из них мы сегодня вспомним.

Связка ложек

«Не мужчина тот, кто не может назвать предков по седьмое колено». В основе этой чеченской пословицы — древний чеченский обряд «Связка ложек».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Никаких «Горько!»: как устроена чеченская свадьба

Говорите, «жениться — не воды напиться»? Вы еще не знаете чеченских обычаев. Там без стакана воды невеста с вами и разговаривать не станет. Главное, чтоб водяной не мешал

После свадьбы мать жениха дарила сыну и молодой снохе две деревянные ложки на одном кольце с именами жениха и невесты. Ложки вырезали искусные мастера из цельного куска дерева. Это означало, что молодые соединили свои судьбы навсегда и что их может разъединить только смерть.

Молодые в первый вечер ели этими ложками. Отсюда еще одна чеченская пословица — «Делящие меж собой трапезу не могут быть недружными».

Затем ложки вешали на стену в комнате, где жили новобрачные, — связка была своеобразным талисманом чеченской семьи и символом ее прочности.

После смерти одного из супругов ложку умершего отрезали от кольца. После смерти обоих на стене оставалось висеть только кольцо с их именами. Со временем их накапливалось не меньше семи. Так потомки запоминали имена своих предков по седьмое колено.

В прежние времена в Веденском районе такую связку дарили и друзьям — в знак крепости дружбы.

Иллюстрация: Елена Морозова

Чокхи

Со свадебной церемонией связан еще один забытый обряд древних нахов.

Прежде чем нарядить девушку в свадебный наряд, проводилось ритуальное купание. Сосуд для купания окуривали ароматными травами, наливали в него настои целебных растений. Затем на чистой коже девушки рисовали символические рисунки и одевали ее в свадебное платье. И, наконец, проводили обряд «чокхи»: тети невесты и ее подруги прикрепляли к подолу свадебной юбки новую иголку. По поверью она, как и рисунки, должна была защитить молодую от дурного глаза и порчи.

Затем женщины прятали в ее приданое семена фасоли, кукурузный початок и абрикосовые косточки — в знак пожелания здорового потомства.

В наши дни в руки невесте дают свадебный букет, а в древние времена — носовой платок с завернутой внутри лентой и серебряным рублем.

Все эти дары становились своего рода реликвией и хранились до конца жизни.

Из этого обряда до сих пор живы в некоторых семьях разве что манипуляции с иголкой.

Призывание дождя

Обрядов, призванных спасти от засухи, у разных народов очень много. Что касается чеченцев, то в древние времена они считали, что за осадки отвечают змеи и вороны. Поэтому, чтобы вызвать дождь, нужно было убить несколько змей и развесить их вокруг или же разорить воронье гнездо.

Еще один верный способ вызвать дождь — распахать русло пересохшей речки. Пахали и мужчины, и женщины, но раздельно, при этом усиленно обливая себя появившейся в борозде водой. Затем женщины, «пахавшие реку», ходили по селу, и их одаривали деньгами или продуктами. Но самый действенный способ (ну, во всяком случае, самый веселый) — подстеречь и столкнуть в речку проходящих мимо мужчин.

С приходом в Чечню ислама появился другой обряд — бросание камешков в реку, но в нем участвовали только мужчины. Молодежь собирала камни и складывала их рядом с муллой и стариками, умеющими читать Коран. После чтения молитвы камни сбрасывали в воду. Затем в селе для всех жителей резали жертвенных животных.

Поклон очагу

У чеченцев, как и у всех народов Кавказа, домашний очаг и огонь в нем были главной святыней и ценностью семьи, символом единения и благополучия.

Большую семью так и называли — «цханан цийнан нах», что в переводе с чеченского значит «люди одного огня».

В далекие времена хозяйкой огня была женщина, и, соответственно, первое место у чеченцев принадлежало жене. Затем общественные нормы изменились, и главенствующее место у очага занял мужчина, оттеснив женщину ровно настолько, чтобы она могла готовить на огне пищу.

С домашним очагом у чеченцев было связано множество обрядов.

Перед трапезой они бросали в очаг лучшие куски пищи и просили о благополучии семьи. А после — скармливали огню крошки хлеба и остатки пищи, ведь «хлеб — дар Всевышнего», и через сожжение он как бы возвращается к нему.

Невеста, уходя из родительского дома, выполняла обряд прощания с родительским кровом: трижды обходила очаг с закрытым лицом. Затем родственник жениха, пришедший за невестой, брал ее за руку, касался очажной цепи и тряс ее — это символизировало разрыв девушки с отчим домом.

Иллюстрация: Елена Морозова

Если в семье случалась радость, из очага брали тлеющее полено и обводили им вокруг. Древним нахам казалось, что таким образом они отгоняли завистливых злых духов.

В случае смерти члена семьи огонь гасили и три дня не готовили пищу. Отголосок этого ритуала жив до сих пор — в доме умершего во время похорон и поминок еду не готовят.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Праздник Священного дуба

В конце декабря многие ломают голову: что приготовить на новогодний стол и как развлекаться на празднике? А вот ингуши в старину этими вопросами не задавались. У них все ходы были записаны заранее

У чеченцев преступление, совершенное в помещении с очагом, считалось самым тяжким. Даже кровную месть не совершали вблизи очага, а если кровник успевал дотронуться до очажной цепи, его должны были принять как гостя.

Очажная цепь считалась, как и сам очаг, священной. Если кто-то обнимал чужую очажную цепь, это значило, что человек ищет защиты или желает стать названым братом.

К глубокой древности относится и важный новогодний ритуал — обновление огня в очаге. Все блюда для праздника готовили только на новом огне.

В очаг клали неразрубленное длинное бревно, чаще всего дуб. Длина бревна служила мерилом продолжительности праздника. Когда прогоравшее бревно в очаге сокращалось до таких размеров, что за ним можно было закрыть дверь, в доме начиналась праздничная вечеринка. Бревна укорачивались у кого-то раньше, у кого-то позже — поэтому праздник приходил в каждый дом.

Праздник богини Тушоли

К древним языческим временам относятся обряды почитания богини Тушоли — покровительницы весны, плодородия и деторождения.

Праздник в честь богини проходил в последнее воскресенье первого месяца весны. Этот день связывали с прилетом первой весенней птицы — удода. Чеченцы называли его «курица Тушоли», считали священной птицей, никогда не убивали и почитали за счастье, если удод совьет гнездо у них на чердаке или где-либо во дворе. Это считалось хорошей приметой.

В этот день женщины просили богиню: «Тушоли, дай нам благодать свою. Сделай так, чтобы неродившие родили детей, а родившихся оставь в живых. Пошли нам обильный урожай, пошли дождь масляный, солнце целебное».

Обряды в честь Тушоли проводили в святилищах, где хранили идол богини и особую хоругвь. Древко для нее брали в заповедной роще, куда нельзя было ходить без особого разрешения и где не разрешалось рубить деревья и пасти скот.

Люди приносили в святилище оленьи рога, пули, восковые свечи. Приношения освящал жрец, одетый обязательно в белое.

В период распространения в Чечне ислама культ богини Тушоли был официально запрещен.

Лили Магомаева

Кем считают в Чечне убийцу французского учителя? Би-би-си отвечает на вопросы о похоронах Абдуллаха Анзорова

Автор фото, GROZNY.TV

В субботу в чеченском селе Шалажи похоронили Абдуллаха Анзорова, совершившего в октябре теракт во Франции. Анзоров обезглавил учителя одной из парижских школ, после того как тот показал своим ученикам на уроке карикатуру на пророка Мухаммеда. Власти Чеченской республики с самого начала осудили теракт, при этом глава региона Рамзан Кадыров призвал не провоцировать верующих и не задевать их религиозные чувства.

Действительно ли похороны Анзорова провели в Чечне с особыми почестями и как местные СМИ комментируют произошедшее? Русская служба Би-би-си собрала ответы на основные вопросы.

Российские СМИ пишут, что на похороны пришло 200 человек. Это много?

Короткий ответ - нет. В регионах Северного Кавказа выразить соболезнования семье умершего всегда собирается несколько сотен человек. Это не только родственники, но и знакомые, коллеги, соседи, бывшие соседи, родственники снох (невесток), зятьев, представители рода и многие другие. Если умерший был известным в регионе представителем духовенства или просто был широко известен и уважаем, то на похороны может прийти больше тысячи человек.

На три дня в доме умершего открывают настежь ворота, при этом в знак солидарности с его семьей дворы могут открыть и соседи.

"Тем более, он (Абдуллах Анзоров) - представитель тейпа Чинхой, а в селе Шалажи, где прошли похороны, этот тейп составляет большинство", - пояснил Би-би-си Мааз Такаев, учитель одной из чеченских школ (имя собеседника изменено по его просьбе).

На кадрах с похорон, показанных телерадиокомпанией Грозный, видно, что во дворе Анзорова сидят и принимают соболезнования около 20 мужчин. Один из родственников объясняет, что людей могло бы быть больше, но семья Анзорова попросила всех остаться дома из-за эпидемии коронавируса.

Правда ли, что похороны Анзорова прошли с особыми почестями?

Похоронные и погребальные обряды в Чечне проходят по обычному сценарию - вне зависимости от того, кем был умерший при жизни. На записи, опубликованной в соцсетях, видно, как несколько десятков мужчин идут с телом Анзорова и читают молитвы на арабском языке.

Шествие мужчин, несущих тело умершего на кладбище, также обычное явление на мусульманских похоронах. По запросу "чеченские похороны" в Youtube можно увидеть примеры шествий и пения молитв, в которых участвуют сотни человек.

Сейчас в Чечне "особой почестью" можно считать разве что присутствие на похоронах представителей руководства или официального духовенства республики. В сюжете чеченского ТВ не видно ни тех, ни других.

"Те, кто хоть раз кого-то хоронил в Чечне, понимают, что на видео идут обычные похороны, и нет там ничего экстраординарного ни для Чечни, ни для близлежащих регионов", - пишет в своем телеграм-канале о похоронах Анзорова живущий во Франции чеченский историк Майрбек Вачагаев.

Власти Чечни оправдывают убийство, которое совершил Анзоров?

Напрямую нет, однако появление сюжета о похоронах на телеканале, почетным президентом которого является Рамзан Кадыров, может говорить о том, что власти не считают Анзорова террористом. Руководство республики несколько раз открыто заявляло, что террористов нельзя хоронить по мусульманским обычаям. "Тела террористов и убийц можно хоронить только за пределами кладбища. Муллам и кадиям районов и населенных пунктов республики категорически запрещено совершать погребальные обряды в отношении таких лиц", - цитировало в 2012 году издание "Кавказский узел" представителя Духовного управления мусульман Чечни.

Сам Рамзан Кадыров сразу после событий в Париже написал в своем телеграм-канале, что осуждает террористический акт и выразил соболезнования родным погибшего. При этом он подчеркнул, что в основе случившегося - провокация, в результате которой были оскорблены религиозные верования. "Выступая категорически против терроризма в любых проявлениях, я призываю не провоцировать верующих, не задевать их религиозные чувства", - заявил тогда Кадыров.

О провокации, жертвой которой стал Анзоров, говорит и автор сюжета, вышедшего 7 декабря на ЧГТРК. В нем родственники Анзорова рассказывают, что парень с детства был религиозным, соблюдал все обряды и не смог снести оскорбления в адрес пророка.

"Когда оскорбляют религию, кто-то один может не выдержать и пожертвовать своей жизнью. [...] Он сделал это, потому что у него хватило на это мужества", - говорит родственник Анзорова - Нурди Анзоров.

Оценки личности, которые дал Анзорову телеканал "Грозный", пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал неверными. "Это преступление является неприемлемым и достойно осуждения", - сказал Песков.

Чеченцы считают Анзорова героем?

Открыто об этом почти никто не говорит. Сразу после убийства в Париже в соцсетях появились отдельные посты, посвященные Анзорову. В одном из коротких видео его сравнивают с Юсупом Темерхановым - чеченцем, умершим в тюрьме, где он отбывал срок за убийство Юрия Буданова. Но если постов о Темерханове в "Инстаграме" несколько тысяч, то по хэштегу "Анзоров" можно найти 19 публикаций, 11 из которых появились за последние двое суток и посвящены похоронам.

Кроме постов в соцсетях, кумиров на Кавказе принято "увековечивать" наклейками на заднем стекле автомобиля. В октябре в соцсетях появилось минимум две фотографии машин с изображением Анзорова. На одной из них его фото сопровождает подпись: "Анзоров Абдуллах Абуезидович защитил честь пророка Мухаммада".

Автор фото, WHATSAPP

На прошлой неделе в соцсетях распространилась новость о том, что улица в селе Шалажи, на которой живут родственники Анзорова, была переименована в его честь. Как стало известно Би-би-си, табличка с новым названием улицы действительно появилась, однако её быстро убрали. По словам родственников, они не знают, кто это сделал.

Глава села Шалажи Салман Магомадов, отвечая на вопросы издания "Подъем", сказал: "Для всего исламского мира он - герой".

Власти Чечни помогли семье Анзорова привезти его тело из Франции в Чечню?

Да, об этом родственники Анзорова рассказали в беседе с журналистами телеканала Грозный. "Мы два месяца ждали тело Абдуллаха. Власти приняли участие и с милостью Всевышнего Абдуллаха привезли и похоронили. Если бы власти не помогли, ничего бы не получилось", - сказал родственник Анзорова Бекхан Хахаев.

Это не первый случай, когда власти Чечни возвращают на родину тела умерших за пределами республики или людей, не имеющих возможности вернуться самостоятельно.

В июне этого года из Турции спецрейсом была возвращена женщина, которая не могла лететь самостоятельно из-за проблем со здоровьем. Позже в Чечню из Киргизии с помощью властей вернулся 81-летний Данги Битаев. Мужчина попал в Киргизию в 1944 году во время депортации и последние годы жил в доме престарелых в Бишкеке.

Когда речь идет о возвращении тел погибших, чаще всего это беженцы, которые уехали в Европу во время чеченских войн. При этом случаи возвращения останков известны еще с 50-х годов XX века, когда на родину из мест депортации отправляли тела ингушей и чеченцев.

Как пишет "Кавказ Реалии", в Европе чеченцы зачастую помогают подготовить к погребению тело, уладить все бюрократические формальности и отправить его на родину - бесплатно.

"Здесь [в Европе], когда предают земле, кладут в гроб и также левой стороной укладывают. А дома, по исламским традициям, как положено, хоронят без ящика. И мы всячески стараемся доставить тело умершего на родину. Во времена пандемии коронавируса мы были лишены такой возможности, и поэтому в силу сложившихся обстоятельств нам пришлось хоронить и тут. А потом, когда уже пошел спад, мы вывозили через Стамбул, оттуда в Москву двоих соотечественников", - рассказал изданию живущий в Австрии чеченец Сайд-Амин.

У вайнахов так принято… | Dagpravda.ru

Чеченцы – народ (численностью более полутора миллионов человек), в большинстве своем проживающий на Северном Кавказе. Принято считать, что основу его составляют 156 тейпов, которые постепенно расширялись, кроме того, из них выделялись новые. И сегодня на вопрос: «Откуда он?», молодой чеченец всегда называет аул, из которого происходит его род.

Несмотря на трагические страницы в истории, чеченскому народу во многом удалось сохранить свои традиции и культуру, передав ее молодому поколению. В этой публикации мы расскажем о разных традициях и обычаях чеченцев, и наш читатель сможет сам убедиться, что во многом культура и быт народов Дагестана и Чечни схожи.

Чтобы рассказать о различных адатах чеченцев, мы обратились к работам различных этнографов. Очень ценный материал мы нашли у известного ученого Чечни Саид-Магомеда ХАСИЕВА. На основе его публикаций и подготовлена данная статья.

Гость – посланник Аллаха

Сегодня одной из главных традиций чеченского общества, как и дагестанского, является сохранение семейного этикета и уважение к гостям. Чеченцы говорят: «Куда не приходит гость, туда не приходит и благодать», «Гость в доме – радость»…

Обычаю гостеприимства чеченцы следовали всегда, не забывают о нем и сегодня. Так, в современных семьях по-прежнему гостям всегда предлагают специальную гостевую пищу – отварное мясо с галушками – жижиг галныш.

Очень интересным обычаем для многих других народностей является обычай подарка гостю. Если гостю понравился какой-либо предмет в доме, то хозяин тут же должен предложить ему его, подарить.

Чеченская женщина

Некоторые люди ошибочно предполагают, что права чеченских женщин ущемляются. Однако это не так. Женщина, являющаяся матерью достойных сыновей, имеет право принимать равное участие в совете мужчин.

Вообще в чеченском обществе особо строго соблюдаются все традиции, которые касаются женщин. Например, когда в дом входит посторонняя женщина,  все мужчины должны встать. Если женщина приехала в гости, то в отношении нее все церемонии и приличия соблюдаются с особенной тщательностью.

Если вместе идут мужчина и женщина, женщина должна идти на шаг позади мужчины. Объясняется этот обычай тем, что в древние времена мужчина должен был первым встретить опасность.

Повседневный этикет

Если идут вместе двое мужчин, то младший должен идти слева и на полшага позади. Объясняется это тем, что младший должен прикрыть левую, незащищенную сторону старшего. Если идут вместе трое мужчин, то старший идет посередине, а младшие по бокам, чуть поотстав.

Мужчина при посторонних людях ни в коем случае не должен брать на руки своего ребенка или ласкать его словами или прикосновениями. То же самое относится и к матери. Если маленький ребенок заплакал или закапризничал, мать должна унести или увести его в другую комнату.

Младший не должен пересекать дорогу старшему, а должен остановиться и пропустить его, почтительно поздоровавшись. Женщина должна пропускать мужчину.

Считается крайней бестактностью, если младший перебьет старшего или затеет разговор со старшим без его просьбы или разрешения.

Невестка должна накормить мужа, лишь накормив предварительно его родителей, если они все живут в одном доме или в близком соседстве.

Считалось позором и малодушием обнажить оружие на обидчика и не нанести удара. Поэтому чеченцы только в самых крайних случаях брались за оружие.

Нищим надо подавать в любом случае, даже если ты подозреваешь, что они мошенники, а не люди, нуждающиеся в поддержке.

Нельзя приманивать животных пустой ладонью: обмануть бессловесную живность или маленького ребенка – презренный поступок.

Если любая девушка обратится к юноше или мужчине со словами «стань мне братом», они должны решить любые ее проблемы, даже с риском для жизни.

Юноша и девушка могут встречаться только на людях, в общественных местах.

Если отец обнаруживает, что его сын закурил, то он через мать предупреждает его о недопустимости курения, и сын немедленно бросает курить.

Найденную вещь или деньги нужно при свидетелях отдать сельскому мулле, чтобы он нашел того, кто потерял их.

Если дети поссорились или устроили драку, то родители должны в первую очередь отругать своих детей, не разбирая, кто из них прав или виноват.

Прикоснуться к папахе мужчины считается тяжким оскорблением, оно приравнивается к пощечине.

Перебить говорящего – проявление неуважения к нему. В крайних случаях, когда обстоятельства того требуют, нужно сказать говорящему: «Не забудь свое слово».

Согласно чеченским традициям, готовить ежедневно и на праздники должна исключительно женщина. Лишь на похоронах в основном готовят мужчины, что связано с отсутствием чеченок в основной части церемонии. В традиционных чеченских семьях женщина всегда принимает пищу после главы семьи, в современных – нередко все обедают за одним столом, однако дань уважения главе семейства неизменно присутствует.

Раньше, по традиции, юноша и девушка встречались у родника, поскольку в представлении чеченского народа родник дан людям от создателя. Встречаясь у источника, влюбленные провозглашали стремление, чтобы их отношения были чистыми, как его воды.

Стоит отметить, что сегодня, как и двести лет назад, чеченец очень остро реагирует на нецензурную брань в адрес женщины, воспринимая это как оскорбление.

Среди других традиций, веками почитаемых чеченским народом, следует отметить особое внимание к больному. Больного человека всегда посещают все друзья и знакомые, поддерживая его материально и морально, вне зависимости от возраста заболевшего. Неприлично приходить к больному с пустыми руками. Рядом с больным чеченцы не говорят о недугах, наоборот, стараются его рассмешить. В период болезни чеченца его родственники и друзья ведут его дела, а в сельской местности – собирают урожай и колют дрова.

Согласно чеченским обычаям, мужчина должен обладать такими качествами, как немногословие, неторопливость, выдержанность, осторожность в высказываниях и в оценках людей. Именно сдержанность – основная черта чеченского мужчины. По обычаю, он не будет даже улыбаться жене при посторонних и не возьмет при знакомых ребенка на руки.

Еще одной отличительной чертой чеченцев является внимательность при встрече. Первым делом каждый чеченец спросит: «Как дома? Все ли здоровы?» При расставании и сегодня считается правилом хорошего тона спросить: «Нужна ли моя помощь?» Особенно важно предложить помощь человеку пожилому и просто старшему по возрасту.

Свадебные обычаи

Стоит назвать пару ключевых моментов, касающихся чеченской свадьбы. Первое и главное условие – жених на свадьбе не показывается. Он сидит в специально отведенной для него и его друзей комнате и веселится с ними там. В лучших традициях он не должен показываться даже своим родственникам, не говоря о родителях.

Устраивать свадьбы можно по средам, субботам и воскресеньям, а продолжается традиционная свадьба три дня.

Отдельный обряд, который, по всей видимости, никогда не покинет чеченское общество.

Называется этот обряд «развязывание языка». Мужчины по очереди подходят к невесте, рядом с которой заранее стоит девушка с подносом и водой. Гости шутят с ней и всячески пытаются ее разговорить. Невеста же все это время должна скромно молчать. И только на вопрос: «Можно я выпью этой воды?», она должна ответить: «Пейте на здоровье!», а мужчина, отпив, кладет невесте на поднос деньги. Стоит отметить, что здесь нет никакой определенной суммы. Каждый дает столько, сколько может себе позволить.

После этой необычной процедуры  девушка имеет право разговаривать с этим мужчиной дальше, но должна делать это очень аккуратно и скромно, так как болтливость считается крайней степенью невежества.

Надо также отметить, что в течение всей жизни невестка не может звать родственников мужа по имени. Она придумывает им другие. Эта старинная традиция показывает уважение девушки к новой семье. Она также не вправе повышать голос на родственников, спорить с ними, ругаться. Можно не просто прослыть дурной женщиной, но и рискнуть стать разведенной.

Как и раньше, в чеченском обществе не много разводов. Женщина делает все возможное, чтобы не дать мужу повода объявить развод. Именно поэтому чеченские семьи – одни из самых крепких на Кавказе.

… Таким образом, несмотря на тяжелую историю, чеченскому народу удалось сохранить свои традиции и культуру. Безусловно, ход времени внес свои коррективы, но обычаи воспитания в семье, гостеприимства, уважения женщин по-прежнему доминируют среди чеченцев. И значит, время меняет все к лучшему, проверяя народ на прочность моральных принципов и подтверждая чеченскую пословицу: «Тот, кто не идет в ногу со временем, тот рискует попасть под его колесо».

Вопросительный брак – Огонек № 20 (5373) от 25.05.2015

Почему "свадьба века" стала ударом по чеченским традициям

Ольга Алленова

История 17-летней жительницы Ножай-Юртовского района Чечни показала, что Чечня для России — непонятный, неизвестный, странный регион, в котором "все, не как у людей". Эта история еще раз подтверждает, что в России нет единого информационного и культурного пространства.

Для большинства россиян неулыбчивая невеста, отвернувшаяся в ЗАГСе от жениха и глядящая в пол,— это прямое свидетельство нежелания брака, свидетельство насилия над невестой.

На самом деле это совсем не так. На Кавказе и, в частности, в Чечне свадьбы — это мероприятие для родственников, а не для молодых. Жених и невеста на свадьбе не веселятся, а выполняют довольно скучные обязанности: девушка всю церемонию стоит в углу, не улыбаясь и не глядя на мужчин, а жених не может к ней подойти и взять ее, например, за руку. Со стороны это выглядит как равнодушие друг к другу, но так положено.

Вообще, во многих кавказских обществах публичное проявление чувств по отношению к мужчине или женщине — свидетельство несдержанности и легкомыслия, поэтому и о чувствах здесь на публике не говорят.

Сила традиций

В чеченской семье муж и жена не называют друг друга по имени (во всяком случае, на людях). Женщина вообще не может называть по именам родственников супруга — в ее лексиконе есть только такие слова, как "мама", "папа", "брат", "деверь", "сват". Сестер мужа она называет "хорошая девушка", "младшая девушка" — в чеченском языке это выглядит уважительно и мило. Для чеченской традиции также характерно использование двух имен, так что нет ничего удивительного в том, что девушку родные и друзья называют Хедой, а в паспорте она записана Луизой. Корни этих национальных особенностей уходят в далекое прошлое. Как многие другие народы, вайнахи боялись внешнего мира, считая его враждебным, и такое отношение обусловило закрытость общества от чужаков. А это, в свою очередь, как бы законсервировало общество, защитило его от сильного внешнего влияния, сохранило древние традиции и обычаи. Например, чеченский мужской обряд "зикр" многие ученые связывают с древним почитанием культа солнца, а наличие двух имен у многих чеченцев можно объяснить стремлением оградить ребенка от враждебного чужого глаза. Вообще, многие чеченские обряды таят в себе элементы древней языческой культуры. Например, под матрасом детской кровати можно найти ножницы (от сглаза), а стрельба вокруг невесты объяснялась стремлением отогнать от нее злых духов. Сейчас эти обычаи уже не несут той смысловой нагрузки, как раньше, но в чеченских семьях их стараются тщательно соблюдать.

Кстати, молодые мусульмане, уехавшие в свое время на обучение в исламские страны, а потом вернувшиеся в Чечню, видят некоторую разницу между чеченскими адатами и исламскими нормами, и многие из них, став сторонниками "чистого ислама" (без примесей национальных традиций), на этой почве даже вступают в конфликт с родственниками и властями.

Многоженство — одна из довольно острых тем для чеченского общества. Многоженство здесь не распространено и никогда не было социальной нормой. Еще пару десятков лет назад мужчина, имевший двух жен, становился местной знаменитостью, причем не в самом позитивном контексте. Считалось, что горец должен бороться с соблазнами и хранить верность семье. Чеченская женщина была прекрасно защищена адатами. Даже выйдя замуж, она оставалась "подчиненной" своей семье, а муж не становился ее полновластным хозяином. Если муж обижал или притеснял жену, то он имел дело с ее родственниками по мужской линии — любое насилие в отношении женщины каралось и даже приводило к объявлению кровной мести. Поэтому случаев насилия над женщиной было крайне мало, и, выходя замуж, девушка была уверена в своей безопасности. Собственно, браки в Чечне всегда в первую очередь заключал мулла, а в ЗАГСы шли потом или не шли вовсе. Здесь считается, что справка из ЗАГСа никогда не защитит женщину так, как защитит адат. Развестись с женой мужчина мог, только если она очень серьезно провинилась или не могла иметь детей. В случае развода мужчина должен был сообщить причину всему ее семейству. Просто так развестись с женой, потому что она надоела, никому бы не пришло в голову — это стало бы оскорблением не только самой женщины, но всего ее рода.

О роли женщины в чеченской традиции свидетельствует хотя бы тот факт, что даже самую горячую кровную вражду могла остановить чеченка, бросившая платок между врагами. После такого обряда кровная месть заканчивалась.

Новая мода

Положение женщины стало меняться с появлением моды на шариатские браки, говоря другими словами, на многоженство. Некоторые чеченские деятели заговорили о том, что в республике, пережившей две войны, нужно больше рожать и что мужчина может брать молодую жену, когда первая уже не в состоянии выполнять репродуктивную функцию. Стало модным говорить и о том, что мужчина по природе своей полигамен и лучше ему иметь несколько жен, чем любовниц, потому что жены — это похвально, а любовницы — порицаемо. И еще говорили, что многоженство — удобный социальный институт, который позволяет оградить женщин от мужских измен на стороне, переживаний и случайных болезней.

За годы, проведенные в Чечне, я слышала такие доводы неоднократно. Однако мужчины, приводившие эти доводы, все же жили с единственными женами, а их жены, когда я спрашивала их о многоженстве, выражали явное нежелание видеть в доме соперниц. Оказалось, что такое настроение женщины не просто крайне важно, именно от нее в итоге зависит, сможет ли муж привести в дом вторую жену. Если женщина не согласна, то о второй жене не может быть и речи. Кроме того, нужно учитывать еще авторитет родственников и их отношение к многоженству. В чеченском доме главной женщиной является мать мужа. Невестки ей подчиняются и, как правило, завоевывают ее расположение. Противостоять этому женскому союзу мужчине будет сложно, а кроме этого он вряд ли захочет огорчать свою мать, которая пользуется в местных семьях безграничным уважением.

Ну и наконец, большинство чеченцев прекрасно знакомы с шариатскими нормами, а поэтому знают, что многоженство — это в первую очередь обязанности, а потом уже удовольствия. Мужчина, имеющий двух жен, должен обеспечить каждую из них отдельным жильем, одеждой, деньгами. Ни одной из своих жен он не может отдавать предпочтение — ни в количестве бриллиантов, ни в количестве проведенных с нею часов. Если одну ночь мужчина проводит с одной женой, то вторую он обязан провести с другой. Если женщина почувствует себя обиженной, она может пожаловаться мулле или родственникам. Однажды я познакомилась с семьей, которая жила по шариатским законам. Это, правда, было не в Чечне, а в одной из соседних республик. Мужчина, священнослужитель, объяснил, что взял вторую жену только с согласия первой. От первой жены у него было трое детей. Вторая жена была немного моложе, стройнее, долго не могла выйти замуж, а незадолго до брака приняла ислам. Обе его любили, жили в разных домах, но дружно, созванивались, ходили друг к другу в гости. Я спросила его, как удается сохранить между ними мир, он ответил: "Ни одна из них не чувствует себя обиженной". Мне было сложно это понять, потом я, общаясь в разное время с его женами, спросила, почему они не ревнуют мужа друг к другу. Каждая из женщин по секрету сказала, что на самом деле муж любит ее больше, чем вторую, но он не может это показать, потому что это противоречит шариату и будет считаться грехом.

Собственно, рассказывая эту историю, я всего лишь хочу объяснить, что многоженство, одобренное шариатом, требует от мужчин огромных финансовых и душевных сил, а также времени, в мире существует не так много мужчин, которые способны пойти на такие жертвы ради возможности иметь вторую или третью жену.

Свадьба или похороны обычая?

Но чеченская история, прогремевшая на всю страну, совершенно не об этом. Она даже не о том, что Чечню России не понять, аршином общим не измерить. Эта история о том, как легко можно разрушить сложенные веками народные традиции.

С юридической точки зрения "свадьба века" была почти безупречной — жених расписался с несовершеннолетней невестой в ЗАГСе, зрителям продемонстрировали штампы в новеньких паспортах, а это значит, что с первой женой полицейский либо успел развестись, либо никогда не оформлял юридического брака, либо у него не один паспорт. На фото, которое распространили в Instagram гости свадьбы, обе женщины находятся рядом — первая жена сидит на стуле и выглядит спокойной, даже слегка улыбается, а вторая стоит за ней, прячет глаза. Или вот еще фото, где первая жена танцует со своим мужем на свадьбе его второй жены. Это не может не обидеть вторую жену. Создается четкое ощущение, что девушку и ее семью не уважают и что ее берут не женой, а наложницей. Впрочем, все это эмоции и предположения, а паспорта со штампами нам показал крупным планом телеканал LifeNews.

Есть, правда, еще одна неприятная деталь в виде грозненской журналистки, которая, как оказалось, проводила церемонию бракосочетания в ЗАГСе, что делает всю церемонию незаконной. Но я не удивлюсь, если выяснится, что девушка, имеющая орден от Рамзана Кадырова за журналистские подвиги, оформлена на полставки и сотрудником ЗАГСа. Журналистика нынче стала универсальной профессией, а журналист теперь не только рассказывает новости, он еще их создает.

Тем не менее при всей внешней благопристойности свершившейся свадьбы мы видим событие, разрушающее чеченские традиции и само общество.

Сегодня чеченские власти убеждают общество в том, что многоженство — это социальная норма, принятая в регионе; что журналистские публикации на эту тему являются "вмешательством в частную жизнь" и "нарушением традиций"; что 17-летнюю девушку зовут Луиза, а не Хеда, что ее жениху не 57, а всего 47; но при этом общество не знает ответа ни на один из по-настоящему важных для него вопросов. А вопросов много. Была ли девушка согласна на этот брак и почему она выглядит, как на похоронах? Я знаю о предписанном чеченской невесте поведении, демонстрирующем скромность, но совершенно потерянный вид ножай-юртовской жительницы слишком явно не вписывается в облик девушки, добровольно вступающей в брак. Почему на вопрос журналиста "Новой газеты" Елены Милашиной, заданный еще в апреле, жених ответил, что не собирается жениться на несовершеннолетней, а через пару недель, когда в дело вмешался глава Чечни, резко передумал? Выходит, жених и невеста не хотели этого брака, а глава республики заставил их в него вступить? Была ли согласна на этот брак первая жена начальника Ножай-Юртовского РОВД? Не будут ли ущемлены права обеих женщин и их детей в этом союзе? И почему, если в Чечне не принято расписываться в ЗАГСе, 17-летнюю невесту в предобморочном состоянии первым делом потащили в ЗАГС, устроив из семейного торжества шоу на всю страну? Зачем, наконец, в ЗАГС притащили жениха, который, по чеченской традиции, вообще не должен появляться на свадьбе и видеть невесту? Почему жених танцует на собственной свадьбе с первой женой, хотя это грубо противоречит чеченским традициям? Получается, что чеченские власти говорят нам о сохранении национальных традиций, которые пытаются попрать "либералы", но сами же эти традиции и нарушают?

И если помпезную свадьбу, противоречащую всем чеченским обычаям, устроили только для того, чтобы потешить задетое самолюбие главы республики, то не оскорбительно ли это для девушки, для ее семьи и для всего чеченского народа?

На самом деле это ключевые вопросы, которые лежат в основе многовекового института чеченских браков, и именно ответы на эти вопросы должны волновать чеченское общество. Только счастливые женщины могут рожать счастливых детей, и только от них, по сути, зависит будущее народа. Если женщина в обществе становится разменной монетой, товаром, средством свести счеты и утолить амбиции, то будущего у такого общества нет.

Но, вместо того чтобы задать эти вопросы и найти на них ответы, местные журналисты, вслед за Рамзаном Кадыровым, клеймят "Новую газету", либералов, невежественных россиян, не понимающих "традиций". По сути же они сейчас отстаивают право мужчин, имеющих безграничную власть, брать в жены несовершеннолетних девочек против их воли и вопреки желанию своих немолодых жен.

А вот это уже — действительно серьезный удар и по религиозным традициям, и по национальным.

ЧЕЧНЯ. Похоронный обряд чеченцев

ЧЕЧНЯ. У горцев, как и вообще у всех мусульман, обряды брачные и похоронные главные, а потому постараемся описать один из них - похоронный. Как только человек умирает, мулла или другой близкий усопшему подвязывает покойнику челюсть, укладывает его ногами на юг, головой на север и читает предсмертную молитву «ясин».

На крики и плач членов семьи приходят все соседи, родственники и близкие усопшего, даже из соседних сел. В прошлом женщины обязательно оплакивали покойника. С усилением исламских традиций обычай оплакивания постепенно угасает.

Важной процедурой считается церемония принятия соболезнования - «тезет». Обряд похорон официально продолжается три дня, но покойника обязательно хоронят в день смерти, если он не умер во второй половине дня. Под навесом, который традиционно строится у чеченцев для этих целей, ставят длинные скамейки, усаживают только стариков - «верасаш», которые принимают соболезнование «каДам» - это отзывчивое отношение к переживаниям, несчастью Другого, выражаемое словами и поступками -«РазДеляю Ваше горе», «Чем я могу Вам помочь?», «ВсегДа можете на меня рассчитывать» и т.д.

Люди, приходящие на похороны, как женщины, так и мужчины, обязательно должны быть в головных уборах.

Часть молодежи занимается жертвоприношением: режут скотину и раздают односельчанам мясо жертвенного животного - «БуьйДа саг1аДаккхар». А женщины в это время делают халву «хьовла» и лепешки с творогом «ч1епалгаш», которые тоже раздают соседям, односельчанам. Все это делается до того, как похоронят покойника. Рано утром семерых молодых мужчин посылают на кладбище - копать могилу.

Особо следует сказать о подготовке могилы «каш». Ее с давних пор копают в глубину до двух метров, могилу для женщин - немного глубже, чем для мужчин. «Отсюда берет корни древнее поверье чеченцев, что опасность для женщин идет с неба, и для того, чтобы уберечься от нее, женщина-чеченка стала надевать на голову платок. На это же так или иначе указывает и другой обычай - копать могилу покойнице-чеченке на один штык глубже, чем мужчине. Опять же с одной-единственной целью - уберечь ее от напастей, идущих с неба. Мужчине-чеченцу, напротив, опасности следовало ждать от земли. По этой причине не рекомендовалось сидеть на земле, тем более спать на ней. В то же время считалось, что женщине земля благоволит, питает ее своей энергией. Вот почему мужчины-богатыри в чеченских мифах и героических сказаниях при единоборстве с женщинами-богатырями стараются оторвать своих соперниц от земли, чтобы, лишив их помощи покровительницы-земли, победить. Подобными примерами изобилует и западная, и древнегреческая мифология». На дне могилы сбоку делают нишу, в которую укладывают покойника, потом нишу закладывают саманом или дубовыми досками, затем могилу засыпают землей.

В это время несколько человек занимается приготовлением к погребению покойника «дакъа»: его старательно купают (мужчины - мужчин, женщины - женщин), во время купания умершего читают аят из Корана, омовение производят в специальном наклонном корыте с мылом, надев на руки перчатки. По окончании омовения отдельные части тела покойника обкладывают ватой, заворачивают покойника в саван «марчо» и завязывают на макушке, в талии и у ступней тесемкой или бечевкой. Обычно эта процедура поручается человеку, знающему ритуал омовения, после чего он получает вознаграждение за свой труд: отрез, полотенце или деньги.

Как только ритуал омовения завершается, особое внимание уделяется использованной воде, перчаткам, мылу и вещам, снятым с покойника. Это поручается одному из родственников, он должен воду сразу вылить в огороде. А вещи, которые были на умершем, вместе с использованными перчатками сжигаются, чтобы они не попали в плохие руки и не были использованы в черной магии.

Затем мужчины на носилках «барма» выносят покойника во двор, прикрыв его ковром или буркой, и делают намаз над усопшим «дакъа ламаз». После этого каждый, у кого есть что сказать об умершем, говорит о его богобоязненности, добрых делах и поступках.

Затем самые близкие из родственников-мужчин поднимают носилки «барма», исполняя зикр, уносят покойника на кладбище.

Женщины, проводив покойника до ворот, с плачем возвращаются в дом и продолжают оплакивать умершего. Плачи, причитания у чеченцев называются «белхар». В понятие «белхар» в основном входят плачи, непосредственно создаваемые женщинами. Мужчины на похоронах не плачут.

Когда похоронная процессия приходит на кладбище «кешнаш», там уже все готово: вырыта могила, подготовлены надмогильный памятник «чурт», саманные кирпичи и т.д.

На кладбище мулла читает отходную за1ам: старики, положив покойника у могилы, молятся, затем его опускают в нее и кладут в нишу, в боковое углубление -лахьта. После этого, развязав бечевку у головы, обнажают лицо покойника и прикладывают его к сырой земле. Ниша закладывается специальными досками или саманными кирпичами. Закладка эта называется упха. И могила быстро засыпается землей, образуя на могиле холм.

У изголовья покойника мулла снова читает похоронную молитву «за1ам», на холмик льют из кумгана воду, которая, по народному поверью, должна попасть в уши покойника.

Полив могилу водой, все участники обряда, за исключением близких родственников, покидают кладбище.

Алимы говорят, что после того, как вода попадает в уши покойника, он оживает, начинается допрос ангела - барт хаттар; и родственники, которые стоят у могилы, как бы служат опорой покойнику.

Семь дней подряд по утрам мулла идет на кладбище и читает молитву «ясин».

checheninfo.ru



Чеченская свадьба: обычаи и традиции | NUR.KZ

Чеченская свадьба: Pixabay

Современные чеченцы чтят древние традиции своего народа. Доказательство тому чеченская свадьба, которая проходит со строгим соблюдением обычаев. Как отмечают это важное событие, как к нему готовятся? За подсказками обратимся к исследователям традиций.

Досвадебные традиции

Раньше молодые люди знакомились на свадьбах родственников или коллективных работах. В современное же время молодежь находит друг друга где угодно — на работе, в образовательных учреждениях, в компаниях друзей, знакомится в интернете.

Приняв решение связать себя узами брака, парень и девушка сообщают об этом женской части родни. Девушка дает молодому человеку в знак согласия платок или кольцо, который он относит своей матери. Та, в свою очередь, может отправиться к маме невесты, чтобы сообщить радостную новость.

Теперь наступает момент сватовства. Какие традиции чеченского сватовства? Договорившись провести свадьбу, матери семейств рассказывают о намерениях мужьям. На сватовство отправляются несколько старейшин рода.

Чаще всего сваты идут не к родителям невесты, а в дом старейшины ее рода. Если он посчитает нужным, может привлечь к беседе отца девушки.

Во время первого визита сватов отправляют с миром, объясняя это тем, что нужно получить согласие девушки, переговорить с ее родственниками. Второй визит заканчивается победой — назначается дата свадьбы.

З. Хасбулатова в научной статье «Формы заключения брака у чеченцев в XIX — начале ХХ вв.» рассказывает, что раньше торжество проводили только зимой и осенью. Сейчас же сезон свадеб длится весь год. Исключение составляет месяц Рамадан.

Какие есть предсвадебные чеченские обычаи? Обязательными считаются такие действия будущих супругов и их родственников:

  • Семья жениха занимается планированием свадьбы, а девушка приступает к сбору приданого. В него входит одежда, украшения и подарки для родителей жениха.
  • Молодой человек готовит калым. Выкуп за невесту — обязательная предсвадебная традиция, как отмечает А. Плиев в статье «Женщина как объект и субъект в традиционной брачно-правовой культуре чеченцев и ингушей (1870–1970-е гг.)». Калым состоит из денег, чая, сахара, конфет.
Чеченская свадьба: YouTube/Чеченские Свадьбы Студия Шархан

Свадебные традиции чеченцев

Какие есть обычаи чеченской свадьбы? В день торжества брак в ЗАГСе практически никто не регистрирует. Туда отправляются через время. Некоторые пары и вовсе не ставят печати в паспортах, что совершенно не смущает их родственников.

Утром торжественного дня комнату будущей невесты окуривают благовониями, после чего она принимает ванну с травяными настоями. Затем девушка облачается в свадебное платье. Выбирают модели в пол с длинными рукавами, закрытым декольте и спиной. На голову повязывают платок.

Пока девушка приводит себя в порядок, к дому жениха подъезжает праздничный кортеж из дорогих машин. Самый роскошный автомобиль подготовлен для невесты. Кортеж отправляется в дом будущей супруги. Здесь мулла с молодыми читают суры из Корана.

В завершении церемонии молодожены отправляются в дом супруга, однако родственники жены не спешат пропускать автомобили. Они строят разнообразные препятствия, мешающие проезду. Чтобы освободить дорогу, жених вручает калым.

В доме новобрачного мулла завершает церемонию бракосочетания. На пути к жилищу мужа невеста находит метлу и ковер. Девушка забирает их, показывая, что она хозяйственная.

Как проходит чеченская свадьба? Банкет обычно проводят в ресторане. Из дома мужа невесту забирает шафер и отвозит к месту торжества. Ей уготовано специальное место в углу зала. Ей запрещено есть, пить и танцевать. Новоиспеченная жена молча наблюдает за торжеством, изредка улыбаясь. Новобрачному и вовсе запрещено появляться перед гостями. Торжество он проводит в отдельном зале с друзьями.

На празднике не всегда присутствуют родители жены. Для них это грустное мероприятие.

Остальные гости проводят время весело — танцуют и угощаются вкусными блюдами. За столом мужчины сидят отдельно от женщин. Представители сильной половины человечества размещаются справа, а слабого пола — слева.

Чеченская свадьба: YouTube/Чеченские Свадьбы Студия Шархан

Послесвадебные традиции

Какие есть послесвадебные чеченские обычаи? Когда торжество подходит к концу, пара отправляется в дом супруга и ждет прихода свекрови с другими родственниками со стороны мужа. Мать мужа дает невестке конфету, чтоб жизнь была сладкой, а остальная родня просит стакан воды и разрешения ее выпить, всячески пытаясь разговорить девушку.

Невестка говорит лишь тогда, когда дает напиться старейшинам. Друзья жениха выкладывают подарки, чтобы испить воды из ее рук. Эти презенты после обряда новобрачная отдает свекрови.

Если поблизости есть родник, на следующий день после свадьбы семейная пара с родственниками супруга отправляется к нему. В воду кладут лепешку, в которую стреляет кто-то из родственников мужчины. Согласно поверьям, девушку, которая впервые придет к роднику, будет подстерегать водяной. Лепешка — приманка, которая помогает избавиться от сущности. Теперь молодая супруга может ходить к водоему без страха.

Через месяц-два после свадьбы новоиспеченная супруга со свекровью и свекром посещают ее отчий дом. Родители накрывают стол, и вечер проходит за приятной беседой. Только после такого официального знакомства родителей невесте разрешено гостить у родни.

Во время этого визита обсуждается дата, когда в гости приедет молодой супруг. В назначенный день муж сначала устраивает застолье для мужчин со стороны супруги, а затем отправляется в другую часть дома, где его ждут женщины.

В этот момент новобрачного ждет самое тяжелое испытание: над ним будут подшучивать и делать разные каверзы. Женщины могут связать мужчине шнурки, подать пересоленную пищу, налить в обувь мед или вовсе отвести в курятник вместо комнаты, в которой проходит застолье.

К этим выходкам зять должен отнестись с особой выдержкой. Таким образом он показывает, что будет терпеливым и в семейной жизни.

Чеченская свадьба: YouTube/Чеченские Свадьбы Студия Шархан

Чеченские свадебные церемонии разнообразны и сложны, но все они базируются на проявлении уважения и демонстрируют щедрость. Супруги на свадьбе обязаны вести себя скромно и проходить множество важных ритуалов. Такая длительная и непростая церемония означает одно — серьезный подход к созданию семьи.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/leisure/holidays/1745032-cecenskaa-svadba-obycai-i-tradicii/

90 000 Маленькая Чечня в Гданьском Орунии. Несколько семей учатся жить вместе в Польше

Здесь есть маленький детский сад: Аннида и Хава, Айса, Эмир и Абдул Керим. Самая маленькая - Аида, она еще младенец.

Это все дети, живущие в чечено-таджикском доме в Орунии, Гданьск.

Мальчики Эмир и Абудль светлые. - Польша для белых? - громко спрашивает Хеди Алиева, повторяя глупый правый лозунг. «И мы белые, а не черные», - говорит он, смеясь, указывая на мальчиков.

«Вы должны уйти», - добавляет Алиева, указывая на мои черно-седые волосы. - Жили!

Отдача на мясо и электроэнергию

Пять семей из Чечни, одна из Таджикистана. Кроме того, 36-летний врач из Сирии, который сейчас работает в шашлыке. Но он надеется, что когда-нибудь здесь узнают его медицинские документы.

Из них составляется еда: мясо халяль, мука, сахар, рис, картофель, молоко. Они сами пекут вкусный хлеб. Вместе они оплачивают счета за электричество, воду и газ.Они также платят налог на недвижимость.

Хотя в одном доме в Орунии, на ул. Новости, в которых проживает более 20 человек, говорят, что здесь лучше, чем в разбросанных по всей Польше центрах для беженцев, которые они добровольно покинули. Они жили там несколько месяцев, в тесных комнатах, без интима, иногда в нечеловеческих условиях.

У них здесь тоже общая кухня и столовая, но они чувствуют себя как дома. Есть простор, у каждой семьи своя комната.

- Когда у меня проблема, всегда кто-то поможет, все рядом, - говорит чеченец Сайфуло, восхваляя такой образ жизни.

Мужчины работают физически в Гданьске: строительство, ремонт, шашлыки.

Один из них - Малик - программист из Чечни. Хеди надеется найти работу по профессии.

Женщины разные: большинство из них сидят дома с детьми и учатся здесь шитью. В чеченской культуре муж работает, а жена остается дома. Но если они научатся шить, они смогут пополнить зарплату мужей. Поэтому женщины планируют основать портной кооператив.

Аминат, сестра Хеди, вспоминает, что в Чечне ее платья продавались в модных магазинах по цене до 1000 долларов.Лучший материал, дорогие камни. Вот почему у Аминат есть две швейные машины в гостиной дома в Орунии, и она обучает молодых женщин торговле. Одна из молодых хвастается, что за неделю сшила уже три платья!

Те, кто может работать вне дома, чаще всего являются поварами, уборщицами и сиделками за пожилыми людьми.

- Здесь никто не хочет работать, мы хотим работать, - говорит Алиева.

Мечта о большом столе

Дети играют в коридоре, интересно заглядывая в гостиную.Здесь, за большим столом, совместный обед: восточные блюда из Чечни, таджикские деликатесы, вкуснейший хлеб и домашний лаваш.

В течение полутора лет никто из них не ел мяса в Польше, потому что не был уверен, есть ли халяль, то есть приготовлено ли оно по исламскому ритуалу. Теперь, когда они нашли нескольких турецких поставщиков, они ни о чем не жалеют. Холодильник полон!

Этот дом - идея Алиевой. Он уже несколько лет живет в Гданьске. До войны с Россией она изучала педагогику и право в Грозном, столице Чечни.Она начинала в Польше поваром и уборщицей. Сейчас она все еще ищет физическую работу с частичной занятостью, но также сотрудничает с Гданьским центром поддержки иммигрантов и иммигрантов (CWII) и Гданьским университетом. В Гданьском университете он работает с доктором Доротой Яворской с факультета социальных наук. В течение двух лет оба вместе писали статьи и статьи, проводили лекции и семинары для студентов, учителей и социальных работников.

Яворска также чувствует себя в Орунии как дома. Он объясняет тонкости польского закона о беженцах, переводит с русских слов Хеди и Аминат.

Каждый, кто живет в доме в Орунии, имеет право находиться в Польше. Здесь никого нет незаконно. Польское законодательство гласит, что они должны ждать не более шести месяцев для принятия решения о предоставлении статуса беженца, но на практике процедуры продлеваются до двух, трех, четырех лет. Людей подвешивают в вакууме: они надеются остаться, но в то же время знают, что их могут отправить обратно в Москву самолетом в любой момент (Чечня входит в состав Российской Федерации). В лагерях для иностранцев тяжело, условия тяжелые, тесновато.Это правда, что вы получаете еду и кровать, но первые полгода вы не можете работать, а деньги на карманные расходы составляют ... 70 злотых в месяц!

Кто-то покидает центр и ищет другую жизнь в Польше, кто-то на Западе. После выхода из центра польское государство дает им 750 злотых ежемесячное пособие на одного человека (1250 злотых для матери с ребенком; 1350 злотых для трех человек), но, конечно, все на аренду квартиры.

Алиева вспоминает, что после выхода из центра для беженцев она жила с семьей из 10 человек в двух комнатах на 40 метрах.Они могли это сделать.

- Тогда я мечтал о большом круглом столе, - говорит он. - Уметь есть в нормальных условиях, чтобы все могли вписаться. Но места не было. Теперь у меня наконец-то есть такой стол, - говорит он, указывая на застолье, раскинувшееся перед нами.

Пчеловод ждет работы

Сны разные. Например, Мухаммад хотел бы стать пчеловодом. «Я получил это в генах от деда», - говорит он, поправляя бейсболку на голове, делая его похожим на модного американца.- У дедушки был фруктовый сад, земля, он был фермером. Я разговариваю с одним местным фермером, у него есть ульи, бараны, может, он разрешит мне работать у себя дома. Надеюсь ...

Аминат мечтает о портновском кооперативе, чтобы она и другие женщины могли шить.

Хеди? Хеди мечтает о научной карьере, поехать на симпозиум в Грецию. И, конечно же, чтобы ее оранский дом, взятый в субаренду у города, становился все красивее. До недавнего времени здесь с потолка текла вода, треснули радиаторы. Сейчас мужчины все отремонтировали, перекрасили комнаты.Так что зима должна быть теплой.

Дом ухоженный. Хеди говорит, что заботится обо всех: семьи платят в коммунальную кассу, экономят воду и электричество и не расточают. «Я смотрю на них, как на опасную собаку», - смеется Хеди.

«Вначале я ошибся», - говорит он. - Приходили семьи, которые думали, что имеют право на все, и не хотели делать взносы.

Кроме того, мужчины не потерпели того факта, что Хеди был главным. Они ушли!

- У вас нет проблем с насилием в отношении женщин? - Я прошу.

- Я бы убил ! - угрожающе говорит Хеди по-русски. - Ни за что!! Я выбрал хороших людей. Среди чеченцев, как и везде, есть те, кто очень уважает своих жен, но есть и те, кто умеет их бить. Битья женщин в нашей стране не будет! И денег не забирают, как в лагерях беженцев, где мужчины берут свои деньги у женщин.

Хеди провела семинар для социальных работников из Гданьска о насилии в отношении мусульманских женщин: она объяснила им, как с этим бороться, что делать, откуда это насилие.В свою очередь, польские социальные работники скоро вернутся домой в Орунию и объяснят чеченцам, какие права у них есть в Польше, как они могут здесь заботиться о своих детях. Таких совместных инициатив - правовых, социальных, культурных - здесь должно быть больше.

Хеди говорит, что хочет, чтобы этот дом был больше, чем просто спальня и кухня. - Мои дома , - говорит он. - Не только жители. Мы хотим, чтобы это сообщество сохраняло свои традиции, но при этом знало о польских традициях.Тесное сотрудничество. Если поляки боятся мусульман, только близость между нами будет своего рода «контролем». Поставьте эту галочку в кавычки, - спрашивает он.

Еда или инструменты?

После обеда чай и сладкий медовый десерт. Аминат вспоминает войну с Россией: - Сколько человек погибло? 350-400 тысяч из нации-миллионника! А может и больше ?! Умерли самые лучшие, самые смелые, самые мудрые и красивые мальчики. Многие из нас уехали: в Англию, Германию, Финляндию и Польшу.Такая маленькая нация, а мы сейчас по всему миру.

Они больше не хотят говорить о политике и войне. Лучше о шитье, о платьях и хиджабах. Конечно, среди женщин сохранились чеченские обычаи: мне руку не здоровают, некоторые не соглашаются фотографироваться. Но они бегают за детьми, как польские матери.

Они говорят, что пытаются друг другу помочь. Местный бизнесмен с Ближнего Востока только что купил ускоренный курс польского языка для сирийского врача, чтобы он мог скорее вернуться в профессию.«Врач нам пока не помогает, но мы помогаем ему», - говорит Хеди. - Пусть это скоро изменится.

Мужчины мечтают о покупке инструментов для ремонта дома и работы. Но пока перед ними непростой выбор: еда или инструменты. - Так мы выбираем еду, - говорят.

Дети, как привыкли, красиво позируют для фото, интересуются фотоаппаратом, хотят видеть, как они остановились. Хеди говорит, что ее прекрасные внучки Хава и Анида могли рекламировать детскую одежду.- Если вы мне в этом поможете, пять процентов от контракта за вас, - смеется он.

Чеченские девушки рекламируют кофты и куртки в рекламном буклете для польских детей? Мне нравится эта идея ...

.

Ангел-хранитель чеченцев | openDemocracy

Брестский вокзал. Фото автора. Все права защищены.

В Бресте была ночь. В это время безлюдны улицы небольшого белорусского городка, расположенного в нескольких километрах от границы с Польшей. Дует сильный ветер. Двое мужчин молча переглядываются и переходят мост по рельсам. Снизу, с точки зрения огромной сталинской станции, они выглядят как две черные точки.

Они останавливаются в вестибюле вокзала. На первый взгляд он кажется пустым, но стоит лишь немного подождать, и среди узких рядов скамеек в зале ожидания можно увидеть силуэты женщин в хиджабе, окруженных толпой детей. Они пытаются заснуть, но каждые несколько часов их будит охранник. Это будет долгая ночь.

В Европе миграционный кризис сосредоточен в Средиземноморье. Ситуация на восточной границе Союза упоминается редко. Между тем, каждый день около сотни человек, спасающихся бегством из Чечни от репрессивного режима Рамзана Кадырова, испытывают здесь удачу, надеясь, что им удастся попасть в Европейский Союз по так называемому восточному миграционному маршруту через Беларусь.Большинство из них возвращаются польскими пограничниками и должны оставаться в Беларуси.

На рассвете к одной из семей подходит шестидесятилетняя женщина, дает им билеты из Бреста в Тересполь, расположенный на польской границе, и объясняет, как себя вести на пограничном переходе. Дети внимательно слушают. Рано утром они снова отправятся в сторону Польши, надеясь, что больше никогда не вернутся в Чечню. Это не первая их попытка и, вероятно, не последняя.

Добро пожаловать в ад

Когда Вячеслав Панасюк входит в здание вокзала в Бжеге, это вызывает переполох. Правозащитник здесь хорошо известен, некоторые чеченцы до сих пор его ищут.

Двадцатидвухлетний Панасюк - координатор юридического отдела Миссии помощи беженцам в Констанце. Он постоянно находится в городе с момента его приезда в сентябре 2016 года. Сначала он не был уверен, сможет ли выдержать приговор. Сегодня его можно назвать ангелом-хранителем чеченцев.

Сидим в кафе возле вокзала. Вячеслав указывает на официантку и говорит - Вы ее видите? Однажды, когда вокзал был заполнен до краев, беженцы попросили у нее кипятка, но она отказалась. Я всю ночь носила с ними термосы.

- С другой стороны, охранники, - добавляет он, - обычно нормально относятся к беженцам. По крайней мере, они их не выбрасывают. Во всяком случае, не всегда. Однажды один из чеченцев помолился посреди станции. Тогда мне пришлось их отвлечь.

Вячеслав Панасюк.Фото автора. Все права защищены.

Вячеслав признается, что когда он приехал сюда, он ничего не знал о чеченцах. Два года назад он учился на третьем курсе Минского университета. Однако бакалавриат так и не получил: его отчислили из университета по политическим мотивам. Поэтому неудивительно, что, будучи сам «политически нежелательным», Вячеслав нашел общий язык с чеченцами.

Он написал песню Тимура Муцураева, чеченского барда, получившего огромную популярность во время войны.Вячеслав поет под песню «Добро пожаловать в ад» и рассказывает, что сам уже стал маленьким чеченцем.

Почему Панасюк решил помочь чеченцам?

- Семьдесят лет назад они защищали Брест от фашистов, - отвечает он. - Город в долгу перед ними. Но поскольку город не защищает их сегодня, мы делаем это вместо этого.

Невидимые беженцы

Панасюк покупает билет на первый поезд из Бреста в Тересполь. Именно это пригородное сообщение чеченцы используют для въезда в ЕС и подачи заявления о предоставлении статуса беженца.Около 8 часов утра на перроне собираются бородатые мужчины, женщины в платках и маленькие дети. Ни у одного из них нет шенгенской визы.

Хотя два вагона предназначены для беженцев, кассиры на вокзале отказываются продавать билеты. Они пытаются объяснить: «Нет! Это для твоего же блага. Почему ты хочешь пойти с ними? ».

По оценкам Human Constanta, только в ноябре около 100 человек каждый день пытались пересечь польскую границу в поисках убежища. Панасюк добавляет, что хотя всего полгода назад от двух до четырех семей удалось справиться, в настоящее время пограничники пропускают только одну.

Фонды переходят от одного испытания к другому. Большинство беженцев в Бресте живут на съемных квартирах, но когда денег не хватает, они переезжают на вокзал.

Только в ноябре около 100 человек ежедневно пытались пересечь польскую границу в поисках убежища

Комментируя ситуацию на границе, глава Министерства внутренних дел и администрации Мариуш Блащак заявил, что не допустит приток мусульман, и что Польша не сдастся тем, кто пытается спровоцировать миграционный кризис.

Многие беженцы рассказали нам, что охранники на границе указали, что они мусульмане (что, учитывая нынешнюю политическую атмосферу в Польше, означает, что они воспринимаются как угроза). Другие сказали, что охранники нарисовали пару рогов на чужом паспорте.

- Например, мы помогли беженцу, которому пограничники сказали, что по его лицу видно, что он плохой человек, - вздыхает Панасюк.

В июне 2017 года польские и белорусские юристы и активисты подали в Европейский суд по правам человека жалобы на поведение польских пограничников по отношению к просителям убежища.

После этого вмешательства Трибунал постановил, что Польша не может помешать беженцу, желающему подать прошение о международной защите на границе. Однако польские власти проигнорировали обязательное временное решение Европейского суда по правам человека и отправили беженца обратно поездом в Беларусь.

В январе этого года Мариуш Блащак предложил поправки к Закону об иностранцах, которые позволят депортировать лиц, ищущих убежища, без возможности обжалования решения о депортации.

Проект Блащак также предусматривал возможность создания правительством списка безопасных стран происхождения и безопасных третьих стран. В своем отчете о ситуации в Польше Хьюман Райтс Вотч подвергла критике классификацию Беларуси, Украины и России как безопасных. «Такой подход может привести к тому, что власти автоматически отклонят все заявления о предоставлении убежища без рассмотрения их содержания», - предупреждает HRW в опубликованном документе.

Между тем суд в Варшаве постановил, что польские пограничники должны предоставить всем лицам в чеченском государстве полный доступ к процедуре предоставления убежища.Это маленькое утешение, учитывая, от чего бегут чеченцы.

Дальняя диктатура

Российское телевидение представляет Грозный, столицу Чечни, как хорошо развитый город с красивой аллеей Путина, одной из крупнейших мечетей в Европе и утонченным городским стилем жизни. При этом не упоминается, что жители Чечни живут в постоянном страхе.

- Террористического подполья в Чечне практически не существует. Однако внедряемая сейчас в республике правозащитная система направлена ​​на разведение террористов, - поясняет член Комитета против пыток Олег Чабибрахманов.- Сейчас на Северном Кавказе спокойствие, но это связано с безжалостной антитеррористической политикой.

Олег Хабибрахманов. Фото автора. Все права защищены.

Два года назад был подожжен чеченский штаб комитета в Грозном, и сегодня правозащитники опасаются оставаться там дольше. Лидер Чечни Рамзан Кадыров обвинил организацию в «разжигании страха и попытке спровоцировать гражданские беспорядки в Грозном».

В настоящее время Россия входит в первую десятку стран по количеству просителей убежища в Европе, а 80% просителей убежища из России прибывают из Чечни. По данным Европейского бюро поддержки убежища (EASO), за первые девять месяцев 2017 года за международной защитой в ЕС обратились 16 455 граждан России.

«Чеченцы любят свою родину больше, чем любой другой народ», - поясняет Светлана Ганнушкина, председатель Комитета гражданской помощи, неправительственной организации, которая помогает иммигрантам.«Если они уезжают, у них должны быть серьезные причины». Они делают это, потому что коррупция повсюду. Потому что часть зарплаты надо отдавать начальству. «Потому что страх в Чечне сегодня похож на страх сталинского периода», - говорит он.

Город любви и ненависти

Многие называют Беларусь «последним уголком Советского Союза». Правление президента Александра Лукашенко, безусловно, напоминает позднесоветскую «стабилизацию», и он сам намеренно таким образом романтизирует советское прошлое.

Похожее делают две пожилые женщины, которые убивают время на вокзале, рассказывая о хороших людях и добрых делах. Я внимательно слушаю разговор, думая о Вячеславе. Другие брестчане тоже помогают беженцам: дают им приют, теплую одежду и еду. Панасюк даже рассказал мне о бжегском священнике, который поддерживает чеченских беженцев и подвергается критике за помощь нехристианам.

Две женщины тоже настроены скептически. - Я не понимаю людей, которые помогают чеченцам.Если бы они действительно были беженцами, они бы нашли работу в Беларуси, - сказал мне один из них. - У нас в Беларуси много ветхих деревень, пускай здесь работают и сводят концы с концами. Они едут в Европу не на работу, а на улучшение благосостояния. Cwane aleki! Кроме того, их страна и религия очень опасны, - он понижает голос.

«Я знаю, что многие из них пытались жить в Беларуси, и даже в Китае и Казахстане, но люди Кадырова дошли до них и там»

- Я знаю, что многие из них пытались жить в Беларуси и даже в Китае и Казахстан, но кадыровцы до них дошли и там - отвечаю.

«Да, да, и в Мексике Троцкого топорят», - восклицает женщина. - Я знаю. Никто не выходит за рамки их досягаемости!

- Значит, им лучше остаться в Чечне и подождать, пока в один прекрасный день другая мать найдет своего сына убитым пытками? - спрашиваю, но женщина меня перебивает.

- Может, я тоже смогу поехать за границу. Но я не хочу покидать родину. Когда-то в СССР мы все были бедны, но все были друзьями. Сейчас все думают о деньгах, - говорит он, размахивая руками в воздухе, давая мне понять, что хочет положить конец этому противному обмену.На станции рядом спят люди, а она все еще оглядывается в прошлое, в прошлые времена.

Чеченцы в вестибюле вокзала. Фото автора. Все права защищены.

Тем временем оживает мраморный зал ожидания Брестского вокзала. Через несколько часов начнутся занятия так называемой демократической школы. По выходным к чеченским детям приходит учительница из Польши Марина Гулия с мешком подарков и новой порцией знаний.

- Каждое утро я начинаю с молитвы.Я открываю Коран, дети встают со мной в круг, и мы молимся. Мы поем неофициальный гимн Чечни в Чечне, потом учим русский и польский. Я учу детей не стесняться радости. «Где бы ни проходили уроки - если это станция, ничего страшного, мы сделаем все возможное, чтобы воплотить ее в жизнь», - говорит Хулия.

- В отличие от других детей, эти чеченские дети хотят ходить в школу. Они хотят поехать в Польшу, чтобы их матери перестали плакать, чтобы их отцы перестали чувствовать себя бессильными есть что-нибудь, кроме каши и картошки.

Со временем в классе становится все меньше и меньше детей. По мере того как пограничные власти все чаще возвращают беженцев, все больше и больше отчаявшихся семей возвращаются в Чечню. Однако Марина настроена продолжать занятия, несмотря ни на что.

Нация,

Рядом с рыночной площадью в Грозном курсируют маршрутки с надписями, рекламирующими маршруты на Брест. Рядом с ними сидят четыре женщины с огромными сумками. Они не хотят отвечать на вопросы. Чуть дальше находится так называемое «такси в Европу».Чтобы увидеть Париж, чеченец должен заплатить 400 евро.

Даже после отъезда из Чечни беженцы по-прежнему живут в страхе. Они боятся не за свою жизнь, а за оставшихся в республике родственников. Беженцы в Бресте рассказывают, что их родственников спрашивают об их местонахождении во время допросов. В Бресте небезопасно.

Сайда сидит в кафе возле вокзала. Из-за опасений преследований со стороны чеченских властей беженцы скрывают свои настоящие имена, а некоторые даже носят маски.Саида носит черный платок. Прежде чем заговорить, она с тревогой оглядывается и предлагает пойти к ней домой. «Они ищут нас», - говорит он, закрывая дверь в маленькую квартирку.

Год назад ее сын пропал без вести в Чечне. Саида нашла его через три дня. Он лежал перед дверью, окровавленный и без сознания.

- Во время Второй чеченской войны, когда мой сын был маленьким мальчиком, у нас во дворе взорвалась бомба. Затем он получил серьезные ожоги. В другой раз, когда мы разбудили его после пыток, он сказал, что ему били шрамы, спрашивая, где он их взял, где сделал и хранит взрывчатку.

Люди Кадырова присылают жертвам фотографии, сделанные во время пыток, чтобы напомнить им о том, через что они прошли.

Позже ее сын сказал ей, что покончит с собой, чтобы военные оставили семью в покое.

Сын Сайды 65 раз пытался ходатайствовать о предоставлении статуса беженца в Польше. Ни одна из попыток не увенчалась успехом, и у семьи заканчиваются деньги. Скоро они не смогут платить за аренду. У мужа Саиды рак печени.

По словам Панасюка, кадыровцы присылают жертвам фотографии, сделанные во время пыток, чтобы напомнить им о том, через что они прошли.- В 70% случаев мужчины подвергались пыткам как жертвы сексуального насилия. Ни один чеченец в том, что с ним случилось, не признается, - подчеркивает Вячеслав.

Махмуд, бывший солдат, считает, что жаловаться стыдно. Во время конфликта на Украине он со своим взводом отправился воевать на Донбасс.

Члены патриотического клуба «Рамзан» во время торжественного марша в честь Дня Конституции Чеченской Республики, 2012. Фото (с): Саид Царнаев / РИА Новости.Все права защищены.

- Условия были такие: нас уволили, чтобы мы могли работать волонтерами, а потом нас снова вернули на работу. - Нам обещали 100 долларов в день, - вспоминает он.

Когда Махмуда отказались продолжать боевые действия на Украине, его обвинили в антироссийских настроениях и низложили.

- Мне приказали ликвидировать семью, отец которой принадлежал к вооруженной банде. Его звали Шейх Бурятский, мы его ликвидировали шесть лет назад.Я знал эту семью и знал, что они не участвовали в какой-либо радикальной деятельности, поэтому отказался. Я понял, что их земля находится в хорошем месте, на перекрестке, где можно построить отель. Я знал, что бюрократы хотят взять это на себя.

Махмуд был доставлен в отдел внутренних расследований, где ему было предъявлено обвинение в причастности к вооруженной группировке. В отношении него возбуждено уголовное дело. Затем начались пытки.

Чечню можно охарактеризовать как хорошо замаскированную диктатуру

- Меня затащили в подвал и как будто распяли.Металлических ручек было четыре, две на потолке, две на полу. Пришли двое мужчин в масках и сказали, что если я не признаюсь в этом, они выбьют из меня признание. - Меня били дубинками, - вспоминает Махмуд. Он расстегивает молнию на толстовке и показывает шрамы.

- Мне начали выдергивать ногти плоскогубцами. Я тоже могу показать, у меня нет ногтей на ногах. Тогда я даже был готов признаться во взрыве Линкольна.

В последний раз, когда я разговаривал с Махмудом в марте, он и его жена предприняли тринадцать попыток пересечь границу, но каждый раз их останавливали пограничники и отправляли обратно.Его ищут власти Чечни, он показывает мне смс: «Я найду тебя и пристрелю, как собаку».

- Мне стыдно признаться, но мне очень страшно, - говорит он.

- Чечню можно охарактеризовать как хорошо замаскированную диктатуру. Люди не позволят ставленникам Кадырова жить долго, потому что они причинили слишком много боли и страданий. Сразу после отставки Путина люди на месте устранят Кадырова. Они этого ждут. Они собрались, как пчелы в улье, и их терпение на исходе, - сказал мне один из беженцев, прячущихся в Бресте.

Тени, но не забытые

- Каждый день, когда помогаю другой семье, я делаю выбор. Если я отправляю добровольца, я говорю ему: «Вы решаете, кого убьют последним». Семьи оцениваются по определенным критериям; надо определиться, кому больше всего нужна помощь, - говорит Вячеслав. Каждый вечер он разговаривает с десятками чеченских семей. Он пытается сдерживать свои эмоции и старается не давать им слишком много надежды. Иногда он терпит неудачу.

- Помню семью, которая жила на границе Чечни и Дагестана.Брат присоединился к лагерю ваххабитов в горах и дважды в день приходил домой, чтобы поесть. Для семьи было немыслимо не кормить его. Итак, семью пытали. Они бежали, четыре месяца пробыли в Бресте и предприняли 67 попыток пересечь границу. Они сдались и вернулись в Чечню, где убили моего отца. Мать с детьми сбежала обратно в Брест. На этот раз ей разрешили сравнительно быстро пересечь границу. Дети до сих пор думают, что их отец жив, что он все еще в Бресте.Должен ли кто-нибудь в семье умереть, чтобы остальные перешли черту? - риторически спрашивает Панасюк.

Село Итум-Кале, юг Чечни, 2011 г. Фото под лицензией CC-by-2.0: Владимир Варфоломеев / Flickr. Некоторые права защищены.

Часто выходит на балкон выкурить сигарету. Приглушенный свет виден в доме напротив, где проживает семья чеченских беженцев. Вечером обычно можно увидеть силуэты детей, сидящих у окна и ожидающих.Когда Вячеслав появляется на балконе, семья собирается у окна и приветствует его. Они не знают друг друга лично, но этот ритуал проводится каждый вечер.

- Одна из семей бежала в Москву. Мы поддерживали связь через WhatsApp два дня. Потом они прислали мне сообщение: «Они нашли нас, все кончено. Спасибо за все, что вы для нас сделали ». 50 раз пытались бежать в Польшу. Когда испытания терпят неудачу, они больше не знают, куда идти, и готовы умереть. Я знаю как минимум две семьи, которым мы не смогли помочь и члены которых погибли по возвращении в Чечню.

«Я также знаю более двадцати семей, вернувшихся в Чечню, от которых я не получил ни одного сообщения».

Я также знаю более двадцати семей, вернувшихся в Чечню, от которых я не получил ни одного сообщения. Они обещали связаться со мной, когда приедут. Могу только догадываться почему. «Вся семья была немедленно ликвидирована», - говорит она, затем делает паузу и достает еще одну сигарету.

Вячеслав прощается с еще одной чеченской семьей, последней за день.Он выключает телефон и закрывает балконную дверь. Резкий поток воздуха врывается в комнату и за несколько минут рассеивается по теплу. Силуэты детей в противоположном окне исчезают в темноте.

От редакции: Вячеслав Панасюк покинул Беларусь, его семью допросили. Панасюк прошел курс реабилитации правозащитников, чтобы справиться с опытом работы с чеченскими беженцами в Бресте. Она хочет и дальше помогать просителям убежища. После его отъезда из страны ситуация на железнодорожной станции Бжег значительно ухудшилась.

Перевод: Александра Малецкая

.90 000 Вячеслав. Беженец ангел-хранитель

Сотни отчаявшихся беженцев из Чечни, пытающихся добраться до Евросоюза, застряли на белорусско-польской границе. Многие местные жители неохотно подходят к приезжающим, хотя некоторые решаются на помощь.

В Бресте была ночь. В это время безлюдны улицы небольшого белорусского городка, расположенного в нескольких километрах от границы с Польшей. Дует сильный ветер. Двое мужчин молча переглядываются и переходят мост по рельсам.Снизу, с точки зрения огромной сталинской станции, они выглядят как две черные точки.

Они останавливаются в вестибюле вокзала. На первый взгляд он кажется пустым, но стоит лишь немного подождать, и среди узких рядов скамеек в зале ожидания можно увидеть силуэты женщин в хиджабе, окруженных толпой детей. Они пытаются заснуть, но каждые несколько часов их будит охранник. Это будет долгая ночь.

В Европе кризис мигрантов находится в Средиземноморье.Ситуация на восточной границе Союза упоминается редко. Между тем, каждый день около сотни человек, спасающихся бегством из Чечни от репрессивного режима Рамзана Кадырова, испытывают здесь удачу, надеясь, что им удастся попасть в Европейский Союз по так называемому восточному миграционному маршруту через Беларусь. Большинство из них возвращаются польскими пограничниками и должны оставаться в Беларуси.

На рассвете к одной из семей подходит шестидесятилетняя женщина, дает им билеты из Бреста в Тересполь, расположенный на польской границе, и объясняет, как вести себя на пограничном переходе.Дети внимательно слушают. Рано утром они снова отправятся в сторону Польши, надеясь, что больше никогда не вернутся в Чечню. Это не первая их попытка и, вероятно, не последняя.

Ангел-хранитель чеченцев

Каждый раз, когда Вячеслав Панасюк входит в здание железнодорожного вокзала Бжега, это вызывает переполох. Правозащитник здесь хорошо известен, некоторые чеченцы до сих пор его ищут.

Двадцатидвухлетний Панасюк - координатор юридического отдела Миссии по оказанию помощи беженцам в Бресте.Он постоянно находится в городе с момента его приезда в сентябре 2016 года. Сначала он не был уверен, сможет ли выдержать приговор. Сегодня его можно назвать ангелом-хранителем чеченцев.

Wiaczesław Panasiuk. Фото Марина Стародубцева

Сидим в кафе возле вокзала. Вячеслав указывает на официантку и говорит - Вы ее видите? Однажды, когда вокзал был заполнен до краев, беженцы попросили у нее кипятка, но она отказалась. Я всю ночь носила с ними термосы.

- С другой стороны, охранники, - добавляет он, - обычно хорошо относятся к беженцам.По крайней мере, они их не выбрасывают. Во всяком случае, не всегда. Однажды один из чеченцев помолился посреди станции. Тогда мне пришлось их отвлечь.

Вячеслав признается, что когда он приехал сюда, он ничего не знал о чеченцах. Два года назад он учился на третьем курсе Минского университета. Однако бакалавриат так и не получил: его отчислили из университета по политическим мотивам. Поэтому неудивительно, что, будучи сам «политически нежелательным», Вячеслав нашел общий язык с чеченцами.

Он произвел большое впечатление на творчество Тимура Муцураева, чеченского барда, получившего огромную популярность во время войны. Вячеслав подпевает песне Welcome to hell и рассказывает, что сам уже стал маленьким чеченцем.

Почему Панасюк решил помочь чеченцам?

- Семьдесят лет назад они защищали Брест от фашистов, - отвечает он. - Город в долгу перед ними. Но поскольку город не защищает их сегодня, мы делаем это вместо этого.

Невидимые беженцы 90 018

Панасюк покупает билет на первый поезд Брест - Тересполь. Именно это пригородное сообщение чеченцы используют для въезда в ЕС и подачи заявления о предоставлении статуса беженца. Около 8 часов утра на перроне собираются бородатые мужчины, женщины в платках и маленькие дети. Ни у одного из них нет шенгенской визы.

Хотя два вагона предназначены для беженцев, кассиры на вокзале отказываются продавать билеты. Они пытаются объяснить: «Нет! Это для твоего же блага.Почему ты хочешь пойти с ними? ».

Sklep

Patrick Kingsley

По оценкам Human Constanta, только в ноябре около 100 человек каждый день пытались пересечь польскую границу в поисках убежища. Панасюк добавляет, что хотя всего полгода назад от двух до четырех семей удалось справиться, в настоящее время пограничники пропускают только одну.

Фонды переходят от одного испытания к другому. Большинство беженцев в Бресте живут на съемных квартирах, но когда денег не хватает, они переезжают на вокзал.

Комментируя ситуацию на границе, глава Министерства внутренних дел и администрации Мариуш Блащак заявил, что не допустит притока мусульман, и что Польша не сдастся тем, кто стремится спровоцировать миграционный кризис.

Многие беженцы рассказали нам, что рейнджеры на границе указывали, что они мусульмане (что, учитывая нынешнюю политическую атмосферу в Польше, означает, что они воспринимаются как угроза). Другие сказали, что охранники нарисовали пару рогов на чужом паспорте.

- Например, мы помогли беженцу, которому пограничники сказали, что по его лицу видно, что он плохой человек, - вздыхает Панасюк.

В июне 2017 года польские и белорусские юристы и активисты подали в Европейский суд по правам человека жалобы на поведение польских пограничников по отношению к просителям убежища.

После этого вмешательства Трибунал постановил, что Польша не может помешать беженцу, желающему подать прошение о международной защите на границе. Однако польские власти проигнорировали обязательное временное решение Европейского суда по правам человека и отправили беженца обратно поездом в Беларусь.

В январе этого года Мариуш Блащак предложил поправки к Закону об иностранцах, которые позволят депортировать просителей убежища без возможности обжалования решения о депортации.

Проект Блащак также предусматривает возможность создания правительством списка безопасных стран происхождения и безопасных третьих стран. В своем отчете о ситуации в Польше Хьюман Райтс Вотч подвергла критике классификацию Беларуси, Украины и России как безопасных.«Такой подход может привести к тому, что власти автоматически отклонят все заявления о предоставлении убежища без рассмотрения их содержания», - предупреждает HRW в опубликованном документе.

Между тем суд в Варшаве постановил, что польские пограничники должны предоставить всем лицам в чеченской ситуации полный доступ к процедуре убежища. Это маленькое утешение, учитывая, от чего бегут чеченцы.

Дальняя диктатура

Российское телевидение представляет Грозный, столицу Чечни, как хорошо развитый город с красивым проспектом Путина, одной из крупнейших мечетей в Европе и утонченным городским стилем жизни.При этом не упоминается, что жители Чечни живут в постоянном страхе.

- Террористического подполья в Чечне практически нет. Однако внедряемая сейчас в республике правозащитная система направлена ​​на разведение террористов, - поясняет член Комитета против пыток Олег Чабибрахманов. - Сейчас на Северном Кавказе спокойствие, но это связано с безжалостной антитеррористической политикой.

Олег Хабибрачманов. Фото Марина Стародубцева

Два года назад был подожжен чеченский штаб комитета в Грозном, и сегодня правозащитники опасаются оставаться там дольше.Лидер Чечни Рамзан Кадыров обвинил организацию в «разжигании страха и попытке спровоцировать гражданские беспорядки в Грозном».

В настоящее время Россия входит в первую десятку стран по количеству просителей убежища в Европе, а 80% просителей убежища из России прибывают из Чечни. По данным Европейского бюро поддержки убежища (EASO), за первые девять месяцев 2017 года за международной защитой в ЕС обратились 16 455 граждан России.

«Чеченцы любят свою родину больше, чем любой другой народ», - объясняет Светлана Ганнушкина, председатель Комитета гражданской помощи, неправительственной организации, которая помогает иммигрантам. «Если они уезжают, у них должны быть серьезные причины». Они делают это, потому что коррупция повсюду. Потому что часть зарплаты надо отдавать начальству. «Потому что страх в Чечне сегодня похож на страх сталинского периода», - говорит он.

Город любви и ненависти

Многие называют Беларусь «последним уголком Советского Союза».Правление президента Александра Лукашенко, безусловно, напоминает позднесоветскую «стабилизацию», и он сам намеренно таким образом романтизирует советское прошлое.

То же самое делают две пожилые женщины, которые убивают время на вокзале, рассказывая о хороших людях и добрых делах. Я внимательно слушаю разговор, думая о Вячеславе. Другие брестчане тоже помогают беженцам: дают им приют, теплую одежду и еду. Панасюк даже рассказал мне о бжегском священнике, который поддерживает чеченских беженцев и подвергается критике за помощь нехристианам.

Магазин

90 100

Сейла Бенхабиб

Две женщины тоже настроены скептически. - Я не понимаю людей, которые помогают чеченцам. Если бы они действительно были беженцами, они бы нашли работу в Беларуси, - сказал мне один из них. - У нас в Беларуси много ветхих деревень, пускай здесь работают и сводят концы с концами. Они едут в Европу не на работу, а на улучшение благосостояния. Cwane aleki! Кроме того, их страна и религия очень опасны, - он понижает голос.

- Я знаю, что многие из них пытались жить в Беларуси, и даже в Китае и Казахстане, но люди Кадырова до них дошли и там - отвечаю.

«Да, да, и они поймали Троцкого в Мексике топором», - восклицает женщина. - Я знаю. Никто не выходит за рамки их досягаемости!

- Значит, им лучше остаться в Чечне и подождать, пока в один прекрасный день другая мать найдет своего сына убитым пытками? - спрашиваю, но женщина меня перебивает.

- Может, я тоже смогу поехать за границу. Но я не хочу покидать родину. Когда-то в СССР мы все были бедны, но все были друзьями. Сейчас все думают о деньгах, - говорит он, размахивая руками в воздухе, давая мне понять, что хочет положить конец этому противному обмену.На станции рядом спят люди, а она все еще оглядывается в прошлое, в прошлые времена.

Тем временем оживает мраморный зал ожидания Брестского вокзала. Через несколько часов начнутся занятия так называемой демократической школы. По выходным к чеченским детям приходит учительница из Польши Марина Гулия с мешком подарков и новой порцией знаний.

- Каждое утро я начинаю с молитвы. Я открываю Коран, дети встают со мной в круг, и мы молимся. Мы поем неофициальный гимн Чечни в Чечне, потом учим русский и польский.Я учу детей не стесняться радости. «Где бы ни проходили уроки - если это станция, ничего страшного, мы сделаем все возможное, чтобы воплотить ее в жизнь», - говорит Хулия.

Школа на вокзале в Бресте Беларусь

читайте также

- В отличие от других детей, эти чеченские дети хотят ходить в школу. Они хотят поехать в Польшу, чтобы их матери перестали плакать, чтобы их отцы перестали чувствовать себя бессильными есть что-нибудь, кроме каши и картошки.

Железнодорожный вокзал в Бресте. Фото Марина Стародубцева

Со временем в классе становится все меньше и меньше детей. По мере того как пограничные власти все чаще возвращают беженцев, все больше и больше отчаявшихся семей возвращаются в Чечню. Однако Марина настроена продолжать занятия, несмотря ни на что.

Страна как ul

Рядом с рыночной площадью в Грозном курсируют маршрутки с надписями, рекламирующими маршруты на Брест. Рядом с ними сидят четыре женщины с огромными сумками.Они не хотят отвечать на вопросы. Чуть дальше находится так называемое «такси в Европу». Чтобы увидеть Париж, чеченец должен заплатить 400 евро.

Даже после отъезда из Чечни беженцы по-прежнему живут в страхе. Они боятся не за свою жизнь, а за оставшихся в республике родственников. Беженцы в Бресте рассказывают, что их родственников спрашивают об их местонахождении во время допросов. В Бресте небезопасно.

Сайда сидит в кафе возле вокзала. Из-за опасений преследований со стороны чеченских властей беженцы скрывают свои настоящие имена, а некоторые даже носят маски.Саида носит черный платок. Прежде чем заговорить, она с тревогой оглядывается и предлагает пойти к ней домой. «Они ищут нас», - говорит он, закрывая дверь в маленькую квартирку.

Год назад в Чечне пропал ее сын. Саида нашла его через три дня. Он лежал перед дверью, окровавленный и без сознания.

- Во время Второй чеченской войны, когда мой сын был маленьким мальчиком, у нас во дворе взорвалась бомба. Затем он получил серьезные ожоги. В другой раз, когда мы разбудили его после пыток, он сказал, что ему били шрамы, спрашивая, где он их взял, где сделал и хранит взрывчатку.

Позже ее сын сказал ей, что покончит с собой, чтобы военные оставили семью в покое.

Склеп

Сын Сайды 65 раз пытался подать заявление о предоставлении статуса беженца в Польше. Ни одна из попыток не увенчалась успехом, и у семьи заканчиваются деньги. Скоро они не смогут платить за аренду. У мужа Саиды рак печени.

По словам Панасюка, кадыровцы присылают жертвам фотографии, сделанные во время пыток, чтобы напомнить им о том, через что они прошли. - В 70% случаев мужчины подвергались пыткам как жертвы сексуального насилия.Ни один чеченец в том, что с ним случилось, не признается, - подчеркивает Вячеслав.

Махмуд, бывший солдат, считает, что жаловаться стыдно. Во время конфликта на Украине он со своим взводом отправился воевать на Донбасс.

- Условия были такие: нас уволили, чтобы мы могли работать волонтерами, а потом нас снова вербовали. - Нам обещали 100 долларов в день, - вспоминает он.

Когда Махмуд отказался продолжать боевые действия на Украине, его обвинили в антироссийских настроениях и низложили.

- Мне приказали ликвидировать семью, отец которой принадлежал к вооруженной банде. Его звали Шейх Бурятский, мы его ликвидировали шесть лет назад. Я знал эту семью и знал, что они не участвовали в какой-либо радикальной деятельности, поэтому отказался. Я понял, что их земля находится в хорошем месте, на перекрестке, где можно построить отель. Я знал, что бюрократы хотят взять это на себя.

Махмуда доставили в отдел внутренних расследований, где его обвинили в причастности к вооруженной банде.В отношении него возбуждено уголовное дело. Затем начались пытки.

- Завели в подвал и как будто распяли. Металлических ручек было четыре, две на потолке, две на полу. Пришли двое мужчин в масках и сказали, что если я не признаюсь в этом, они выбьют из меня признание. - Меня били дубинками, - вспоминает Махмуд. Он расстегивает молнию на толстовке и показывает шрамы.

- Мне начали выдергивать ногти плоскогубцами. Я тоже могу показать, у меня нет ногтей на ногах. Тогда я даже был готов признаться во взрыве Линкольна.

В последний раз, когда я разговаривал с Махмудом в марте, он и его жена предприняли тринадцать попыток пересечь границу, но каждый раз их останавливали пограничники и отправляли обратно. Его ищут власти Чечни, он показывает мне смс: «Я найду тебя и пристрелю, как собаку».

- Стыдно признаться, но мне очень страшно, - говорит он.

- Чечню можно охарактеризовать как хорошо замаскированную диктатуру. Люди не позволят ставленникам Кадырова жить долго, потому что они причинили слишком много боли и страданий.Сразу после отставки Путина люди на месте устранят Кадырова. Они этого ждут. Они собрались, как пчелы в улье, и их терпение на исходе, - сказал мне один из беженцев, прячущихся в Бресте.

Тени, но не забытые

- Каждый день, когда я помогаю другой семье, я делаю выбор. Если я отправляю добровольца, я говорю ему: «Вы решаете, кого убьют последним». Семьи оцениваются по определенным критериям; надо определиться, кому больше всего нужна помощь, - говорит Вячеслав.Каждый вечер он разговаривает с десятками чеченских семей. Он пытается сдерживать свои эмоции и старается не давать им слишком много надежды. Иногда он терпит неудачу.

- Помню семью, которая жила на границе Чечни и Дагестана. Брат присоединился к лагерю ваххабитов в горах и дважды в день приходил домой, чтобы поесть. Для семьи было немыслимо не кормить его. Итак, семью пытали. Они бежали, четыре месяца пробыли в Бресте и предприняли 67 попыток пересечь границу.Они сдались и вернулись в Чечню, где убили моего отца. Мать с детьми сбежала обратно в Брест. На этот раз ей разрешили сравнительно быстро пересечь границу. Дети до сих пор думают, что их отец жив, что он все еще в Бресте. Должен ли кто-нибудь в семье умереть, чтобы остальные перешли черту? - риторически спрашивает Панасюк.

Село Итум-Кале, юг Чечни, 2011 г. Фото под лицензией CC-by-2.0: Владимир Варфоломеев / Flickr. Некоторые права защищены.

Часто выходит на балкон выкурить сигарету.Приглушенный свет виден в доме напротив, где проживает семья чеченских беженцев. Вечером обычно можно увидеть силуэты детей, сидящих у окна и ожидающих. Когда Вячеслав появляется на балконе, семья собирается у окна и приветствует его. Они не знают друг друга лично, но этот ритуал проводится каждый вечер.

- Одна из семей бежала в Москву. Мы поддерживали связь через WhatsApp два дня. Потом они прислали мне сообщение: «Они нашли нас, все кончено. Спасибо за все, что вы для нас сделали ».50 раз пытались бежать в Польшу. Когда испытания терпят неудачу, они больше не знают, куда идти, и готовы умереть. Я знаю как минимум две семьи, которым мы не смогли помочь и члены которых погибли по возвращении в Чечню.

Я также знаю более двадцати семей, вернувшихся в Чечню, от которых я не получил ни одного сообщения. Они обещали связаться со мной, когда приедут. Могу только догадываться почему. «Вся семья была немедленно ликвидирована», - говорит она, затем делает паузу и достает еще одну сигарету.

Вячеслав прощается с еще одной чеченской семьей, последней за день. Он выключает телефон и закрывает балконную дверь. Резкий поток воздуха врывается в комнату и за несколько минут рассеивается по теплу. Силуэты детей в противоположном окне исчезают в темноте.

От редакции: Вячеслав Панасюк покинул Беларусь, его семью допросили. Панасюк прошел курс реабилитации правозащитников, чтобы справиться с опытом работы с чеченскими беженцами в Бресте.Она хочет и дальше помогать просителям убежища. После его отъезда из страны ситуация на железнодорожной станции Бжег значительно ухудшилась.

**
Этот текст опубликован на сайте Open Democracy. Перевод с английского Александра Малецкой.

.90,000 Из Чечни в Сомалиленд. Идея защиты беженцев в контексте организационной и правовой культуры Управления Верховного комиссара по делам беженцев | Гуманитарные науки \ Этнология и культурная антропология Социальные науки \ Политические науки и безопасность \ Международные отношения ПОЗНАЙ КНИЖНАЯ ЯРМАРКА -20% Культурная антропология | Предмет работы - развитие идеи защиты беженцев в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Основная цель - привлечь внимание к институциональным проблемам гуманитарной помощи и кризису мотивации работающих в ней чиновников, вдохновленных правовыми и общечеловеческими ценностями.

Автор ищет ответы на многочисленные вопросы, в том числе: почему система защиты и гуманитарной помощи беженцам не функционирует в соответствии с предположениями планировщиков ООН? Почему защита и помощь беженцам, которые должны носить гуманитарный характер, обычно не соответствуют ожидаемым стандартам? В своих исследованиях автор затрагивает такие разнообразные вопросы, как правовая антропология и социальный контроль, ритуалы и вера в высокий моральный дух международных гражданских служащих, которые должны помогать беженцам и заботиться о них.

Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, созданное в 1950 году для надзора за соблюдением государствами международных конвенций, представлено в книге как своего рода антропологическое племя, закрытая секта в рамках мировой цивилизации. Описывая экзотического пришельца, автор акцентирует внимание на «племени УВКБ ООН», имеющем свой язык, способы ведения сельского хозяйства, систему социального контроля, верования и ритуалы. Этнографические исследования, проводившиеся на Северном Кавказе, а затем в Средней Азии, Турции, Донбассе и Африканском Роге, явились своеобразным обрядом перехода для автора диссертации, который с помощью исследовательской методики превратился из юриста в антрополога. автоэтнографии в связи с феноменом защиты беженцев.

******

От Чечни до Сомалиленда: концепция защиты беженцев в контексте организационной и правовой культуры Управления Верховного комиссара по делам беженцев

Эволюция концепции защиты беженцев в офисе Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Цель публикации - показать институциональные проблемы гуманитарной помощи и мотивационный кризис ее должностных лиц.

Ключевые слова : УВКБ ООН, автоэтнография, гуманитарная помощь, защита беженцев.

См. Похожие публикации по беженцам »


Д-р Войцех Троян - давний юрист Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), этнолог, связанный с офисом УВКБ ООН в Варшаве. В 1995–2002 годах он участвовал в законодательных работах, связанных с национальной системой международной защиты иностранцев. Работая в УВКБ ООН и в качестве государственного советника за рубежом, он занимался законодательными вопросами, связанными с миграцией, в том числев в России, Турции и Китае.

Он также участвовал в операциях ООН по оказанию помощи в Сомали, Таджикистане, Донбассе и на Северном Кавказе. С 2014 года в качестве независимого эксперта он поддерживает процесс преобразования убежища в Турции. Автор публикаций о защите иностранцев, странах происхождения вынужденных переселенцев и их культуре с учетом обычаев, взаимосвязи общего права и статутного права.

.90 000 В Чечне открыта мечеть. Это, наверное, самый большой в Европе [ФОТО]

На церемонии открытия лидер Чечни Рамзан Кадыров объявил, что мечеть будет носить имя Пророка Мухаммеда, хотя ранее было объявлено, что мечеть будет носить имя Рамзана Кадырова.Об этом должны были просить сами горожане.

В Чечне уже есть мечети, названные в честь отца Кадырова, его матери, брата, деда и других родственников.Российская редакция BBC сообщает, что именами членов семьи Кадырова названы около 100 объектов по всему миру: школы, улицы, парки, мост, корабль и звезда. Открытие мечети совпало с 68-й годовщиной со дня рождения отца Рамзана Кадырова Ахмата Кадырова, отмечают СМИ.

Портал РИА «Новости» сообщает, что центральный купол храма имеет высоту более 40 метров, а четыре минарета - 63 метра.

В мечети установлена ​​восьмиметровая люстра весом около трех тонн.По словам Кадырова, советника по строительству мечети Амрудди Эдильгириева, люстра, сделанная на заказ в Турции, состоит из более чем 400 лампочек, кристаллов Сваровски и золота. Около 2000 деревьев и 48 сортов роз были посажены вокруг здания, сообщает BBC.

Портал отмечает, что власти не раскрывают источник финансирования строительства.Радио Свобода сообщило, что инвестор пожелал остаться неназванным.

Строительство мечети началось в 2012 году. Храм является частью т.н. Город Сали, который также включает в себя несколько небоскребов. Недвижимость расположена на территории более пяти гектаров.

Шали , расположенный в 35 км от столицы Чечни - Грозного, населен ок.54 тыс. люди. Город был разрушен в результате бомбардировок Первой чеченской войны в 1995 г.,

г. .90,000

Ksik в месяц - стоит прочитать

Книга месяца - Рекомендуем прочитать

марта 2020

Krzysztof roda - Лес меня не предупреждает »

Что могут сделать Чечня и Марокко, страны, которые находятся на расстоянии примерно 6000 километров? Конечно, климатические зоны разделены, другое место на карте мира, другая история - и ... ее можно так долго просчитывать. Кшиштоф Рода, историк философии, переводчик и писатель, начал искать правду об этих странах, людях и их образе мышления.Однако это не просто путеводитель, такая квалификация была бы несправедливой. Автор, путешествуя по обеим странам, не придерживался обычного поведения, то есть не хотел видеть как можно быстрее. Напротив, он успел отметить ритуал чаепития, поговорить с незнакомцами и послушать. к их рассказам.
Таким образом, книга представляет собой запись наблюдений, мыслей и различных сюрпризов. Некоторые изображения могут даже сбить с толку читателя из-за своей интенсивности и силы сообщения. Однако не все в современном мире красиво и восхитительно, и семья прекрасно это запечатлевает.
Погружаясь в эти далекие места, мы познаем не только пейзажи, городские пейзажи, узкие улочки, игры. Прежде всего, у нас есть возможность взглянуть на жителей Чечни и Марокко, их представления о жизни, реагирующие на вызовы судьбы и пытающиеся укротить этот непростой мир. Мы понимаем, что у нас, вероятно, никогда не будет возможности сравнить эти два способа существования далеких народов, поэтому давайте воспользуемся возможностью, которую нам предоставит семья Кристофера.
Книгу нужно читать медленно, чтобы уловить все детали и, казалось бы, незначительные мелочи.Это потому, что именно они составляют особую прелесть этой истории, рассказанной обдуманно и с некоторой деликатностью.


.90 000 Чечня. Аресты подозреваемых в связях с IS

В Чечне даже студентов задерживают из-за подозрений в связях с так называемым Исламским государством (ИГ). Количество задержаний доказывает, что «чума» распространяется, а применение силы малоэффективно, пишет независимая «Новая газета».

Российская ежедневная газета сообщает, что на прошлой неделе в Чечне начали освобождать людей, задержанных во время крупных полицейских операций в декабре и январе. Виновные в вооруженном нападении на сотрудников полиции составляли меньшинство среди задержанных.Большинство из них были задержаны из-за подозрений в связях с ИГ. Газета утверждает, что для того, чтобы стать подозреваемым, достаточно было даже обсудить события в Сирии.

Массовые задержания в последние месяцы позволяют сделать неудовлетворительный вывод: «сирийская тема» не только остается актуальной для жителей Чечни, но и растет ее аудитория среди довольно молодых чеченцев. «Новая газета»

участвует в закрытых интернет-чатах, напримерв мессенджере WhatsApp, который на данный момент является самым популярным в Чечне. Во время полицейских операций людей сначала отнимали от смартфонов, а анализ контактов и обмена сообщениями в системе мгновенных сообщений привел к новым арестам. Значительная часть задержанных - учащиеся религиозных школ, действующих в Чечне. Большая часть из них - дети милиционеров и чиновников, то есть из богатых чеченских семей, сообщает издание. Он оговаривает, что в плен попали и люди, которые на самом деле пытались попасть в Сирию.Со ссылкой на источники газета сообщает, что всего за полтора месяца в Чечне было задержано около 200 жителей. Операция началась 17 декабря прошлого года, когда группа молодых людей, по данным расследования, связанного с ИГ, напала на сотрудников милиции в Грозном. «Массовые задержания в последние месяцы позволили сделать неутешительный вывод:« сирийская тема »не только остается актуальной для жителей Чечни, но и растет ее аудитория среди довольно молодых чеченцев», - отмечает издание.

Чеченский будний день

По ее мнению, мусульманское образование, которое начинается в Чечне раньше, чем светское, может вызвать интерес сначала к религиозной стороне конфликта в Сирии, а затем и к другим его аспектам.Тогда Интернет позволяет удовлетворить этот интерес. Газета подчеркивает, что во время задержаний в начале года «впервые суровые меры пресечения были применены даже к несовершеннолетним, посещающим исламские учебные заведения, многие из которых появились в республике в последние годы». Газета также пишет о распространенной в Чечне практике - любой представитель власти может отобрать у гражданина (а также журналиста из России или зарубежья) смартфон или другой электронный гаджет и запросить пароли для доступа ко всем аккаунтам.«Для жителей республики это стало таким повседневным ритуалом, как проверка водительских прав», - пишет «Новая газета».

Кто такой Рамзан Кадыров? «Факты из-за границы», 02.04.2016 ТВН24 БиС

Автор: mtom / jb / Источник: PAP

Источник главного фото: 95.mvd.ru

.

Смотрите также