Осама фати рабах


Красавицы или дурнушки? Как выглядят жены миллиардеров. Ксения дели Жена египетского миллиардера ксения дели

26-летняя молдавская модель Ксения Дели вышла замуж за 62-летнего египетского миллионера Оссаму Фатхи Рабах аль-Шарифа.

26-летняя модель из Молдавии Ксения Дели (Xenia Deli) стала женой 62-летнего египетского бизнесмена Оссамы Фатхи Рабах аль-Шарифа, владельца девелоперской и логистической компании «Амирал».

Свадьба была организована на широкую ногу - престарелый жених не пожалел средств на то, чтобы порадовать свою молодую жену. Церемония состоялась на греческом острове Санторини.

Как пишет британская The Sun, девушка начала встречаться с египетским магнатом, который старше ее на 36 лет, в 2015 году. Алмазы, дорогие подарки, путешествия на частном самолете – все это предшествовало их свадьбе.

Поздравить молодоженов приехали 150 гостей, которые расположились на открытом воздухе на белых стульях. А жених с невестой сидели под навесом из свежих цветов.

На Ксении в этот день было кружевное платье со шлейфом от дизайнера Zuhair Murad и туфли Jimmy Choo. Пять подружек невесты были одеты в нежно-розовые наряды.

После шикарной свадьбы, пара отправилась в свадебное путешествие. Молодожёны уже побывали во Франции, включая Париж, затем перебрались в Португалию.

В начале своей карьеры Ксения Дели встречалась с Егором Кридом. Затем ее возлюбленным стал канадский певец . В итоге решила связать свою жизнь со стариком.

Проживает в США, куда попала по программе для студентов Work and Travel.

"Я поехала в Штаты, как и многие, по программе "Work and Travel". Не собиралась оставаться в Америке, но так сложилась судьба. Мне было сложно сделать этот выбор: оставить все и всех в Молдавии и попытаться начать ту жизнь, о которой я мечтала долгими молдавскими вечерами. И вы знаете, эту жизнь мне никто не предлагал, просто я решила рискнуть, и у меня получилось. Часто хотелось все бросить и уехать обратно, потому что было очень сложно. Но теперь у меня есть все то, о чем я мечтала. Сложности и риски оправдались" , - рассказывала она в одном из интервью.

Стала моделью, когда ей было 18 лет. В настоящее время у девушки подписан контракт с агентством «Elite Model Management» в Лос-Анджелесе и Майами.

"В модельный бизнес я попала благодаря знаменитому фотографу Gavin O"neill. Еще будучи в Молдавии, он предложил мне сфотографироваться. Получилось так, что мой приезд в Америку совпал с его приездом. Он оплатил мне перелет и проживание в Лос-Анджелесе, и, конечно, благодаря его фото меня заметили модельные агентства. Но на тот момент я еще не понимала, что смогу и хочу быть моделью, потому что считала стандартами красоты знаменитые 90-60-90. Но на сегодняшний день все изменилось. Стандартов больше нет, главное - отличаться от всех остальных, быть особенной в чем-то" , - делилась Ксения историей своей карьеры в модельном бизнесе.

В 2012 году Ксения появилась на обложке Playboy в компании Бруно Марса.

Принимала участие в фотосессии для «Frederick’s of Hollywood», известной в США марки женского белья.

Снималась для журналов FHM, GQ, Sports Illustrated, Vogue, Harper’s Bazaar, Maxim.

Работала с брендами Victoria’s Secret, Beach Bunny, Buffalo, Guess.

"Главное - быть уверенной в себе, знать, чего хочешь, не размениваться на всякие мелочи и не бояться конкуренции" , - говорит она о секрете своего успеха.

В 2013 году снялась в роли Яны в эпизоде сериала «Проект Минди».

Появлялась в клипе Calvin Harris «Thinking About You ft. Ayah Marar» в компании Тео Хатчкрафта из группы Hurts.

В 2015 году снялась в клипе Джастина Бибера «What Do You Mean?».

Ксении Дели в клипе Джастина Бибера "What Do You Mean?"

Ксения Дели родилась в 1989 году в Молдавии в Басарабяска, девушка известная фотомодель она роскошна и узнаваема во всем мире. Зеленоглазая брюнетка, востребованная дива ее просят принять участие в различных клипах звезды мировой величины, поэтому биография Ксении Дели достаточно насыщенная, а личная жизнь на слуху и на виду мировой общественности. Она вскружила голову богатому египетскому олигарху, и теперь Ксения Дели и ее муж безумно счастливы и наслаждаются семейной жизнью.

Ксения Дели была обычная девчонка и жила она со своей семьей в небольшом городке. В семье Ксения была единственная, поэтому всю любовь и внимание родители отдавали девочке, с раннего детства в ней были заметны артистичные данные и безумная любовь к музыке. Как любая девочка Ксюша обожала примерять наряды и долго стоять перед зеркалом, уже в более позднем возрасте ее любимым хобби стало фотографирование. Даже сегодня, когда красавица выкладывает свои детские фотографии в социальные сети, наверняка, она не раз задумывалась о том, что в то время она даже не предполагала, в определенный момент ее жизнь кардинально перевернется.

Ксения Дели – лицо известных брендов

Когда Ксения окончила лицей, в этом же городе она пошла по стопам переводчицы и поступила в государственный университет на иностранные языки. Девушка становится обладательницей счастливого билета, принимая участие по программе обмен студентами. Когда Ксения Дели ехала на долгожданные каникулы даже не предполагала, что впоследствии ее мечта остаться в Америке сбудется. На девушку быстро обратили внимание, за счет шикарной внешности в Южной Каролине, она работала продавцом одежды при этом, мечтая быть моделью и когда-нибудь заняться модельным бизнесом.

Перебравшись в Майами, Ксения постепенно приближалась к своей цели, но сначала приходится достаточно сложно, ведь стабильной работы нет, а просмотры и кастинги не давали конкретного результата. Когда в социальные сети Дели выкладывает свои фото, агент Beach Bunny очень просит девушку, чтобы она приняла участие в конкурсе, который проходит в сети.

Конкурс Ксения выигрывает в 2011 году, профессиональный фотограф делает ей портфолио, а также они заключают очень хороший контракт. Огромное количество известных изданий приглашают Ксению Дели на фотосъемки. Девушка умеет себя подать так как нужно, а ее внешние данные просто чудесные, в результате чего снимки не вульгарны, а нежные, притягательные и сексуальные.

Муж Ксении Дели - фото 2018

Красавица Ксения Дели ловила взгляды огромного количества мужчин, также разбивала их сердца, она сводила с ума своими обнаженными фотосессиями и даже обычным появлением на подиуме. В числе ее поклонников был Джастин Бибер и Егор Крид, однако свое сердце она отдала миллионеру, за которого и вышла замуж.

Муж известной модели Ксении Дели, Оссам Фатхи Рабаху аль-Шариф, является собственником огромной компании «Амирал», а самый пикантный факт это то, что он старше девушки на 36 лет. Многим известна их история знакомства, но как мужчина в таком возрасте смог завоевать сердце молоденькой модели, не понятно. О знакомстве Ксении Дели со своим будущим мужем известно очень мало, но если верить желтой прессе, они познакомились в 2015 году и сразу стали встречаться. Миллиардер при ухаживании дарил ей множество подарков, где были и бриллианты, и машины и даже частный самолет. Если посмотреть весь список, то он получается достаточно внушительным. Многие считают, что это замужество по расчету и относятся к этому скептически.


Завистников у семейной пары очень много, но, несмотря на это она в Инстаграмме постоянно выкладывает фотографии о счастливой семейной жизни. Ксения Дели с мужем много путешествуют в разные страны. Дели описывает своего мужа как интеллектуального, харизматичного, в прекрасной физической форме мужчину, который имеет хорошее чувство юмора, к тому же он выглядит намного моложе своих лет в действительности.


Свадьба Ксении Дели и ее мужа миллиардера состоялась в 2016 году летом. Церемония была дорогая и запоминающаяся. Свадьба обошлась очень дорого минимум миллион евро. Муж не запретил Ксении Дели заниматься модельным бизнесом, она заключила контракт с известным агентством Лос-Анджелеса. В первую свадебную годовщину миллиардер сделал жене розовую сказку, это был запоминающийся сюрприз, в дом вносили огромное количество розовых шаров и букеты с различными розовыми оттенками цветов.

26-летняя модель молдавского происхождения, звезда Playboy и бывшая подруга Ксения Дели стала женой 62-летнего египетского бизнесмена и миллионера Оссамы Фатхи Рабах аль-Шариф. Напомним, год назад Ксения и Джастин были замечены на , кроме того, модель в откровенном клипе Бибера на песню What Do You Mean?.

Роскошное свадебное торжество прошло на греческом острове Санторини. По данным The Sun, девушка начала встречаться с египетским магнатом, который старше ее на 36 лет, в 2015 году. Алмазы, дорогие подарки, путешествия на частном самолете - все это предшествовало их свадьбе.

Поздравить молодоженов приехали 150 гостей, которые расположились на открытом воздухе на белых стульях. А жених с невестой сидели под навесом из свежих цветов.

На Ксении в этот день было кружевное платье со шлейфом от дизайнера Zuhair Murad и туфли Jimmy Choo. Пять подружек невесты были одеты в нежно-розовые наряды.

Свадебными фотографиями Ксения Дели поделилась с подписчиками своего Instagram-дневника.


Фото из Instagram Ксении Дели


Фото из Instagram


Свадебный торт


Ксения Дели и Оссама Фатхи Рабах аль-Шариф

Биография бизнесмена из Египта, который привлек внимание мировой общественности после свадьбы на молодой красавице, полна таинственности. Как истинный трудоголик, большую часть жизни Осама Фати Рабах аль-Шариф посвятил увеличению собственного капитала. И только молодая жена смогла показать миру, каким романтиком может быть серьезный предприниматель.

Бизнес

Будущий президент группы «Amiral Holdings Limited» получил высшее образование в Александрии. Мужчина закончил Арабскую морскую академию, где изучал судостроение и управление бизнес-проектами. Знания, полученные в университете, Осама успешно использовал для построения собственного бизнеса, который организовал после продолжительной работы на крупнейших представителей морского дела.

В 1992 году мужчина стал руководителем подразделения «American President Lines Company» (“APL”) - судоходной компании мирового класса, пришедшей на рынок морских логистических услуг в Египте. А через 5 лет бизнесмен организовал собственную транспортную компанию «ISTCO».

Детище Осама доставляло грузы при помощи контейнеров. Подобного рода логистических предприятий в Египте (кроме пришедшей «APL») практически не существовало. Благодаря работе аль-Шарифа военный порт «Абабия» трансформировался в торговое предприятие. Подобные изменения позитивно сказались на экономике Египта.


Руководители «American President Lines Company» заметили успехи Осама и предложили бизнесмену контракт, по которому организация аль-Шарифа стала эксклюзивным агентом судоходной компании.

Мужчина не остановился на достигнутом, состояние бизнесмена росло. В 1999 году Осама объявил об основании «Amiral Holdings Limited» - группы компаний, работающей в нескольких областях. Новая организация аль-Шарифа имеет собственные интересы в нефтяном бизнесе, морских перевозках, информационных технологиях и усовершенствовании работы торговых портов.


Первой целью египтянина стал порт Айн-Сохна. Правительство Египта без возражений доверило управление аль-Шарифу, уже зарекомендовавшему себя как профессионал. Тактическое решение оказалось верным.

К 2002 году непримечательный порт стал одним из главных государственных предприятий, который сотрудничает с мировыми частными компаниями и постоянно приносит в казну страны ощутимый доход. К 2005 году благодаря Осаму Айн-Сохна привлек иностранные инвестиции в размере $ 1 млрд.


1 марта 2005 года аль-Шариф вошел в совет директоров компании «Magnesium International Ltd» - организации, специализирующейся по добыче и обработке магниевых и других инновационных сплавов. Впрочем, интерес к компании египетский бизнесмен утратил уже в 2007 году, оставив за собой пакет акций.

В 2017 году стало известно, что к проектам Осамы присматривается организация «Gulf Capital». Инвестиционная фирма из Абу-Даби намерена приобрести пакет акций «Amiral Holdings Limited» и вложить в бизнес аль-Шарифа $ 25-30 млн.

Личная жизнь

Единственной свадьбой, о которой сообщили мировые СМИ, стало бракосочетание миллиардера с моделью . Само бракосочетание состоялось в июне 2016 года. История знакомства пары неизвестна, но молодая жена с радостью поделилась рассказами о том, что Осама в буквальном смысле завалил девушку цветами, драгоценностями, а также предоставил возможность пользоваться частными самолетами и домами.


Торжественное событие девушка спланировала самостоятельно, жених не ограничивал возлюбленную в финансах. В итоге церемония обошлась Осаму в € 1 млн. Пикантность ситуации придает разница в возрасте молодоженов. На момент важного события новоявленному супругу исполнилось 62 года, а жене – 26 лет.

Первую годовщину семья встретила порознь. Бизнесмен не смог покинуть Египет из-за работы, поэтому организовал Ксении праздник на расстоянии (девушка живет в США отдельно от мужа). Мужчина подарил возлюбленной серенаду в исполнении профессионального певца и нанял людей, которые завалили дом цветами и воздушными шарами.

Осама Фати Рабах аль-Шариф сейчас

5 мая 2018 года стало известно, что супруги ждут появления ребенка. До беременности миллиардер постоянно жил в Каире, а молодая жена большую часть времени проводила в США. После официального подтверждения беременности супруга заявила, что тоже переберется в Египет.


В июне чета аль-Шариф закончила ремонт в любимом загородном доме. Супруги организовали детскую комнату, которую не показывают журналистам, чтобы случайно не рассекретить пол будущего ребенка.

Оценка состояния

Миллиардер, в отличие от большинства коллег, старается не акцентировать внимание на собственных доходах. Мужчина владеет частным самолетом, яхтой, недвижимостью в США и Европе, а также многочисленным автопарком.


Ксения Дели и Осама Фати Рабах аль-Шариф в своем доме

Одним из последних приобретений египетского бизнесмена стал красный Maserati – подарок молодой супруги, который Ксения продемонстрировала на фото в «Инстаграме».

В компании аль-Шарифа, расположенной в Каире, трудятся 1200 сотрудников. По неподтвержденной информации, состояние владельца «Amiral Holdings Limited» может достигать € 25 млрд.

Экс-возлюбленная Егора Крида ждет ребенка от 64-летнего миллиардера

Ксения Дели

Фото: Инстаграм

28-летняя модель из Молдавии Ксения Дели, которая состоит в браке с египетским миллиардером Осамой Фати Рабах аль-Шарифом, поделилась радостной новостью. Девушка планирует стать матерью в первый раз.

В Инстаграме (данная соцсеть запрещена в РФ и принадлежат компании Meta, которая признана в РФ экстремистской) избранницы бизнесмена появилась фотография, на которой она демонстрирует заметно округлившийся живот. «Я счастлива», – отметила Ксения, сопроводив пост рядом хэштегов, не оставивших никакого сомнения в ее интересном положении.

Ксения Дели наслаждается долгожданной беременностью

Фото: Инстаграм

По-видимому, отцом ребенка стал муж Дели Осама Фати Рабах аль-Шариф. В Сети неоднократно всплывали слухи о том, что супруги на самом деле не живут вместе, и Ксения сыграла свадьбу по расчету. Однако сама Дели отрицает подобные домыслы. Избранник девушки готов на все ради нее, и регулярно радует ее шикарными подарками. Так, летом прошлого года пара отметила год со дня свадьбы. В честь важной даты Осама Фати Рабах аль-Шариф украсил ее комнату огромными букетами цветов и связками воздушных шаров. «Розовая сказка от любимого», – написала Дели в Инстаграме (данная соцсеть запрещена в РФ и принадлежат компании Meta, которая признана в РФ экстремистской).

Муж Ксении любит дарить ей подарки

Фото: Инстаграм

Фанаты пары не перестают умиляться гармонии, которая царит в их отношениях. Ксению неоднократно спрашивали, когда же она наконец-то станет мамой. Модель говорила, что они с мужем работают над пополнением в семье. Из-за того, что Ксения часто снимается, она вынуждена проводить много времени вдали от мужа. Дели обещала, что сделает паузу в работе, когда будет ожидать ребенка.

Роскошная церемония бракосочетания молдавской модели и Осамы Фати Рабах аль-Шарифа состоялась в июне 2016 года. О шикарном торжестве, прошедшем на острове Санторини, написали практически все мировые таблоиды. По данным журналистов, свадьба обошлась египетскому миллиардеру в миллион евро, если не считать платье невесты от именитого французского дизайнера. Влюбленные позвали на праздник около 150 человек. Гости пары любовались роскошными видами и фотографировались около навеса из живых цветов, который обошелся жениху в крупную сумму.

Ксения Дели с мужем Осамой Фати Рабах аль-Шарифом

Фото: Инстаграм (данная соцсеть запрещена в РФ и принадлежат компании Meta, которая признана в РФ экстремистской)

В прошлом году Ксения приняла участие в съемках программы «Секретный миллионер». По замыслу продюсеров, модель должна была пожить жизнью обычной рабочей из Молдавии. Дели пришлось самой искать себе работу и крышу над головой. Избранница бизнесмена признавалась, что ей пришлось крайне нелегко. Однако Ксения смогла перебороть себя и справилась с поставленными перед ней задачами.

До того, как выйти замуж за миллиардера, Дели встречалась с Егором Кридом, а ранее модели приписывали роман с Джастином Бибером на съемках клипа «What Do You Mean?».

Ксения Дели стала мамой. Как модель поздравил Егор Крид?

Бывшая возлюбленная Егора Крида (24) Ксения Дели (28) впервые стала мамой. Радостную новость модель сообщила в своем Instagram, выложив фото с мужем. «Спасибо за твою любовь и за нее», — написала Ксения.

В 2016-м модель вышла замуж за египетского миллиардера Осама Фати Рабах аль-Шариф (64). И хотя в Сети периодически появляются слухи о том, что супруги не живут вместе, а брак Дели был по расчету, сама Ксения отрицает эти домыслы.

Ксения Дели с мужем Ксения Дели с мужем Ксения Дели в платье Zuhair Murad Ксения Дели

Напомним, с Дели Крид встречался в 2015 году. Говорят, пара познакомилась в соцсетях, долгое время певец скрывал свою возлюбленную, но поклонники смогли рассекретить девушку. Правда, роман Егора и Ксении продлился всего пару месяцев. Но, кажется, они остались в хороших отношениях, ведь под фото Дели ее бывший написал: «Поздравляю», добавив смайлик.

Егор Крид и Ксения Дели

28-летняя экс-подруга Джастина Бибера Ксения Дели ждет ребенка от 64-летнего миллиардера

Оссама Фатхи Рабах аль-Шариф и Ксения Дели

Два года назад пользователи Instagram с любопытством следили за свадьбой модели Playboy и экс-подруги Джастина Бибера Ксении Дели с миллиардером Осамой Фати Рабах аль-Шарифом. Сегодня же девушка посредством все той же соцсети рассказала о том, что она и ее супруг отовятся к рождению первого общего ребенка.

Счастлива,

— коротко подписала фотографию Дели, на которой она была запечатлена в слитном купальнике, подчеркивающем округлившийся животик модели.

Ксения Дели

Надо сказать, многие подписчики Ксении до сих пор сомневаются в искренности ее чувств к египетскому бизнесмену. И подобные разговоры не столько из-за несметных богатств мужа девушки, родившейся в небольшом молдавском городке, сколько из-за их разницы в возрасте — 36 лет. Впрочем, самих супругов эта цифра не смущает — они счастливы и наслаждаются жизнью.

При этом Дели продолжает активно сниматься, но на время беременности Ксения сделает паузу в работе, чтобы посвятить себя семье.

Оссама Фатхи Рабах аль-Шариф и Ксения Дели

Новостью с читателями SPLETNIK.RU поделился блогер WantedGirl.

Поделитесь новостью с друзьями!

Все даром | Tygodnik Powszechny

Хакавати — сказочник, гениальный баснописец, рассказчик, задача которого — рассказать историю каждому, кто готов ее слушать. Он сочетает в себе черты трубадура и коммивояжера, голиарда и коробейника. Кочуя из деревни в деревню, из города в город, он представляет зрителям свои незаурядные повествовательные способности. «Как и слово хакайе (рассказ, сказка, послание), хакавати происходит от ливанского слова хаки, означающего «разговор» или «разговор».В этом этимологическом комментарии, представленном Рабихом Аламеддином в его романе под названием "Хакавати" верно, там очень важная информация.

Для ливанцев сам акт разговора — это история. Разговор — это не только обмен информацией, но прежде всего рассказывание друг другу историй. История начинается, когда мы встречаем на своем пути другого человека и устанавливаем с ним повествовательные отношения. Или, говоря иначе: отношения между людьми устанавливаются благодаря историям, которые они должны рассказать.Узел, связывающий собеседников, представляет собой переплетение повествовательных нитей – мифов и сказок, рассказов и анекдотов, воспоминаний и фантазий. Его можно сплести за несколько мгновений и так же быстро распутать, когда собеседники расходятся в разные стороны. Более того, история (даже традиционная) приостанавливает социальные иерархии, а иногда даже упраздняет их вовсе. Правитель внимательно слушает своего слугу или сам играет роль рассказчика.

Одаренный хакавати становится почетным, а признание, которым он пользуется, предшествует его появлению на новом месте.Плохой баснописец кончает плачевно — без гроша в кармане, а иногда даже без головы. Аламеддин пишет, что в старину в каждой деревне был свой сказитель, вокруг которого концентрировалась энергия общины. Именно он, хранитель нарратива, интегрировал людей, принадлежащих к данному месту, но также обеспечивал им контакт с другими сообществами, где также циркулировали истории. Крайне важно, чтобы история, рассказанная Хакавати, была не только дополнением к повседневным делам.Да, жители собирались вокруг мастера (этот термин немного вводит в заблуждение, ведь функцию рассказчика мог выполнять любой, кто умел это делать) в одно время и в одном месте, но разрыва между историей и реальностью не было. . Община, таким образом, не соответствовала истории, а жила историей, потому что в нее было погружено частное и общественное существование ее людей.

И его зовут Баджерант

Рабих Аламеддин начинает свой роман так: «Послушайте.Теперь я буду твоим богом. Позвольте мне взять вас в путешествие за пределы вашего воображения. Позвольте мне рассказать вам историю. "Рассказчик становится здесь богом для тех, кто готов слушать. Это не означает, что хакавати требует от аудитории акта веры и религиозного обожествления. Это только дает понять, что он полностью контролирует сути истории - он может свободно формировать ее и вести аудиторию именно туда, куда он намеревался

. Роман

Аламеддина основан на очень простой сюжетной концепции.Год 2003. Усама аль-Чаррат возвращается в Бейрут из Лос-Анджелеса, где работает специалистом по информационным технологиям. Причина его визита - болезнь отца. Он приезжает в город, где вырос, но чувствует себя «туристом в чужой стране». В его роду несколько хакавати, поэтому возвращение в Ливан — это еще и возвращение к истории — большой, которую веками рассказывали бродячие сказочники, и маленькой, семейной, которую он забросил, уезжая в США. . Именно поэтому писатель окутывает судьбу Усамы и его близких коконом фантастических историй.Одни из них рассказываются рассказчиком, другие цитируются героями. Почти каждый разговор — это повод для рассказа. Текст Аламеддина — это движущаяся сцена, на которой разворачиваются сотни приключенческих историй.

Ключевой фигурой в жизни Усамы является его дедушка Измаил, великий рассказчик, продолжающий ливанскую традицию хакавати. В одной из сцен мы видим его тринадцатилетним подростком, бродящим по захудалым барам района Бейрута под названием Зейтун. Несмотря на большой талант, Измаил беден, публика не воспринимает его всерьез из-за юного возраста.Однажды он встречает богатого мальчика, который нанимает его в качестве личного шута. Поскольку у Измаила нет никаких документов и на вопрос о происхождении он отвечает уклончиво, бей дает ему прозвище аль-Чаррат, что означает «баджерант», «рассказчик», «байон». История навсегда вписана в имя деда, в фамилию всей семьи. Хакавати — это не только его профессия, не только страсть, но и ядро ​​его личности, его собственное имя. На самом деле в данном случае следует говорить не о ядре или фундаменте, а о ризоме, в которой закручиваются различные языки, дискурсы и истории.Документом, удостоверяющим личность Измаила, являются его рассказы, которые он каждую ночь представляет своей аудитории.

Чтобы еще больше подчеркнуть эту сложную родословную героя, Аламеддин делает его бастардом и ребенком двух культур. Отец Хакавати — британский врач и миссионер Саймон Твининг, а мать — армянская горничная Твининга Люсин. Рождение Измаила — как и подобает мастеру сказок — сопровождается таинственными знамениями. По мере приближения момента растворения семья врача собирается дома, чтобы послушать истории об Аврааме и царе Нимроде.Твининг продолжает историю спора о власти. Нимрод опасается, что бог, чье имя восхваляет Авраам, сбросит его с трона. Он приказывает стражникам разжечь большой костер и сжечь в нем Авраама. Измаил рождается как раз в тот момент, когда его отец рассказывает об испытании огнем. «У Хакавати должно быть идеальное время», — продолжает рассказчик.

История захвата власти сопровождает рождение истории неспроста. В комментариях к своему произведению Аламеддин подчеркивает, что не заботился о возрождении традиции устного повествования.Он использовал его, чтобы обновить жанр романа, напитать его новой сюжетной энергией, дать ему инъекцию новой жизни. Рабих Аламеддин принял литературное наследство от постмодернистов, дав им понять, что бог рассказов вовсе не умер. Наоборот, у него неплохо получается, только проявляется он в другом месте.

Где великие повествования?

Однажды дядя Джихад сказал Усаме: «Никогда не доверяй рассказчику. Доверься истории». Каждая страница, написанная Аламеддином, является свидетельством его полной веры в повествование.Один из эпиграфов «Хакавати» исходит из произведения Хавьера Мариаса и читается так: «Все можно рассказать. Нужно только начать, слово в слово».

Десять лет назад к подобным заявлениям относились снисходительно. Они были словно время выдуманной невинности и наивности, которые, казалось, невозможно воскресить. Вопреки видимости, Аламеддин не хочет возвращать нас к легендарному началу. Ей хорошо известны изменения, которые претерпел роман в 20 веке. Он чувствует ту атмосферу усталости, которая уже несколько десятилетий задает тон литературным дискуссиям в Европе и США.Но он не думает, что конец романа (объявленный несколько раз за последние сто лет) действительно не за горами. Еще раз: Аламеддин абсолютно убежден в каузативной силе истории, и его работа — это повествовательный вулкан.

Особо следует отметить тот факт, что в различных высказываниях автор «Хакавати» использует категорию, которая во второй половине ХХ века пользовалась особенно плохой репутацией. Речь идет о «великом повествовании», «великой истории».

В опубликованном в 1979 году «Состоянии постмодерна» Жан-Франсуа Лиотар провозгласил конец великих нарративов, которыми отмечена современная эпоха.Лиотар тогда говорил не о литературе (по крайней мере, не напрямую), а об историях, которые придавали динамику цивилизационным изменениям и организовывали жизнь западных обществ. К великим нарративам относится рассказ о прогрессивном освобождении разума, ставшего в новое время основой мира, обогащении всего человечества благодаря прогрессу науки и техники, спасении человеческих жизней. По мнению французского философа, судьба истории тесно связана с верой в беспрепятственное развитие обществ.Если импульс развития исчезает (например, под влиянием цивилизационных катастроф, войн или кризисов), то великие нарративы теряют свою импульсивность, внушаемость и правдоподобность, превращаясь в конвенциональные истории, которые, подобно дрянным романам, умирают в архивах современности. Никто не хочет их «читать», никто не смотрит на них, никто не сверяет с ними свои действия, потому что ясно, что заявленная ими цель никогда не будет достигнута.

Но это еще не все.Великие истории, врастающие в социальную ткань, обещают своим «читателям» полный контроль над реальностью, обещают синтез судеб и переживаний целых обществ. Это обещание было поставлено под сомнение и в ХХ веке, когда оказалось, что сложная природа современного мира (со всеми его экзистенциальными, научными, демографическими, политическими инвентарями и т. д.) не вписывается в существующие нарративы. Лиотар цитирует большой отрывок из «Философских исследований» Витгенштейна, в котором венский философ сравнивает язык со старым городом: «Наш язык можно рассматривать как в старых городах: переплетение улиц и площадей, старых и новых домов, домов с пристройки разных времен; и все это окружено многочисленными новыми пригородами с прямыми и правильными улицами, с типовыми домами».На таком языке невозможно создать великую историю. «Истории, — говорит Лиотар, — это сказки, мифы, легенды, полезные для женщин и детей». И в другом месте в том же духе: «Большинство людей даже потеряли тоску по потерянной истории».

Это, конечно, не означает, что упадок великих нарративов обесценил и свел на нет все формы повествования. В другой своей книге («Постмодернизм для детей») Лиотар пишет, что крах зрелищных историй «не мешает миллиардам мелких и менее мелких историй продолжать ткать ткань повседневной жизни».Иными словами, у нас остаются рассказы, микронарративы, обрывки сюжета, которые мы должны использовать по необходимости, но которые, с одной стороны, обречены на повторение (репертуар повествовательных средств ограничен), а с другой стороны к фрагментарному и локальному характеру.

Некоторые писатели восприняли эту ситуацию с большим энтузиазмом. Потому что не все верили в создание великих историй. Их кризис как бы открывал дорогу литературе, основанной на лингвистических и интертекстуальных играх.Но вскоре оказалось, что эту игру-сюжет нельзя тянуть вечно. В знаменитом эссе 1967 г. «Литература истощения» Джон Барт писал, что некоторые литературные формы были полностью израсходованы, повествовательные возможности полностью использованы. Остается текстовое жонглирование условностями, повторение и обработка одних и тех же сюжетных идей. Фигура грехопадения — у Барта Протея, которого Менелай, главный герой «Одиссеи», заставляет открыть свое истинное лицо. Протей меняет свой облик, надевает новые маски и, наконец, лично предстает перед Менелаем.Рассказы, написанные во второй половине ХХ века (эти «маленькие и менее второстепенные рассказы»), тоже меняют формы, исчерпывают повествовательные возможности, развлекают читателя игрой видимости. Но в конце этого процесса мы сталкиваемся вовсе не с «истинным лицом истории», а с пустотой — остатком великих историй. Мрачный финал «Безумия дня» Мориса Бланшо как нельзя лучше передает апокалиптический характер этого финала: «Сказки? Нет, никаких историй. Больше никогда».

Море историй

Но как обычно бывает с апокалипсисом, оказалось, что и этот не окончательный.Однако, прежде чем представить приключенческую версию борьбы между сторонниками истории и ее противниками, я хотел бы на мгновение остановиться на тексте Бланшо. Его главный герой и рассказчик одновременно обращает внимание на чрезвычайно важную сторону повести, а именно на ее экономическую основу. Согласно одной теории, история основана на обмене мнениями между рассказчиком и слушателем. Между ними возникают договорные отношения. Рассказчик пытается добиться своей цели (соблазнить, убедить, запутать, научить).То же самое и с тем, кто слушает. Он также пытается чего-то добиться (удовлетворить свое любопытство, испытать удовольствие, разбудить воображение, забыть о себе и т. д.).

Этот экономический порыв встречается во многих классических и современных историях. Однако Бланшо критикует его, предполагая наличие определенных переживаний, травм и страхов, которые никогда не станут предметом договорного соглашения между рассказчиком и слушателем. Точно неизвестно, какие переживания вызвали повествовательное бессилие героя Бланшо.На последних страницах рассказа его допрашивают несколько мужчин, которые просят рассказать, что же это было на самом деле. «Я должен был признать, что не смог сделать историю из этих событий. Я потерял чувство повествования».

Похожая ситуация происходит с главным героем Салманом Рушди в книге «Харун и море историй». Писатель воспользовался условностью детских сказок, спрятав под этой, казалось бы, инфантильной пеленой комментарий — один из самых интересных — к ранее описанному кризису повести.Главный герой Харун живет с родителями в городе с неизвестным названием (его жители не могут ее вспомнить).

Его отец Рашид — рассказчик (хотя некоторые противники называют его мастером гидратации). Целыми днями он рассказывает маленькому Харуну фантастические сказки и легенды, доставляя мальчику огромную радость. Но это не единственная работа Рашида. Он часто работает с политическими партиями, которые нанимают его в качестве оратора на митингах. Его цель – убедить местное население следовать их политическим программам.Однажды мать Харуна, Сораджа, уезжает с мистером Сангуптой, большим противником сказителей и сказителей. Разбитый Рашид уходит на очередной митинг, где ему предстоит выступить перед жителями городка Г. Однако оказывается, что он утратил свои способности. Из его рта выходят только непонятные звуки: «Аркарка». Точно неизвестно, что произошло и в чем причина отказа Рашида. Ответ исходит от загадочной фигуры, которая представляется как Джесли, Водяной Джинн, искатель воды из «Сказок о Великом море».Харун встречает ее в ванной и узнает, что Рашид отключился от Океана историй, потому что его подписка была отменена. Чтобы получить его, он должен отправиться на Луну Кахани, где берут свое начало все истории.

Кахани разделен на две части: в одной из них еще светит солнце, а в другой царит вечная тьма. Страной теней правит Хаттам-Шуд, который, как узнают герои, прибыв на место, ввел культ нового идола: ненавистника сказок Безабана.Выясняется, что Океан Истории был испорчен людьми Хаттам-Шуда. «В прежние времена, — пишет Рушди, — Ересиарх Хаттам-Шуда в своих проповедях обличал только рассказы, фантазии и сны; теперь же он принял более резкий тон и стал противником всякой Речи. В Чуп-Сити, школах, судах и театры были закрыты,из-за Закона о Безмолвии.Они не могли продолжать работу.Якобы свирепые последователи Мистерии вводили себя в транс и потом запечатывали уста.Так они медленно умирали от голода и жажды,принося себя в жертву в имя любви Безабана».

В конце концов, герои побеждают Хаттам-Шуда, Рашид восстанавливает свою повествовательную силу, а Сораджа возвращается домой. Тем не менее, их отношение к истории меняется. Рушди весело и, казалось бы, невинно критикует вышеупомянутую экономическую концепцию рассказа. Автор «Сатанинских стихов» указывает на еще один источник повествовательного импульса. Когда его герои путешествуют по темной стороне Луны Кахани, на их пути появляется танцующий мужчина. Оказывается, он использует танец как инструмент борьбы с «тенью», от которой не может освободиться.Герои в ужасе, но Харун уговаривает их остаться и послушать этого странного господина. Он говорит с ними на древнейшем языке — абхиная, языке жестов. Встреча и беседа становятся предлогом для рассказа истории, но и язык, и цель истории выходят за рамки классических отношений обмена.

Последнее слово принадлежит рассказу

Мы находим похожую сцену в Аламеддине. Измаил объясняет Усаме, почему он решил стать рассказчиком.Однажды он услышал хакавати в баре. Он не знал его языка, он не понимал ни слова из его истории, но все равно был очарован ею. Следовательно, побуждение к рассказу исходит откуда-то извне, извне (или даже: до) речи, которая не является единственным средством рассказа. Существенным моментом является то, что Измаил на самом деле не знает, что он получает от хакавати. Он чувствует, что рассказчик предлагает ему все, всю сокровищницу своих историй (из которых Измаил только чувствует ценность), ничего не требуя взамен.

Это не единственный случай, когда Аламеддин бросает вызов экономической идее повествования.Роман начинается со сказки об эмире, который хочет наследника мужского пола. Вожатые убеждают его, что у него должны быть отношения с другой женщиной, потому что его жена (у которой уже было двенадцать дочерей) никогда не родит ему сына. Визирь и слышать об этом не хочет - он любит свою жену и хочет иметь от нее сына. На помощь приходит Фатима, рабыня, знающая волшебницу, знающая некую волшебницу. Фатима отправляется в путешествие в сопровождении пяти солдат эмира и конюха Джавады. По дороге на них нападают бандиты.Их спасает хитрость Фатимы, из-за которой бандиты набрасываются друг на друга и взрывают себя. Ну почти до багажника. Есть один, который настаивает на том, что любит Джаваду и сделает все, чтобы завоевать его расположение. Фатима и Джавад дают ему семь дней, в течение которых он должен соблазнять их своими историями. Несмотря на все его усилия, ему это не удается — мы не только имеем дело с гомосексуальными отношениями, но и история перестает быть инструментом соблазнения. Или, говоря иначе: он может быть орудием соблазнения, но обмен и соблазнение не являются его основными функциями.

Аламеддин использует метод «переписывания» классических нарративов, заключающийся в изменении иерархии событий и устоявшихся отношений между персонажами. Это чрезвычайно важный аспект его истории, потому что он показывает иную социальную структуру (те, кого раньше не замечали, получают право голоса; те, кто играл главные роли, отходят на второй план). Это видно из истории эмира. В «Повести тысячи и одной ночи» визирь убивает других жен, останавливаясь только на Шахерезаде, которая пленяет его своим рассказом.Мало того, что эмир Аламеддин не хочет обижать или бросать свою жену, так еще и отсутствие сына получается по его вине. Пол потомства — как утверждает волшебница — зависит от того, какие истории нам нравятся. У Эмира есть только дочери, потому что он любит любовные истории. Ему нужно изменить свое бездумное отношение к повествованию. В «Хакавати» мы можем найти еще много вымышленных (а также социальных и политических) метаморфоз.

Конечно, переписывание существующих нарративов предполагает необходимость перекрестных ссылок и игры с различными условностями и текстами.В послесловии к роману Аламеддин пишет: «Рассказчик — плагиатор по природе. останется измельченным, перетертым, смешанным с небольшим количеством кардамона, иногда со щепоткой соли, трижды проваренным с сахаром и подаваемым в виде кипящей сказки». Далее он перечисляет литературные и нелитературные источники, которые он использовал при работе над своей работой.Плагиат здесь не означает буквального повторения и не означает исчерпания потенциала литературы. Заимствование — это всего лишь кофейное зерно. Важно то, как готовится история. Измаил постоянно говорит Усаме, что каждый хакавати рассказывает одну и ту же историю по-разному, и именно эта разница определяет степень его мастерства.

Я уже писал ранее, что герой Аламеддина, приехав в Бейрут, тоже возвращается к семейной истории. Помимо рассказа о дедушке, дядях, тетях, друзьях, матери, отце и многих других людях, она включает в себя и войну, которая является постоянной интермедией в этом романе.От Великой войны, от которой бежит дедушка Измаил (как и другие армянские сироты, ему удается сбежать от резни в Ливан), через войну с Израилем, до современных войн, на которые намекает Аламеддин. Не все критики отметили, что имя главного героя Усама, а его дядю (в остальном пацифиста) зовут Джихад. Несмотря на постоянное присутствие войны, связанные с ней травмы не блокируют повествование. Наоборот: история служит для их проработки.

Аламеддин, как ранее Салман Рушди, не только сумел описать процесс взаимопроникновения арабской и западной культур (между которыми нет непреодолимой границы), но и сумел возродить жанр романа с помощью ливанской традиции устное повествование.Он дал западному роману новое имя: хакавати.

***

Когда дедушка Измаил умирает, он настойчиво повторяет одну фразу: «Он не знает моего имени. Он не знает моего имени». Он имел в виду, конечно, свое настоящее имя Твининг, которое исчезло в тени его прозвища аль-Чаррат. Историю своего происхождения он рассказал внуку Усаме, но тот этого не знает. Спустя годы Усама, стоя у постели умирающего отца, раскроет ему тайну Измаила. Но это также и потеря имени, которое приходит с концом истории.В романе Рушди горожане вспоминают его имя только тогда, когда освобождается источник истории. Когда Рашид и Харун снова собираются вместе, они обнаруживают, что люди танцуют и веселятся. Название города — Кахани, что на хиндустани означает «история».

Раби Альмеддин, Хакавати, мастер рассказов Перевод: Матеуш Боровски, Анна Гралак, Мария Макух 552 страницы Wydawnictwo Znak, 2009

.90 000 высоких башен. «Аль-Каида» и нападение на Америку — Лоуренс Райт — электронная книга
Введение в новое издание (2021)

Я начал писать отчет об 11 сентября сразу же, в то же утро. Телефоны на Манхэттене не работали, поэтому я написал Дэвиду Ремнику, главному редактору The New Yorker, что приступаю к делу, и он может рассчитывать на меня. Во второй половине дня, когда телефонная связь была восстановлена, Ремник провел телеконференцию с дюжиной журналистов, разбросанных по стране, которым были поручены совсем другие задачи.Он попросил нас собрать истории людей, чья жизнь диаметрально изменилась после этих терактов. Сам он намеревался позже свести эти истории воедино.

Я связался с Кирком Кьельдсеном, молодым журналистом Waters, который должен был посетить конференцию, организованную издательской группой Risk Waters Group во Всемирном торговом центре 11 сентября. Он заснул в метро и пропустил свою станцию, так что он уже опоздал, когда ускорил движение на эскалаторе из подземного мира в главный вестибюль.Ему сказали, что надо на скоростном лифте подняться на семьдесят восьмой этаж, а там он пересядет на второй, отправившись прямо в ресторан «Окна в Мир» на сто шестом этаже — самом вершине здания, которое какое-то время было самым высоким в мире.

Было восемь сорок четыре. Кирк Кьелдсен был нетерпелив, так как лифтер все еще ждал мужчину и женщину, которые также направлялись на ту же конференцию. Если дверь закроется и лифт запустится, Кьельдсен, несомненно, погибнет, как и по меньшей мере двести других людей, запертых в ста девяноста восьми лифтах двух башен Всемирного торгового центра.Часть пассажиров сгорела, когда окна были залиты топливом разбившихся самолетов, другие погибли в результате падения, когда оборвались тросы, поддерживающие кабины. Кирк Кьелдсен, однако, выжил - ему пришлось ждать, пока пара пройдет через вестибюль. Когда женщина вошла внутрь, он заметил татуировку в виде розы на ее лодыжке. В следующий момент здание содрогнулось.

"Лифт начал прыгать вверх и вниз, как йо-йо", - сказал он. - Никто не кричал и не паниковал. Дверь остановилась в процессе закрывания, оставив открытой где-то на три четверти пути.Оператор только сказал: «О, черт, что это было?» Я думал, что в здании взорвалась бомба.

Кьельдсен вернулся в вестибюль. Атриум уже наполнился дымом. Он мог видеть осколки бетона на полу.

- Сначала я увидел кусок размером с будильник, потом повернулся и увидел другой, размером со стол.

Заметил дверь; он думал, что это выход, но оказалось, что он ведет на смотровую площадку. Туфли на высоких каблуках, мокасины и оксфорды, сумки, портфели и, как он понял через некоторое время, были разбросаны человеческие останки.

- Люди выпрыгивали из окон […], махали руками в воздухе. В фильмах я, наверное, миллион раз видел, как люди падают, но это всегда была своего рода хореография. На этот раз это выглядело действительно ужасно. Люди вели себя как лемминги: выстраивались в очередь и сбрасывали сразу слишком много людей. Внезапно рядом со мной что-то упало, и я спрятался обратно в здание.

Внутри он тоже видел умирающих людей.

- У одного человека не было кожи, он был весь в белой пыли. Он был похож на фантом.Когда я поспешил мимо него, он сделал два коротких вдоха, как бы говоря: «Ха-ха», а затем замер, как и все обломки вокруг него.

Кьельдсен последовал за толпой к внешнему проходу. Выйдя из здания, он поднял глаза и увидел второй самолет.

- Выглядело так, будто небоскреб прочертила светящаяся стрела.

Статья в The New Yorker заканчивалась размышлениями Кьельдсена о его возвращении из Всемирного торгового центра в свою квартиру в Квинсе, и его переживания послужили основой для некоторых описаний и чувств, цитируемых в книге «Возвышенные башни».Это также заставило меня осознать, что мне придется потратить большую часть своей жизни, пытаясь понять, почему все это произошло.

Мне до сих пор трудно выразить эмоции того времени. В течение двух дней, когда я брал интервью у Кьельдсена, я лил слезы, записывая его показания, а временами переполнялся гневом и оцепенел от отчаяния. Однако у меня было другое чувство, разделяемое многими представителями моего поколения: наша страна должна еще раз отстаивать свои ценности. Раньше мы как-то умудрялись об этом не думать, потому что серьезных проблем у нас не было со времен окончания холодной войны.Наш опыт не состоял из того, что составляет ткань истории — мировых войн, экономических кризисов, эпидемий и революций. Но теперь на нас напали, и теперь наша очередь еще раз доказать, что Соединенные Штаты Америки представляют собой силу, защищающую добро от зла.

Это чувство быстро исчезло. Наша страна погрузилась в хаос, мы развязали ненужную войну и пытали подозреваемых в секретных тюрьмах. Мир после 11 сентября был отмечен необдуманными действиями раненой нации.

Поговорив с главным редактором, я начал просматривать некрологи, появляющиеся в сети, и искать персонажа, биография которого могла бы лечь в основу текста. На сайте «Вашингтон пост» я нашел упоминание о Джоне О’Ниле — бывшем директоре контртеррористического отдела нью-йоркского отделения ФБР, где велось судебное преследование Усамы бен Ладена и расследование «Аль-Каиды». Его профессиональные позиции ослабли в результате скандала с удалением конфиденциальной информации из офиса, поэтому в конце концов он согласился на должность директора по безопасности Всемирного торгового центра.Вместо того, чтобы добраться до бен Ладена, он стал одной из его жертв. Я знал, что история Джона О'Нила может показать тайное королевство американских спецслужб и раскрыть, почему американцам не удалось остановить запланированные атаки.

Пока я углублялся в эту историю, произошел тревожный личный опыт. В 1998 году, за три года до терактов 11 сентября, на экраны вышел фильм «Осадное положение», в создании которого я принимал участие. Работая над сценарием, я задался вопросом: а что, если террористы решат напасть на Америку? «Аль-Каида» уже в августе того же года осуществила взрывы двух американских посольств в Восточной Африке.Там погибло двести двадцать четыре человека. Еще одно нападение произошло две недели спустя, 25 августа, в ресторане Planet Hollywood в Кейптауне, Южная Африка. Двое мужчин были убиты, а одна маленькая британка потеряла ногу. Радикальная исламистская организация утверждала, что ее вдохновили предвестники осадного положения. В качестве объекта атаки она выбрала ресторан «Планета Голливуд», поскольку Брюс Уиллис, сыгравший главную роль в фильме, был одним из акционеров всей сети. Когда фильм был выпущен в ноябре того же года, группы мусульман, которые считали, что они были созданы голливудскими кинематографистами по стереотипам, протестовали против него.В финансовом отношении фильм оказался провальным. После терактов 11 сентября она стала самой продаваемой игрой в Америке.

Сюжет раскрывает явный антагонизм между ФБР и ЦРУ. В то время эти два института конкурировали друг с другом за контроль над проблемой терроризма в Соединенных Штатах. Дензел Вашингтон играет в фильме человека, который на самом деле был Джоном О'Нилом. Центральное разведывательное управление представляет Аннет Бенинг. В фильме агенты учатся работать вместе, чтобы останавливать нападения.Я думаю, именно поэтому люди так стремились брать этот фильм позже — его концовка вселяет надежду. Однако в реальной жизни эта надежда не оправдалась. По сей день я считаю, что теракты 11 сентября можно было остановить, если бы только ФБР и ЦРУ сотрудничали.

В феврале 2002 года я подписал контракт на создание книги, которая будет "обширным рассказом о событиях 11 сентября". Изначально я должен был сдать половину текста в феврале следующего года. Я вычеркнул этот месяц из своего контракта и заменил его на март.Это показывает, как много мы понятия не имели — я и издатель — во что ввязываемся. Вернул готовую книгу через пять лет.

Это были самые одинокие, но и самые захватывающие годы моей жизни. Сначала я отправился в Египет, чтобы написать главу об Аймане аз-Завахири — фигуре, в то время почти совершенно неизвестной на Западе, которую родственники и соратники называли «мозгом» действий бен Ладена. Три десятилетия назад я преподавал английский язык в Американском университете в Каире.На четыре года моложе меня Завахири был примерно того же возраста, что и мои студенты, и в то время изучал медицину в Каирском университете. Его жизнь — это картина приверженности наших противников. Пятнадцатилетним Завахири основал подпольную ячейку, чтобы свергнуть египетское правительство.

Я тоже должен был написать об Усаме бен Ладене, но саудовцы отказались пустить меня в качестве репортера. В конце концов, мне удалось найти работу наставника молодых журналистов в англоязычной газете, издаваемой в Джидде, родном городе бен Ладена.Это дало мне гораздо больше свободы, чем если бы я поехал туда в качестве репортера. Для меня мои ученики были бесценным источником информации о местном невротическом и угнетенном обществе.

Джамаль Халифа был шурином Усамы бен Ладена и лучшим другом до терактов 11 сентября, которые разделили их. Он также стал моим другом, так что своего рода связующее звено между мной и лидером террористов. Он был полным энтузиазма и очень проницательным источником и оказал мне большую услугу, взяв интервью у одной из своих четырех жен — любимой сестры бен Ладена.Он был убит в 2007 году на Мадагаскаре, где владел шахтой по добыче драгоценных камней. Убийцы только вынули жесткий диск из его компьютера и не съели ни денег, ни драгоценностей, что натолкнуло семью на мысль, что они действовали от имени сил специального назначения США. Еще одним моим другом и ценным источником информации был журналист Джамаль Хашукджи, который сообщил о действиях бен Ладена в Афганистане и публично осудил его после терактов 11 сентября. В 2018 году он был убит саудовцами, возможно, по приказу принца Салмана.И Джамаль Халифа, и Джамаль Хашукджи предоставили мне огромное количество ценной информации об Усаме бен Ладене и его кругах, включая множество подробностей о его личной жизни.

Я редко чувствовал угрозу, хотя, когда я подписал контракт на подготовку книги, журналист Wall Street Journal Дэниел Перл был похищен в Пакистане, а затем обезглавлен. Скорее всего, это был Халид Шейх Мухаммад, член «Аль-Каиды», ответственный за подготовку терактов 11 сентября.Но я все еще наивно верил, что репортеры неуязвимы, и с тех пор это полностью исчезло, поскольку многие из моих храбрых коллег в международном журналистском сообществе уже отдали свои жизни, пытаясь понять этот новый вид варварства, характерный для нашей эпохи.

Эта работа, однако, потребовала некоторых затрат на здоровье. У меня была травма спины, и боль усиливалась из-за бесконечных авиаперелетов на Ближний Восток и в Южную Азию.Поэтому я начал носить с собой большой надувной мяч, на котором можно было сидеть. Когда я впервые побывал в Хартуме, куда бен Ладен переместил базу «Аль-Каиды» с 1992 по 1996 год, у меня был с собой этот мяч. Это пригодилось, когда однажды ко мне постучался услужливый агент суданской разведки. Он привел ко мне человека, которого описал как члена «Аль-Каиды». Я предложил ему свой единственный стул. Агент лег на кровать и тут же уснул. Так что я сам сел на мяч.

Это было мое первое интервью с представителем «Аль-Каиды», но оно оказалось совершенно другим, чем я ожидал.Мой собеседник оказался веселым парнем, который любил хлопать себя по колену, когда рассказывал что-нибудь смешное — вроде того, как бен Ладен впервые открыл ему свое намерение создать террористическую организацию, сражающуюся во всем мире за дело ислама. «И я сказал ему: «Как ты собираешься перевозить ее членов? На самолетах Air France? Удар в колено.

Он не назвал своего имени, но, похоже, знал все о Бен Ладене. Вернувшись в Штаты, мне удалось установить, что это был Мухаммад Луадж Баджазид, с боевым именем Абу Рида ас-Сури.Он был бизнес-консультантом бен Ладена в Хартуме и секретарем на учредительном собрании «Аль-Каиды» в Пешаваре 20 августа 1988 года. О, если бы я только знал! Я поспешил обратно в Судан, но он не был заинтересован в установлении контакта. В конце концов, во время моего третьего визита туда он согласился встретиться, а затем дал мне ценную информацию из первых рук, о которой мечтает каждый репортер.

- Почему ты не хотел меня видеть в прошлый раз? — спросила я, все еще потирая ноющую спину.- Путешествие в Хартум не так просто.

"Я не знал, можно ли тебя воспринимать всерьез", - ответил он. - Во время первой встречи вы сидели на каком-то воздушном шаре.

Организация, напавшая на Америку в 2001 году, насчитывала от трехсот до четырехсот человек — такое же количество бойцов «Аль-Каиды», вероятно, в настоящее время проживает в Афганистане. По оценкам, в более крупную сеть входят от тридцати до сорока тысяч человек, принадлежащих к родственным организациям, разбросанным от Марокко до Индии.Не имея ничего общего с исламом, террористические группы, такие как неонацисты и сторонники превосходства белой расы, открыто следуют модели, созданной бен Ладеном. В 2021 году директор ФБР Кристофер Рэй говорил о своеобразном «салат-баре» идеологии: потенциальные террористы выступают под разными знаменами и пробуют разные движения, чтобы оправдать насилие, которое их больше всего привлекает.

Преемник бен Ладена Аджман аз-Завахири однажды заметил, что «Аль-Каида — это прежде всего сообщение, а затем уже организация».Мы все хорошо знаем это послание. Современный мир, отчасти созданный «Аль-Каидой», наводнен многочисленными идеологиями, привлекающими как маргинализированных и отчаявшихся людей, так и тех, кто очарован насилием и жаждет оставить кровавый след на страницах истории.

Лоуренс Райт

Май 2021

Пролог

17 марта 1996 года, в День святого Патрика, Дэниел Коулман — агент нью-йоркского отделения Федерального бюро расследований (ФБР), занимающийся внешней разведкой, отправился в район Вашингтона, в Тайсонс-Корнер, где он должен был устроиться на новую работу.Тротуары все еще были покрыты серыми сугробами, оставленными снежной бурей несколько недель назад. Коулман вошел в неприметное офисное здание, занимаемое правительственными учреждениями, и поднялся на лифте на четвертый этаж, где располагалась только что созданная единица под названием Alec Station.

Станции Центрального разведывательного управления (ЦРУ) обычно располагаются в странах, где проводятся операции. Станция Алек была первой «виртуальной» станцией, расположенной всего в нескольких километрах от штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли.Это подразделение Контртеррористического центра ЦРУ называлось в схеме агентства «Финансовые связи террористов», но на самом деле оно было сосредоточено на отслеживании деятельности одного человека — Усамы бен Ладена, который был признан главным спонсором террористической деятельности. международный терроризм. Дэниел Коулман впервые услышал о нем в 1993 году, когда иностранный источник упомянул «саудовского принца», поддерживающего радикальную исламистскую ячейку, намеревавшуюся взорвать несколько важных объектов в Нью-Йорке, включая штаб-квартиру Организации Объединенных Наций (ООН), туннели Линкольна и Голландию. и даже оккупированное ФБР офисное здание на Федерал Плаза, 26, где работал Коулман.Теперь, три года спустя, его, наконец, отправили в Тайсонс, чтобы посмотреть собранную там информацию и посмотреть, не послужила ли она основанием для расследования.

Тридцать пять томов файлов бин Ладена были собраны на станции Алек - в основном записи телефонных разговоров, записанные подслушивающими устройствами Агентства национальной безопасности (АНБ). Коулману они казались не разнообразными и не приводящими к конкретным выводам. Тем не менее на всякий случай дал ход делу, на случай, если окажется, что этот «спонсор» больше, чем кажется.

Как и многие другие агенты, Дэниел Коулман был обучен операциям холодной войны. Он присоединился к ФБР в 1973 году и сначала работал в офисе. Его любознательность и предвзятость к исследованиям естественным образом направили его в сторону контрразведки. В 1980-х годах он сосредоточился на вербовке шпионов из числа многочисленных дипломатов-коммунистов, работающих в кругах ООН, — его особым достижением стала вербовка атташе из Восточной Германии.В 1990 году, сразу после окончания холодной войны, его направили в группу, занимающуюся проблемой терроризма на Ближнем Востоке. Этот опыт не очень хорошо подготовил его к новому повороту — то же самое можно сказать и о всей команде ФБР, которая считала терроризм неприятностью, но не серьезной угрозой. В ясные дни после падения Берлинской стены ни у кого не возникло искушения поверить, что у Америки все еще могут быть враги.

Однако в то время, в августе 1996 года, Усама бен Ладен, спрятавшийся в пещере в Афганистане, объявил войну Соединенным Штатам в качестве причины, сославшись на присутствие американских войск в Саудовской Аравии через пять лет после окончания персидской Война в Персидском заливе.«Это наше право и моральный долг — терроризировать вас, носящих оружие на наших землях», — заявил он, якобы выступая от имени всех мусульман. Выдержка из его длинной фетвы была адресована непосредственно Уильяму Перри, министру обороны США: «Эти молодые люди любят смерть так же сильно, как вы любите жизнь. […] Они не будут просить объяснений. Их песня расскажет вам, что между нами нет ничего, что требовало бы объяснения, — только убийства и удары мечом по шее»1.

Кроме Дэниела Коулмана, мало кто в Америке, даже в самом ФБР, ничего не знал об этом саудовском диссиденте. Тридцать пять томов файлов, собранных на станции Алек, изображали мессианского миллиардера из очень большой и влиятельной семьи, тесно связанной с правителями Королевства Саудовская Аравия. Он сделал себе имя во время священной войны против советских оккупантов в Афганистане. Коулман достаточно знал историю, чтобы распознать в своих призывах к войне отсылки к эпохе крестовых походов и древней борьбе ислама.Читая объявление войны бен Ладеном, создается впечатление, что ты вернулся в мир тысячелетней давности, как будто время остановилось, как будто между тем периодом и сегодняшним днем ​​не произошло ничего нового, а крестовые походы все еще шли. Коулман не мог понять, откуда исходит столько гнева с другой стороны. — Что мы с ним сделали? Он задумался.

Дэниел Коулман показал фетву Бен Ладена юристам федерального прокурора Южного округа Нью-Йорка. Содержание документа было, конечно, странным и необычным, но было ли это преступлением? Прокуроры ломали голову над используемой формулировкой, пока не нашли редко цитируемый закон о Гражданской войне, в котором говорилось о «заговорщической подрывной деятельности» и запрещалось подстрекательство к насилию и попыткам свержения властей США.Применять его к саудиту без гражданства, сидящему в пещере в афганском нагорье, казалось натянутым, но на этих сомнительных предпосылках Коулман, который все еще работал один, возбудил уголовное дело против человека, который вскоре станет самым разыскиваемым человеком в истории. ФБР.

Несколько месяцев спустя, в ноябре 1996 года, Дэниел Коулман отправился на военную базу США в Германии в сопровождении двух федеральных прокуроров: Кеннета Караса и Патрика Фицджеральда.В хорошо обустроенном укрытии их поджидал шаткий суданский осведомитель Джамаль аль-Фадл, утверждавший, что работал на Усаму бен Ладена в Хартуме. Коулман имел с собой набор фотографий опознанных сообщников бен Ладена — большинство из них Фадл узнал сразу. Он, конечно, излагал свою точку зрения, но он явно знал плеймейкеров. Только то, что он явно лгал следователям и явно окрашивал свою историю, представляя себя героем, всегда идущим правильным путем.

- Так почему ты убежал? — спросили прокуроры.

Фадл ответил, что любит Америку. Ранее он жил в Бруклине и знал английский язык. Затем он показал, что сбежал, чтобы написать бестселлер. Он явно нервничал и не мог усидеть на месте. Нетрудно было сказать, что ему есть что сказать. Потребовалось несколько долгих дней, чтобы убедить его прекратить выдумывать вещи и признать, что он сбежал, прихватив с собой более ста тысяч долларов, принадлежащих Усаме бен Ладену.После этих слов он зарыдал и не мог успокоиться. Это был поворотный момент во всем расследовании. Фадл согласился стать главным свидетелем, если судебный процесс состоится, что на тот момент казалось маловероятным, учитывая хрупкость оснований для обвинительного заключения, рассматриваемого федеральной прокуратурой.

Но потом Фадл добровольно заговорил об организации под названием «Аль-Каида». Допрашивавшие его американцы впервые услышали это имя. Фадл описал тренировочные лагеря и спальные камеры.Он сказал, что Усама бен Ладен заинтересован в приобретении ядерного и химического оружия. Он утверждал, что «Аль-Каида» несет ответственность за взрыв в Йемене в 1992 году и за обучение боевиков, которые позже сбили американский вертолет в Сомали. Он дал имена и нарисовал схемы организации. Следователи слушали все это пораженные. В течение двух недель, по шесть или семь часов в день, они неоднократно спрашивали его об одних и тех же деталях, чтобы убедиться, что его показания последовательны.Никаких расхождений в них не обнаружено.

Когда Дэниел Коулман вернулся в свой офис, никого особо не интересовали эти разоблачения. Все согласились, что показания Джамаля аль-Фаделя пугают, но можно ли верить словам вора и отъявленного лжеца? ФБР также участвовало в других важных расследованиях.

Коулман в течение полутора лет самостоятельно руководил расследованием дела Усамы бен Ладена. Поскольку он работал на станции Алек, о нем почти забыли в штаб-квартире ФБР.Благодаря прослушкам, установленным в компаниях бен Ладена, он смог нарисовать карту сети «Аль-Каиды», охватывающей Ближний Восток, Африку, Европу и Среднюю Азию. Он был в ужасе, обнаружив, что многие сообщники «Аль-Каиды» связаны с Соединенными Штатами. Он пришел к выводу, что это была глобальная террористическая организация, стремящаяся уничтожить Америку, но он не смог заставить свое начальство даже ответить на его звонки по этому поводу.

Ему пришлось в одиночестве задуматься над вопросами, которые потом всех заинтригуют: Откуда взялось все это движение? Почему он выбрал Америку в качестве цели атак? Что можно сделать, чтобы остановить это? Дэниел Коулман действовал как лаборант, изучающий ранее неизвестный вирус под микроскопом.Смертоносная мощь «Аль-Каиды» постепенно становилась очевидной. Организация была небольшой — всего девяносто три члена в то время — но частью более крупного радикального движения, которое набирало силу во всем исламском мире, особенно в арабских странах. Чума могла быстро распространиться. Члены группы были хорошо обучены и закалены. Судя по всему, они тоже были полны ресурсов. Более того, они оставались фанатично преданными делу и были убеждены, что победят.Они разделили настолько важную для них идею, что были готовы с энтузиазмом отдать за нее свои жизни, убив при этом как можно больше людей.

Самое страшное было то, что мало кто воспринял угрозу всерьез. Это казалось слишком причудливым, слишком примитивным и экзотическим. Это противоречило американской вере в то, что современность, наряду с технологическим прогрессом и демократическими ценностями, является достаточной защитой от опасных перипетий истории.С этой точки зрения высокомерные жесты бен Ладена и его сторонников выглядели абсурдными и довольно жалкими. Между тем «Аль-Каида» вовсе не была пережитком прошлого. Она умела пользоваться современными технологиями и современными идеями, что не должно было никого удивлять, ведь история этой организации началась в Америке, и не так давно.

1Мученик

Во время путешествия на корабле из Александрии (Египет) в Нью-Йорк в частной каюте первого класса Саджид Кутб2, немощный писатель и учитель средних лет, переживал кризис веры.«Должен ли я поехать в Америку, как любой обычный получатель стипендии, который сосредоточен на еде и сне, или я должен быть особенным? Он задумался. - Перед лицом столь многих греховных искушений, должен ли я придерживаться велений ислама или лучше позволить себе извлекать пользу из того, что меня окружает?» 3 Это был ноябрь 1948 года. На горизонте маячил Новый Свет — победоносный, богатый и свободный. Египет отставал, оборванный и залитый слезами. Путешественник никогда прежде не покидал своей родины.Теперь он сделал это тоже не по своей воле.

Этот серьезный, одинокий, невысокий человек со смуглым лицом, темными волосами, высоким лбом и глазами, выдававшими характер весьма властный и обиженный, всегда выглядел с достоинством, имел тонкие усы под носом и даже под палящим египетским солнцем носил костюмы-тройки. Для сорокадвухлетнего парня, который так заботится о своем достоинстве, перспектива вернуться к роли студента могла показаться унизительной. Родом из глинобитной деревни в Верхнем Египте, Кутб уже давно превзошел свои скромные стремления стать уважаемым членом государственной администрации.Его литературные и критические работы сделали его одним из самых популярных писателей Египта, но также вызвали гнев распутного короля Фарука I, который выдал ордер на его арест. Влиятельные друзья Саджида поспешно организовали его выезд из страны4.

Саджид Кутб в то время занимал удобную должность инспектора в Министерстве образования. Что касается взглядов, он был страстным египетским националистом и антикоммунистом, что оставалось довольно типичным для тогдашних крупных клерков из среднего класса.Понятия, из которых должен был родиться исламский фундаментализм, еще не были у него полностью прояснены; он сам позже говорил, что до того, как сел на корабль в Америку, он не был даже особо религиозным человеком5 - хотя он выучил Коран наизусть еще в десятилетнем возрасте,6 и его сочинения постепенно приобретали более консервативный характер . Как и у многих других египтян, британская оккупация и презрение к конформизму пресыщенного короля Фарука I способствовали росту его радикализма.Антибританские протесты прокатились по всему Египту, и образовались различные подрывные политические группировки, направленные на изгнание иностранных войск, а при хорошем ветре и самого короля. Этот скромный правительственный чиновник среднего звена казался особенно угрожающим, потому что в своих письмах он прямо и многозначительно комментировал ситуацию. Хотя ему так и не удалось выйти в литературные авангарды арабских писателей (что, кстати, наполняло его горечью на протяжении всей жизни), с точки зрения властей он был все более раздражающим врагом.

В нем было много от западного человека - одежда, любовь к классической музыке и голливудскому кино. Он читал переводы произведений Дарвина и Эйнштейна, поэзию Байрона и Шелли, любил французскую литературу, особенно произведения Виктора Гюго7. Между тем перед поездкой в ​​Америку его беспокоило прогрессивное влияние вездесущей западной цивилизации. Несмотря на всю свою эрудицию, он видел Запад как культурный монолит. Различия между капитализмом и марксизмом, христианством и иудаизмом, фашизмом и демократией казались ему ничтожными по сравнению с существовавшим в его голове великим делением: с одной стороны ислам и весь Восток, с другой - христианский Запад.

Однако Америка не была вовлечена в колониальную авантюру, которая ознаменовала отношения между Европой и арабским миром. В конце Второй мировой войны казалось, что он стоит над глубоким политическим разрывом между колонизаторами и колонизаторами. Трудно было не поддаться искушению представить его полной противоположностью колониальным устремлениям: народ, освободившийся от ига тиранов и восторжествовавший над ними. Сила страны, казалось, заключалась в ее идеалах, а не в европейском представлении о культурном превосходстве или классовых и расовых привилегиях.А поскольку Америка охотно представилась страной иммигрантов, в ней нашли свое место люди со всего мира. Арабы также, как и другие, создали там свои колонии, а родственные связи приблизили их к тем ценностям, которые эта страна написала на своих знаменах.

Поэтому Саджид Кутб, как и многие другие, почувствовал себя потрясенным и преданным новостями о послевоенной поддержке сионистов правительством США. В момент, когда его корабль выходил из порта Александрии, египетская армия вместе с войсками пяти других арабских стран как раз вели последние сражения, проигрывая войну с Израилем, отстаивая независимость еврейского государства, созданного в Арабский мир, представители которого были поражены не только решимостью и навыками израильских солдат, но и некомпетентностью собственных войск и провальными решениями, принимаемыми их лидерами.Их поражение наполнило их чувством стыда, которое повлияло на арабский интеллектуальный ландшафт более значительно, чем любое другое событие в современной истории. «Я ненавижу и презираю этих жителей Запада! Кутб написал после того, как президент Гарри Трумэн одобрил перевод ста тысяч еврейских беженцев в Палестину. - Все без исключения: англичане, французы, голландцы и, наконец, американцы, которым так многие из нас доверяли»8.

Пассажир в частном салоне первого класса уже испытал на себе вкус романтической любви, но в основном связанных с ней страданий.Плохо замаскированное описание неудавшихся отношений вошло в один из его романов, после чего он полностью отвернулся от института брака. Он утверждал, что ему не удалось найти подходящую кандидатуру среди «недостойных» женщин, которые без зазрения совести демонстрировали себя в публичном пространстве9; в результате этого положения он был теперь, уже в зрелом возрасте, одиноким и безутешным человеком. Ему по-прежнему нравилось общество женщин — у него были близкие отношения с тремя его сестрами, — но сексуальность представляла для него угрозу, и он прятался в коконе неодобрения, видя в сексе препятствие на пути к спасению.

Он был наиболее близок со своей матерью10. Фатима была совершенно неграмотной женщиной, которая отправила в Каир учиться в высшей степени одаренного сына. Он потерял отца в 1933 году, когда ему было двадцать семь лет. Следующие три года Саджид работал учителем в разных частях провинции, пока его, наконец, не перевели в Хелуан, богатый город недалеко от Каира. Он привел туда всю свою семью. Его крайне консервативная мать так и не освоилась там; она постоянно была начеку против наступающего иностранного влияния, которое было более очевидным в Хелуане, чем в ее родной деревне.Должно быть, она заметила их и в своем ученом сыне.

Молясь в своей каюте, Саджид Кутб все еще не мог решить, как правильно определить себя. Должен ли он быть «нормальным» или, скорее, «особенным»? Устоять перед искушением или побаловать себя? Строго придерживаться заповедей ислама или отвергнуть их и принять ценности грешного материалистического Запада? Как и все пилигримы, он совершил сразу два путешествия: одно вело вовне, в широкий мир, а другое углублялось во внутренности собственной души.«Я решил стать истинным мусульманином!» - он написал. Однако сразу же после этого он усомнился в своих намерениях. «Это искреннее заявление или просто каприз?» 11

Эти размышления прервал стук в дверь. Перед его каютой стояла молодая девушка, которую он описал как худую, высокую и «полуголую» 12. Она спросила его по-английски:

- Могу я быть вашим гостем сегодня вечером?

Кутб ответил, что в его каюте есть только одна кровать.

"Двое могут разместиться на одной кровати", сказала она.

Возмущенный ученый закрыл перед ней дверь. «Я также слышал, как она упала на деревянный пол в коридоре, и понял, что она была пьяна», — писал он позже. «Я сразу же поблагодарил Бога за то, что он помог мне преодолеть искушение и придерживаться моих моральных императивов».

Этот одинокий человек - гордый, порядочный, измученный и убежденный в правильности своих убеждений - должен был использовать свои сочинения, чтобы сеять хаос в исламском мире, угрожать режимам во всем мусульманском мире и тащить за собой целое поколение безродной молодежи. Арабы, у которых был смысл и цель, наконец нашли жизнь в идее джихада.

Кутб достиг гавани Нью-Йорка во время курортного сезона и в самое благополучное время в истории США13. Послевоенный экономический бум принес процветание всем: и банкирам с Уолл-стрит, и автопроизводителям из Детройта, и фермерам, выращивающим картофель в Айдахо. Внезапный рост богатства способствовал росту удовлетворенности капиталистической моделью государства, которая, в конце концов, подверглась столь суровому испытанию в не столь отдаленный период Великой депрессии. Безработица теперь казалась Америке совершенно чуждой; официально сообщалось, что он ниже четырех процентов.Практически любой, кто хотел работать, мог куда-то устроиться. Половина мировых финансовых ресурсов теперь находилась в руках американцев24.

Гуляя по празднично освещенным улицам Нью-Йорка, Кутб, должно быть, особенно остро ощущал контраст с бедным Каиром. Витрины роскошных магазинов заманивали устройствами, о которых ученый раньше только слышал: телевизорами, стиральными машинами и другими потрясающими чудесами техники, до отказа заполнившими многочисленные универмаги.Новые офисные и жилые башни втиснулись на каждый свободный участок между Эмпайр Стейт Билдинг и Крайслер Билдинг, плотно заполняя ландшафт Манхэттена. Как в центре города, так и в его дальних районах были построены крупные жилые массивы для размещения огромных масс переселенцев.

Неудивительно, что в такой динамичной и процветающей среде, среди беспрецедентного смешения культур возводился могущественный символ меняющегося мира: комплекс зданий на берегу Ист-Ривер, призванный стать штаб-квартирой Организация Объединенных Наций - организация, отражающая сильные интернационалистские тенденции, присутствующие в послевоенном мире.И все же сам город воплощал идею всеобщей гармонии более выразительно, чем какое-либо отдельное понятие или институт. Всех тянуло в Нью-Йорк, потому что именно здесь деньги, власть и культурная энергия смогли изменить мир. Почти миллион русских, полмиллиона ирландцев и столько же немцев, не говоря уже о пуэрториканцах, доминиканцах, поляках и бесчисленном количестве китайцев, часто нелегально пребывающих в США, дешевая рабочая сила - они тоже нашли убежище в этом открытом для всех месте.Всего за восемь лет чернокожее сообщество выросло на пятьдесят процентов (до семисот тысяч) — они тоже нашли там убежище, спасаясь от расизма американского Юга. Точно так же четверть восьмимиллионного населения Нью-Йорка составляли евреи, 15 многие из которых приехали из Европы, где им совсем недавно угрожало уничтожение. В Нижнем Ист-Сайде на вывесках магазинов и фабрик были написаны буквы на иврите, а на улицах все еще можно было услышать разговоры на идиш. Должно быть, это было непростым испытанием для египтянина средних лет, который ненавидел евреев, но никогда не встречал их до того, как покинул свою родину16.Для многих, если не для большинства жителей Нью-Йорка, политическая и экономическая изоляция была частью наследия, которое они оставили после себя. Нью-Йорк дал им приют, позволил зарабатывать на жизнь, содержать семью, начать все сначала. Таким образом, эмоцией, которая подпитывала этот шумный город, прежде всего была надежда, в то время как Каир был одной из главных мировых столиц отчаяния.

Здесь были и более мрачные картины - в переполненном городе царили непомерные амбиции, разочарование и безрассудство.Повсюду не было объявлений о вакансиях, проходы были загромождены храпящими алкоголиками, сутенеры и карманники кружили на площадях в центре города в жутком свете неоновых огней, заманивающих людей в бурлеск-клубы. Вторичные ночлежки в районе Бауэри предлагали койки по двадцать центов за ночь. По мрачным переулкам вытянулись очереди, чтобы развесить белье. Банды малолетних правонарушителей, напоминающие стаи бездомных собак, копошились в темных переулках. Человек, владевший английским языком лишь на начальном уровне17, столкнулся со множеством новых угроз, а из-за присущей ему сдержанности у Саджида возникали еще большие трудности в общении.Он отчаянно скучал по дому. «Здесь, в этом странном месте, в этом огромном производственном зале под названием Новый Свет, я чувствую себя так, будто мои мысли, мой дух и все мое тело одиноки», — писал он другу в Каир. «Больше всего я скучаю по кому-то, с кем можно поговорить о чем угодно, кроме долларов, кинозвезд или марок автомобилей», — пожаловался он в другом письме. - вести настоящую беседу на философские темы, касающиеся человека и его души»18.

Через два дня после приезда в Америку Кутб и его друг-египтянин поселились в отеле.«Нам понравился черный лифтер, потому что у нас был похожий цвет кожи», — писал он позже. Мужчина предложил путешественникам, что найдет для них «развлечение». «Он привел нам примеры таких «отвлечений», связанных с самыми разнообразными извращениями. Он также рассказал нам, что происходит в некоторых комнатах, куда иногда попадают пары девушек или парней. Они просят его принести им колу в бутылках и даже не меняют позы, когда он входит в комнату! «А им не стыдно?» — спросили мы. Он был удивлен.» Чего бы им было стыдно? Он ответил. - Они просто развлекаются, исполняя свои желания» 19.

Этот опыт, среди многих других, подтвердил уверенность Кутбы в том, что смешение полов неизбежно ведет к извращениям. Фактически, страна была потрясена обширной исследовательской работой под названием «Сексуальное поведение мужчин», написанной Альфредом Кинси и исследовательской группой Университета Индианы. Их восьмисотстраничная работа, полная поразительных статистических данных и довольно своеобразных комментариев, разбила вдребезги остатки викторианской чопорности американцев, как кирпич, брошенный сквозь хрупкое стекло.Кинси сообщил, что у тридцати семи процентов опрошенных им американских мужчин был гомосексуальный опыт, приводящий к оргазму, почти половина занималась внебрачным сексом, а шестьдесят девять процентов пользовались услугами проституток. Кинси изображал Соединенные Штаты как страну отчаявшихся людей, но также потерянных, пристыженных, неумелых и ужасно невежественных. Несмотря на свидетельства разнообразной и насыщенной сексуальной активности, тема секса в Америке в то время даже вообще не поднималась, даже в медицинском сообществе.Один из членов команды Кинси проинтервьюировал 1000 бездетных пар, которые понятия не имели, почему у них не может быть потомства, хотя жены в этих отношениях оставались девственницами20.

Кутб прочитал отчет Кинси и упомянул его в более поздних работах31, что сделало его иллюстрацией его тезиса об американцах, мало чем отличающихся от животных: «забытое, бредовое стадо, которое не знает ничего, кроме похоти и денег»22. По его словам, в таком обществе следует ожидать высокого уровня разводов, потому что «каждый раз, когда муж или жена замечают нового соблазнительного человека, они набрасываются на него, как если бы это было последнее увлечение в мире похоти».В обличительной речи Кутбы можно почувствовать бурные тона его собственной внутренней борьбы: «На тебя смотрит девушка, похожая на очаровательную нимфу или беглую сирену, но когда она подходит ближе, ты чувствуешь только силу ее инстинкта, пока вместо этого от духов она почти пахнет жгучими чувствами, пламенеющей плотью. В нем нет ничего, кроме тела — несомненно, аппетитного, но все же только тела» 23.

Окончание Второй мировой войны принесло американцам победу, но не дало им почувствовать себя в безопасности.У многих сложилось впечатление, что они победили одного тоталитарного врага, чтобы противостоять другому, гораздо более могущественному и коварному, чем европейский фашизм. «Коммунизм неумолимо пробирается в эти бедные земли, — предупреждал молодой евангелист Билли Грэм, — врываясь в раздираемый войной Китай и неспокойную Южную Америку. Если христианская религия не спасет эти страны от лап неверующих, Америка останется одна и будет изолирована от остального мира»24.

Борьба с коммунизмом велась и в США. Дж. Эдгар Гувер, макиавеллистский директор ФБР, утверждал, что на 1814 граждан США приходится один коммунист25. Под его руководством Федеральное бюро расследований сосредоточилось почти исключительно на отслеживании доказательств подрывной деятельности. Уиттакер Чемберс, старший редактор журнала Time, давал показания Комитету Палаты представителей по антиамериканской деятельности (HUAC), когда Кутб прибыл в Нью-Йорк.Он признался, что ранее принадлежал к группе коммунистов во главе с Алджером Хиссом — до недавнего времени сотрудником государственной администрации, соучредителем ООН и президентом Фонда Карнеги за международный мир. Вся страна внимательно следила за показаниями Чемберса, которые оправдали опасения, что коммунистические агенты прячутся в каждом городе и пригороде, хотя до поры до времени они и спали. «Они повсюду», — заявил генеральный прокурор США Том С.Кларк — на фабриках, в конторах, частных компаниях, мясокомбинатах, на углах улиц, и все угрожают нашему обществу смертельной чумой»26. Америка опасалась, что может потерять не только свою политическую систему, но и свое религиозное наследие. «Безбожие» считалось квинтэссенцией коммунистической угрозы, и вся страна инстинктивно противостояла видению нападения на христианство. Как писал несколько лет спустя Билли Грэм, «либо коммунизм погибнет, либо христианство должно погибнуть, потому что на самом деле битва идет между Христом и антихристом» 27.Такого рода настроения преобладали среди американских христиан в то время.

Кутб обратил внимание на это навязчивое чувство угрозы коммунизма, которое начало задавать тон американской политике. Сам он был убежденным антикоммунистом по тем же причинам — во всяком случае, коммунисты были гораздо активнее и имели гораздо большее влияние в Египте, чем в Америке. «Либо мы идем по пути ислама, либо коммунизма», — писал он за год до поездки в Нью-Йорк, повторяя этим мрачным заявлением аналогичное заявление Билли Грэма.Однако в то же время он видел в ленинской партии образец29, который можно было бы использовать для закладки основ будущей исламской политики, которую ему еще предстояло разработать.

По словам Кутба, разница между коммунистической и капиталистической системами была невелика — он был яростно убежден, что обе сосредоточены на материальных потребностях человечества, полностью игнорируя духовные вопросы. Он подозревал, что когда средний рабочий попрощается, надеясь когда-нибудь разбогатеть, Америка неизбежно повернется к коммунизму.Христианство не сможет противостоять этой тенденции, потому что она существует только в духовной сфере, «как видение в мире чистых идей» 30. Ислам, с другой стороны, представляет собой «целостную систему» ​​31 — у него есть свои законы, культурные коды, экономические правила и способы управления. Только через ислам может возникнуть справедливое, благочестивое общество. Таким образом, настоящая борьба должна была вестись не между капитализмом и коммунизмом, а между исламом и материализмом. Кутб не сомневался, что ислам выйдет победителем из этой борьбы.

В преддверии Рождества 1948 года мало кто из жителей Нью-Йорка думал о возможном столкновении между исламским миром и Западом. Тем не менее, несмотря на огромное изобилие товаров, поступающих в город, и несмотря на уверенность в себе, которую граждане США естественным образом обеспечили победой в военное время, было широко распространено чувство всеобщей тревоги за будущее. «Впервые за свою долгую историю этому городу угрожает опасность быть уничтоженным», — писал эссеист Э.Б. Белый. «Один налет нескольких гусиных самолетов в небе может быстро положить конец фантасмагории этого острова, сжечь его небоскребы, сломать мосты, превратить туннели в камеры смерти, кремировать миллионы жителей». Уайт писал на заре ядерной эры, когда ощущение хрупкости существования было еще довольно новым. По его мнению: «если какой-нибудь безумный провидец способен нести в мир гибель, Нью-Йорк должен казаться ему исключительным, непреодолимо заманчивым местом» 32.

Вскоре после наступления нового года Кутб переехал в 33 года в Вашингтон, где изучал английский язык в Педагогическом колледже Уилсона [1].«Мне хорошо живется в Вашингтоне, — признавался он в одном из своих писем, — тем более, что я живу рядом с библиотекой и рядом со своими друзьями». Он жил на щедрую стипендию от египетского правительства. «Средний студент тратит 180 долларов в месяц на достойную жизнь», — написал он. - Но я трачу около 250–280 долларов в месяц» 34.

Хотя Кито был родом из маленькой деревни в Верхнем Египте, в Америке он нашел «примитивизм, восходящий к временам джунглей и пещер».На общественных собраниях люди болтали о тривиальных вещах. Правда, люди собирались в музеях и филармониях, но не для того, чтобы что-то там увидеть или услышать, а скорее из необузданной самовлюбленной потребности быть увиденным и услышанным. Кутб пришел к выводу, что американцы были слишком распущенными. «Я в ресторане, — писал он другу в Каир, — передо мной сидит молодой американец. На рубашке вместо галстука у него изображение оранжевой гиены, а на спине, которая должна быть прикрыта жилетом, графитовый рисунок слона.Вот местный вкус и выбор цвета. А музыка?! Давайте сохраним это на потом. Он также жаловался, что еда была «странной». Он описывал случай в столовой колледжа, когда заметил американку, посыпавшую солью дыню. Он сказал ей лукаво, что египтяне предпочитают дыни с перцем. «Она попробовала и нашла это вкусным! - он написал. — На другой день я сказал ей, что египтяне, однако, чаще едят дыни с сахаром, которые ей тоже показались вкусными» 36. Он даже жаловался на американские прически. «Всякий раз, когда я иду в парикмахерскую, мне всегда приходится все чинить самой после возвращения домой» 37.

В феврале 1949 года Кутба был госпитализирован в больницу Джорджа Вашингтона для удаления миндалин. Его сильно потрясло поведение одной из медсестер, так как она упомянула черты, которые должны характеризовать ее возлюбленного. Кроме того, Кутб уже настороженно относился к дерзкому поведению местных женщин. Типичную американскую девушку он описывал так: «[...] она в полной мере осознает красоту своего тела: лицо, завораживающие глаза, пухлые губы, круглые груди и ягодицы, гладкие ноги.Он одевается в яркие цвета, которые стимулируют примитивные сексуальные желания. Он ничего не скрывает, а украшает свой облик искрометным смехом и дерзким взглядом» 38. Можно себе представить, каким большим сексуальным искушениям ему приходилось постоянно подвергаться.

В Америку пришло известие, что Хасан аль-Банна, высший руководитель Общества братьев-мусульман, был убит в Каире 12 февраля. Позже Кутб рассказал, что за окном его больницы на улице внезапно раздался шум. Он стал расспрашивать о причине этого движения.Собравшиеся на улице врачи должны были ответить ему: «Сегодня на Востоке убит один из врагов христианства. Хасан аль-Банна убит!» 39. Трудно поверить, что американцы в 1949 году достаточно знали египетскую политику, чтобы радоваться смерти Банны, хотя New York Times сообщила об убийстве. «Последователи Банны были фанатично преданы ему, многие из них утверждали, что он один смог спасти арабский и мусульманский мир», — писала газета40. Однако Кутба, лежавший на больничной койке в чужой, далекой стране, был глубоко потрясен известием41.Хотя он никогда не встречался с Банной, они оба знали о существовании друг друга и знали о достижениях друг друга42. Они родились с разницей в несколько дней, в октябре 1906 года, и учились в одной школе: педагогическом колледже Дар аль-Улум в Каире, хотя и не в одно и то же время. Как и Кутб, Хасан аль-Банна был в высшей степени одаренным и харизматичным, но он также был человеком действия. В 1928 году он основал Общество братьев-мусульман с целью превратить Египет в исламское государство.Ассоциация быстро распространила свою деятельность на всю страну, а затем и на весь арабский мир, где готовила почву для будущего восстания.

Хасан аль-Банна был навсегда замолк накануне публикации книги Кутбы «Аль-Адала аль-иджтимайджа фи-л-ислам» («Социальная справедливость в исламе»), которая была призвана укрепить его положение как значимого исламского мыслитель. До сих пор Кутб демонстративно держался в стороне от организации, основанной Банной, хотя его взгляды на применение ислама в политике вполне ей соответствуют.Смерть его сверстника и интеллектуального соперника открыла ему путь в ряды «Братьев-мусульман». Это был поворотный момент как в его жизни, так и в истории организации. Но сейчас, в этот очень знаменательный момент, Кутб, который вскоре сменит своего убитого соперника на посту лидера исламского возрождения, был все еще далеко от своей родины, одинокий, больной и недооцененный.

Так уж вышло, что его присутствие в Вашингтоне не было полностью проигнорировано. Вскоре его пригласил к себе домой Джеймс Хейворт-Данн, британский востоковед, принявший ислам.Он говорил с ним об угрозе, исходящей от «Братьев-мусульман»; он утверждал, что они блокируют модернизацию исламского мира. «Если бы они пришли к власти, у Египта больше не было бы шансов на прогресс, и он стал бы препятствием для развития цивилизации», — сказал он Кутбу 43 . Он также предложил перевести свою новую книгу на английский язык и заплатить ему гонорар в десять тысяч долларов 44 , непомерный для такой нишевой работы. Кутб отказался. Позже он задавался вопросом, не пытался ли Хейворт-Данн завербовать его для работы в ЦРУ.Во всяком случае, он писал: «Я решил вступить в Братство до того, как покинул его дом».

Летом 1949 года выздоравливающий Саджид Кутб отправился в Грили, штат Колорадо, в сельскую местность к северу от процветающего центра Денвера, чтобы посетить лекции в Педагогическом колледже штата Колорадо.[2] Этот университет тогда считался одним из самых прогрессивных в Америке. Сюда съезжались преподаватели со всей страны на летние курсы повышения квалификации46, которые могли не только получить дополнительную квалификацию, но и насладиться фантастическим видом на близлежащие горы и отдохнуть от жары.По вечерам на зеленых площадках кампуса устраивались беседы, концерты, различные спектакли и театральные представления. Университет установил несколько цирковых шатров, чтобы предоставить дополнительное место для слушателей очень популярных лекций.

Кутб пробыл в Грили шесть месяцев — самый долгий срок, который он когда-либо провел в Америке. Это пребывание резко контрастировало с его неприятным опытом в Нью-Йорке и Вашингтоне, где темп жизни был поистине сумасшедшим.Трудно найти место в Америке, более подходящее для моральной чувствительности Кутба, чем просто Грили. Истоки города восходят к 1870 году, когда Натан Микер — редактор сельскохозяйственного отдела New York Tribune — основал утопическое сообщество добровольцев, отвечающих «высоким моральным стандартам». Ранее Микер жил недалеко от города Каир на юге Иллинойса, где река Огайо впадает в реку Миссисипи. Эти районы называются Маленьким Египтом. Полагая, что великие цивилизации всегда возникают в речных долинах47, Микер основал свою новую колонию на плодородной земле, где река Пудре впадает в Саут-Платт.Он мечтал превратить «великую американскую пустыню» в земледельческий рай, чего намеревался достичь благодаря орошению, известному уже на заре истории в Древнем Египте. Идея была поддержана Горацием Грили, исполнительным директором New York Tribune, чье имя дало название новому поселению. Вскоре о Грили заговорила вся страна, приводя его в качестве примера планомерного пространственного развития48.

Первыми жителями города были вовсе не юные пионеры, а люди среднего возраста, представители среднего достатка.Они приехали сюда не на телегах или дилижансах, а поездом - и привезли с собой свои убеждения и идеалы. Они намеревались создать сообщество, которое могло бы стать образцом для городов будущего. Оно должно было основываться на определенных добродетелях, которые требовались от поселенцев: трудолюбии, праведности и воздержании, в том числе воздержании49. Основатели города считали, что на таком здоровом фундаменте должна вырасти благородная и цветущая цивилизация. Действительно, к тому времени, когда Саджид Кутб добрался до местной железнодорожной станции, Грили уже был самым важным городом между Денвером (столица штата Колорадо) и Шайенном (столица штата Вайоминг).

Для местного сообщества семейная жизнь была самым важным. Здесь не было ни баров, ни винных магазинов, и на каждом углу была церковь. Местная академия могла похвастаться одним из величайших музыкальных факультетов во всей стране и часто устраивала концерты, в которых, вероятно, любил музыку Кутб. По вечерам в актовом зале университета можно было послушать замечательных ораторов. Писатель Джеймс Миченер, недавно получивший Пулитцеровскую премию за роман «Сказки южной части Тихого океана» и призванный теперь преподавать сочинение текста, только что вернулся в свою альма-матер (здесь он учился и читал лекции в 1936–1941 годах).Саджид Кутб наконец наткнулся на сообщество, которое ценит те же области, что и он: образование, музыку, искусство, литературу и религию. «Сейчас я живу в маленьком городке Грили, который прекрасен, просто прекрасен», — написал он вскоре после своего приезда. - Дома здесь похожи на цветы, а улицы - на дорожки в саду. Вы можете наблюдать, как жители работают в свободное время, поливают и ухаживают за своими садами. Кажется, они больше ничего не делают» 51. Бешеный темп жизни Нью-Йорка, которому решительно противостоял Кутба, теперь был довольно далек (этим летом газета Greeley Tribune сообщила в статье на первой полосе, что черепаха счастливо пересекла одну из улиц в центре города).

И все же, даже там, под поверхностью повседневного порядка, были различимы тревожные токи, на которые вскоре обратил внимание Кутб. Примерно в километре к югу от кампуса находился город Гарден-Сити, небольшая группа баров и винных магазинов, избежавших строгих законов Грили о воздержании. Свое название он получил во время сухого закона, когда местные контрабандисты прятали бутылки со спиртом в арбузах, продаваемых студентам52. Перед каждым мероприятием молодые люди отправлялись в «огород», чтобы запастись ими.Кутба, должно быть, был поражен резким контрастом между трезвым лицом Грили и преисподней. Действительно, провал американского движения за трезвость вызвал у него презрение, поскольку он считал, что народ Соединенных Штатов не может всем сердцем подчиниться его приказам. Только такая всеобъемлющая система, как ислам, могла, по его мнению, сделать это.

Только в Америке Кутб ясно осознал, что он "цветной". В одном из посещенных им городов (он не называет своего имени) он стал свидетелем того, как группа белых мужчин избила чернокожего мужчину на улице: «Они пинали его ботинками до тех пор, пока кровь не потекла из его раненого тела на дорога общего пользования» 53.Можно только представить, какую угрозу чувствовал Кутб, темнокожий путешественник. Даже весьма толерантное сообщество Грили не было свободно от заражения расизмом. В городе жило мало чернокожих. Большинство индейцев-джутов были изгнаны из Колорадо после их нападения на поселенцев, в результате которого погиб сам Натан Микер, десять его сотрудников и четырнадцать солдат, пришедших на помощь54. В 1920-е годы мексиканцев привлекали для работы в полях и на скотобойнях; хотя таблички, запрещающие им оставаться на улицах после наступления темноты, уже были сняты, местная католическая церковь все же имела отдельный вход для «цветных», для которых было выделено место на галерее.В нарядном парке за зданием суда белые жители были сосредоточены в южной части, а латиноамериканцы — в северной.

В этой явно ощутимой атмосфере расовой напряженности особое место занимала колоритная студенческая община. Ядро Международного клуба, к которому принадлежал и Кутб, составляли выходцы из Африки, Латинской Америки и Азии, а также гавайцы. В университете также была небольшая община выходцев из арабских стран, в том числе послевоенные беженцы из Палестины и несколько членов иракской королевской семьи55.Жители Грили обычно дружелюбно относились к посетителям и часто приглашали их к себе домой на обед и совместный отдых. Когда-то Кутба и группу его друзей не пустили в кинотеатр, потому что хозяин считал их «черными». Когда один из них объяснил, что они египтяне, хозяин извинился за свое первоначальное недоверие и пригласил их на просмотр — но Кутб отказался, возмущенный тем, что темнокожим египтянам вход разрешен, а темнокожим американцам — больше. допустимый.

Несмотря на расовую напряженность в городе, в университете царила очень прогрессивная атмосфера. Хотя многие студенты южно-афроамериканских педагогических колледжей на юге посещали летние курсы, в течение учебного года здесь учились только двое чернокожих. Одним из них был Хайме Макклендон, звезда американской футбольной команды колледжа и член Международного клуба, который делил комнату с палестинцем.Поскольку парикмахеры в Грили не хотели его обслуживать, он каждый месяц ездил в Денвер, чтобы подстричься. В конце концов, группа арабских студентов последовала за ним в один из местных салонов и объявила, что не покинет помещение, пока Макклендона не обслужат. Позже Кутб напишет, что «из-за расизма Америка рухнула сверху вниз — и увлекла за собой все остальное человечество».

Сезон американского футбола в Колорадском государственном педагогическом колледже в 1949 году был ужасным.Травмированный МакКлендон не принимал участия в матчах, оставляя свою команду каждый раз проигрывать (включая историческое поражение, когда они проиграли команде Университета Вайоминга 103:1). Просмотр этих спортивных передач только укрепил веру Кутбы в примитивность американской культуры. «В этой игре ноги не играют никакой роли», — написал он. - Каждый игрок старается поймать мяч руками, убежать с ним или бросить его в ворота, в то время как игроки противоположной команды всеми способами стараются его остановить, например, ударом ногой в живот или переломом руки или ноги со всей их силой.[…] Болельщики кричали: «Сломай ему шею! Разбейте ему голову!»» 59.

Но настоящей угрозой для одинокого египтянина были женщины. В отличие от многих других мест на американском Западе, Грили чувствовал «женскую руку» на каждом шагу. В конце концов, город был основан не шахтерами, звероловами или железнодорожниками, живущими в мире, практически лишенном женщин. Грили с самого начала был заселен хорошо образованными семьями. Влияние женского присутствия ощущалось в уютных домах с просторными парадными, удобно расположенными и хорошо укомплектованными магазинами, величавыми народными училищами, невысокой архитектурой и достаточно либеральным подходом ко многим делам, что наиболее ярко проявлялось в университете.Из 2135 студентов, зачисленных в осенний семестр, 42 процента составляли женщины, в то время как средний показатель по стране в то время составлял около 30 процентов. Факультетов, готовящих инженеров или будущих бизнесменов, не было, но лидировали три академии: педагогическая, музыкальная и театральная. Сюда тянулись городские девчонки из Денвера и Феникса и деревенские девушки с ферм и ранчо на окрестных равнинах, привлеченные не только общенациональной репутацией университета, но и атмосферой кампуса, которая заставляла женщин чувствовать, что они заслуживают чего-то большего.Именно здесь, среди зданий из желтого кирпича, окружающих обширные зеленые насаждения, девушки американского Запада могли вкусить свободу, которую им пришлось ждать еще несколько десятилетий.

В этом провинциальном городке Саджид Кутб узнал об образе жизни, опередившем свое время. Он имел дело с женщинами, чье видение себя и своей роли в обществе существенно отличалось от того, что господствовало по всей стране. Это видение распространялось и на отношения с мужчинами.Как объяснил Кутб один из ее друзей: «Половой акт чисто биологический. Вы, люди Востока, излишне усложняете этот простой пункт, вводя в него моральные элементы. Жеребец и кобыла, бык и корова, баран и овца, петух и курица — ни один из них не задумывается о своих нравственных последствиях при сближении. И потому жизнь продолжается: легко, просто и беззаботно» 60. По словам Кутб, ужас этого высказывания усиливался тем, что человек, произнесший эти слова, был учителем, поэтому ей предстояло отравить целые поколения молодежи своей аморальной философией.

Кутб записался летом, посещая курс по базовому английскому письму в качестве внештатного студента. Осенью он почувствовал себя достаточно уверенно в лингвистическом отношении, чтобы записаться на три продвинутых курса преподавания и дикции. Он был полон решимости хорошо выучить язык, потому что его тайной целью было написать книгу на английском языке. Его уровень достижений можно увидеть в довольно странном и тревожном эссе под названием «Мир — непослушный мальчик!». [Мир — своенравный мальчик], которая появилась в студенческом литературном журнале «Опора» осенью 1949 года, то есть всего через год после приезда Кутбы в Америку.Кутб писал: «В Египте есть такая старая легенда. Когда бог мудрости и знаний создавал Историю, он дал ей огромную чистую книгу и большую ручку и сказал: «Ты будешь ходить по этой земле и записывать все, что видишь или слышишь». История сделала так, как велел Бог. И встретила мудрую и красивую женщину, которая нежно учила маленького мальчика.

История посмотрела на нее с большим удивлением и, подняв глаза к небу, воскликнула:

- Кто это?

«Она — Египет», — ответил бог.- Эта женщина - Египет, а этот мальчик - мир...

Почему в это верили древние египтяне? Потому что по сравнению с остальным миром они были очень развиты и развивали цивилизацию быстрее, чем любая другая страна. Египет уже был цивилизованной страной, когда другие народы еще жили в лесах. Именно у Египта всему научилась Греция, а у нее - Европа.

Что случилось, когда мальчик вырос?

Когда он вырос, он выгнал своего опекуна, своего хорошего и доброго учителя. Он ударил ее, пытался убить.Извините, это не метафора, это факт. Это то, что случилось.

Когда мы пришли сюда [вероятно, Организация Объединенных Наций], чтобы отстаивать наши права, присвоенные Англией, мир помог Англии, невзирая на справедливость. Когда мы пришли сюда, чтобы отстаивать права, присвоенные евреями, мир помог евреям, пренебрегая справедливостью. Во время арабо-еврейской войны мир снова помогал евреям.

О! Какой своенравный мир! Какой своенравный мальчик!

Кутб был намного старше большинства других студентов, поэтому, естественно, он был немного в стороне.Вы можете найти фотографию в бюллетене колледжа, где он показывает копию одной из своих книг Уильяму Россу как ректору. Кутб подписан как «известный египетский писатель» и «известный педагог», что говорит о том, что его коллеги по факультету могли относиться к нему с некоторым уважением, но свободное время он проводил в компании других иностранцев. Однажды арабский студент организовал «интернациональный вечер», на котором Кутб выступил в роли ведущего и объяснил, что содержит каждое из блюд61.Однако в основном свободное время он проводил в своей комнате, слушая классическую музыку с проигрывателя62.

Несколько раз в неделю в городе проводились танцевальные игры, в основном польки и танцы для четырех пар, университет также привозил известные джазовые коллективы. Самыми популярными хитами сезона стали песни Some Enchanted Evening и Bali Hai из южно-тихоокеанского мюзикла по роману Миченера — можно подозревать, что они также часто исполнялись в Грили. Эпоха биг-бэндов подходила к концу, и на горизонте маячили зачатки рок-н-ролла.«Джаз — типично американская музыка, созданная неграми для удовлетворения своих первобытных инстинктов — любви к тарабарщине и возбужденного полового аппетита», — писал Кутб, показывая тем самым, что и ему самому не чужды расовые предрассудки. - Американцы не удовлетворяются только джазовой музыкой, если она не сопровождается шумным пением. Когда становится так громко, что болят уши, возбуждение толпы нарастает — люди начинают кричать и хлопать в ладоши, пока, наконец, уже ничего не слышно» 63.

По воскресеньям университетская столовая была закрыта, и студенты были вынуждены постоять за себя.Многие иностранцы, в том числе мусульмане, такие как Кутб, посещали по вечерам одну из более чем пятидесяти местных церквей, где после службы подавался особый ужин, а иногда также устраивались танцы. «Танцевальный зал был украшен желтыми, красными и синими лампами», — вспоминал позже Кутб. Все пространство содрогалось от лихорадочных звуков музыки, лившихся из патефона. Танцпол кишел свисающими обнаженными ногами, качалась обвитая руками талия, груди прикасались к грудям, губы к губам, везде была атмосфера любви».Священнослужитель посмотрел на все это одобрительно и даже приглушил свет, чтобы создать более романтичную атмосферу. Позже он включил песню Baby, It’s Cold Outside, извращенный музыкальный диалог из популярного этим летом мюзикла «Дочь Нептуна». «Священнослужитель стоял и смотрел, как его молодые ягнята покачиваются в ритме этой соблазнительной песни, а потом ушел сам, чтобы они могли насладиться этим милым, невинным вечером», — с иронией написал Qutb64.

В декабре 1949 года в его письмах к друзьям появился новый тон.Кутб жаловался на непреодолимое чувство «отчуждения» 65 по отношению к своему телу и душе. К тому времени он уже бросил все занятия в университете.

Саджид Кутб провел еще восемь месяцев в Соединенных Штатах, в основном в Калифорнии.

Его восприятие американской культуры значительно отличалось от восприятия самих американцев. В литературе, кино и в новой среде телевидения они изображали себя сексуально любопытными, но неопытными, в то время как в глазах Кутба их менталитет был больше похож на образ, изображенный в отчете Кинси.Хотя в то время в Соединенных Штатах вера в Бога была довольно распространена, Кутб видел вокруг себя духовную пустыню. Он утверждал, что можно легко обмануться огромным количеством церквей, книг на религиозные темы и различных праздничных обрядов, но нельзя отрицать, что материализм является настоящим богом. «Душа не представляет ценности для американцев», — писал он в письме одному из своих друзей. «Здесь написана докторская диссертация о том, как лучше всего мыть посуду, что они считают более важным, чем Библия или религия».Фактически, многие американцы пришли к аналогичным выводам. В разгар послевоенной эйфории потихоньку стали всплывать мотивы отчуждения. Во многих отношениях суровый анализ Кутба имел только один недостаток: он был несколько преждевременным.

Поездка в США явно не принесла тех результатов, на которые рассчитывали египетские друзья Кутбы. В столкновении с либеральной культурой его взгляды не только не смягчились, но даже радикализировались. Более того, его горькие наблюдения, когда они появились в печати, навсегда сформировали представление арабов и мусульман о Новом Свете в то время, когда уважение Ближнего Востока к Америке и ее ценностям было еще значительным.

Эта поездка также дала ему новый и довольно стойкий источник гнева, вызванного расизмом. «Белый человек в Европе или Америке — наш враг номер один», — написал он. - Белый человек давит нас пяткой, а мы учим своих детей о достижениях его цивилизации, о провозглашаемых им общечеловеческих ценностях и о благородных амбициях. […] Мы приказываем нашим детям уважать и восхищаться хозяевами, которые попирают наше достоинство и делают нас рабами. Скорее, мы должны посеять в этих детских душах семена ненависти, отвращения и мести.Будем учить наших детей с пеленок, что белый человек — враг человечества и что они должны уничтожить его при первой же представившейся им возможности» 67.

Интересно, что люди, имевшие с ним дело в Америке, говорили, что ему очень нравится эта страна. Они запомнили его как человека вежливого и довольно застенчивого, с твердыми политическими взглядами, но не выставляющего напоказ свою религиозность. Когда его знакомили с кем-либо, он всегда запоминал имя своего собеседника и редко высказывал открытую критику страны, в которой находился.Возможно, он держал свои разрушительные замечания при себе, ожидая, когда тот найдет для них безопасный выход по возвращении на родину.

.90 000 Ксения Дели вышла замуж за египетского миллионера. картина. видео. Ксения Дели Молдавская модель вышла замуж за египетского миллиардера

Молдавская модель Ксения Дели, которая живет и работает в Лос-Анджелесе, поделилась с поклонниками видео о том, как муж миллионерши Оссама Фати Раба Аль-Шариф поздравил ее с первой годовщиной свадьбы. «Настоящая розовая сказка — сотворена моим мужем, моей второй половинкой, моей любовью в честь нашей первой годовщины свадьбы», — подписала видео 27-летняя девушка.Муж дистанционно поздравил молодую жену, ведь сам он до сих пор живет в Египте, где у него крупная девелоперская и логистическая компания «Амирал». Пара будет жить вместе после рождения малыша, над появлением которого они сейчас много работают, — говорит Ксения. Свадьба молдавской модели, работавшей с брендом Victoria's Secret и снимавшейся для PlayBoy, Vogue, Maxim, Harper's Bazaar и других, состоялась 4 июня 2016 года. На греческом острове Санторини невеста сама готовилась к свадьбе. церемонии, которая обошлась ее 63-летнему избраннику в 1 миллион евро.





26-летняя модель молдавского происхождения, звезда Playboy и бывшая девушка Ксения Дели вышла замуж за 62-летнего египетского бизнесмена и миллионера Оссама Фатхи Рабах аль-Шарифа. Напомним, год назад Ксения и Джастин также были замечены на фотомодели в откровенном клипе Бибера на песню What Do You Mean?.

На греческом острове Санторини состоялась роскошная свадебная церемония. Как сообщает The Sun, в 2015 году девушка начала встречаться с египетским магнатом, который старше ее на 36 лет. Бриллианты, дорогие подарки, полет на частном самолете – все это предшествовало их свадьбе.

150 гостей пришли поздравить молодоженов, которые расположились под открытым небом на белых стульях. А жених и невеста сидели под балдахином из живых цветов.

На Ксени в тот день было кружевное платье со шлейфом от Zuhair Murad и туфли от Jimmy Choo.Пятеро подружек невесты были одеты в бледно-розовые наряды.

Ксения Дели поделилась свадебными фотографиями с подписчиками своего дневника в Instagram.


Instagram photo Ксения Дели


Фото в Instagram


Свадебный торт


Ксения Дели и Оссама Фатхи Рабах аль-Шариф

Биография египетского бизнесмена, который после женитьбы на юной красавице привлек внимание мировой общественности, полна загадок.Как настоящий трудоголик, жизнь Усамы Фати Рабах аш-Шарифа посвящена возрастающей праведности. И только молодая жена смогла показать миру, насколько романтичным может быть серьезный предприниматель.

Бизнес

Будущий президент Amiral Holdings Limited получил высшее образование в Александрии. Мужчина окончил Арабскую морскую академию, где изучал судостроение и управление бизнес-проектами. Знания, полученные в университете Усамы, были успешно использованы для построения собственного дела, которое он организовал после долгой работы на крупнейших представителях морского дела.

В 1992 году мужчина возглавил американскую компанию President Lines Company («APL»), судоходную компанию мирового уровня, которая вышла на рынок морской логистики в Египте. А через 5 лет бизнесмен организовал собственную транспортную компанию ISTCO.

Идея Осамы доставлять товары в контейнерах. Таких логистических компаний в Египте (кроме готовившейся «АПЛ») практически не существовало. Благодаря работе аш-Шарифа военный порт Абабия был преобразован в торговое предприятие.Такие изменения положительно сказались на экономике Египта.


Руководители американской компании President Lines заметили успех Усамы и предложили бизнесмену контракт, по которому аль-Шариф стал единственным агентом судоходной компании.

Мужчина не остановился на достигнутом, состояние бизнесмена росло. В 1999 году Усама объявил об основании Amiral Holdings Limited, группы компаний, работающих в нескольких областях. Новая организация аш-Шарифа имеет собственные интересы в нефтяной промышленности, судоходстве, информационных технологиях и улучшении работы торговых портов.


Первым пунктом назначения египтянина был порт Айн Сохна. Правительство Египта без сопротивления доверило руководство аш-Шарифу, который уже зарекомендовал себя как профессионал. Тактическое решение оказалось правильным.

К 2002 году этот неприметный порт стал одним из главных государственных предприятий, сотрудничающих с глобальными частными компаниями и постоянно приносящих ощутимые доходы в казну. К 2005 году благодаря Осаму Айну Сохна привлекла зарубежных инвестиций в размере 1 миллиарда долларов.


1 марта 2005 г. аль-Шариф вошел в состав совета директоров Magnesium International Ltd, организации, специализирующейся на добыче и переработке магния и других инновационных сплавов. Однако египетский бизнесмен потерял интерес к компании еще в 2007 году, оставив после себя пакет акций.

В 2017 году стало известно, что Gulf Capital присматривается к проектам Усамы. Инвестиционная фирма Абу-Даби намерена приобрести долю в Amiral Holdings Limited и вложить в бизнес аш-Шарифа 25-30 млн долларов.

Личная жизнь

Единственной свадьбой, анонсированной мировыми СМИ, стала женитьба миллиардера на модели. Сама свадьба состоялась в июне 2016 года. История знакомства пары неизвестна, но молодая жена с радостью делилась историями, где Усама буквально засыпал девушку цветами, украшениями, а также предоставил возможность пользоваться частными самолетами и домами.


Торжественное мероприятие планировала сама девушка, жених не стал ограничивать возлюбленную в финансах.В итоге церемония обошлась Осаму в 1 млн евро, приправляет ситуацию разница в возрасте молодоженов. В этот момент важное событие, новоиспеченному супругу 62 года, а супруге 26 лет.

Первую годовщину семья встретила отдельно. Выехать из Египта бизнесмен не мог из-за работы, поэтому организовал отдых Ксении на расстоянии (девушка живет в США отдельно от мужа). Мужчина подарил возлюбленной серенаду в исполнении профессионального певца и нанял людей, чтобы они наполнили дом цветами и воздушными шарами.

Усама Фати Рабах аль-Шариф сейчас

5 мая 2018 года стало известно, что пара ждет ребенка. До беременности миллиардер жил в Каире, а его молодая жена большую часть времени проводила в США. После официального подтверждения беременности жена объявила, что тоже переедет в Египет.


В июне аш-Шариф завершил ремонт своей любимой Чатки. Супруги организовали детскую комнату, которую не показывают журналистам, чтобы случайно не рассекретить пол будущего ребенка.

Госоценка

Миллиардер, в отличие от большинства своих коллег, старается не зацикливаться на собственных доходах. Мужчина владеет частным самолетом, яхтой, недвижимостью в США и Европе, а также большим автопарком.


Ксения Дели и Усама Фати Рабах аль-Шариф в своем доме

Одним из последних приобретений египетского бизнесмена стал красный Maserati — подарок молодой жены, который Ксения показала на фото в Instagram.

В компании Al-Sharifa, расположенной в Каире, работает 1200 человек.По неподтвержденной информации, активы владельца Amiral Holdings Limited могут достигать 25 млрд евро.

Героине нашего сегодняшнего рассказа Ксении Дели всего 26 лет, но в этом возрасте она успела добиться почти всего, о чем только могут мечтать девушки.

Карьера модели оказалась на редкость успешной: Ксения подписала контракт с журналом Playboy, была лицом шопинга Victoria's Secret и даже снялась в клипе Джастина Бибера! Оставалось только найти счастье в личной жизни.


Красота Ксени покорила тысячи сердец, но добиться взаимности удалось только 62-летнему египетскому миллиардеру Оссаму Фатхи Рабах аль-Шарифу. Так как же пожилой мужчина мог завоевать расположение такой красавицы?


По словам самой Ксении, в первую очередь ее покорил незаурядный интеллект, прекрасное чувство, юмор и невероятная харизма. К тому же, несмотря на свой возраст выше среднего, мужчина находится в отличной физической форме!


Завистники шепчутся, что модель вышла замуж за миллиардера чисто из-за денег.Всего за год ухаживаний он осыпал Ксению множеством подарков, включая бриллианты, красный «Мазерати» и даже частный самолет!


Свадьба модели и миллиардера была устроена с особым размахом. Стоимость этого праздника превысила миллион долларов! Однако жаль, что нет денег.



На романтическом греческом острове Санторини произошло знаменательное событие вулканического происхождения. Церемония бракосочетания прошла на террасе с захватывающим видом на Эгейское море.



На церемонию было приглашено 150 гостей. А для того, чтобы каждому из них достался кусочек свадебного торта, его просто сделали огромным!



Невеста предстала в роскошном платье Zuhair Murad со съемной пышной юбкой, а ноги Ксении украшали туфли от Jimmy Choo.


После свадьбы молодожены провели еще несколько дней в Греции, после чего отправились в романтический круиз, в ходе которого посетили Швейцарию и Малайзию, а также Париж и Лиссабон.


Молодая жена регулярно выкладывает фотографии из поездок с мужем в свой аккаунт в Instagram. И на все едкие замечания завистников он отвечает: "Кто ты такой, чтобы судить о жизни, которой я живу?"


Хочется верить, что Ксения и Оссам поженились по любви, но все же сомневается от надрыва. Каково ваше мнение по этому поводу? Пишите свои мысли в комментариях и не забудьте узнать точку зрения ваших друзей.

.

Ксения Дели и ее муж-египтянин. Ксения Дели 9000 1

26-летняя модель молдавского происхождения, звезда Playboy и бывшая девушка Ксения Дели вышла замуж за 62-летнего египетского бизнесмена и миллионера Оссама Фатхи Рабах аль-Шарифа. Напомним, год назад Ксения и Джастин также были замечены на фотомодели в откровенном клипе Бибера на песню What Do You Mean?.

На греческом острове Санторини состоялась роскошная свадьба. Как сообщает The Sun, в 2015 году девушка начала встречаться с египетским магнатом, который старше ее на 36 лет.Бриллианты, дорогие подарки, полет на частном самолете – все это предшествовало их свадьбе.

150 гостей пришли поздравить молодоженов, которые расположились под открытым небом на белых стульях. А жених и невеста сидели под балдахином из живых цветов.

В этот день на Ксении было кружевное платье со шлейфом от дизайнера Zuhair Murad и туфли Jimmy Choo. Пятеро подружек невесты были одеты в бледно-розовые наряды.

Ксения Дели поделилась свадебными фотографиями с подписчиками своего дневника в Instagram.


Instagram photo Ксения Дели


Фото в Instagram


Свадебный торт


Ксения Дели и Оссама Фатхи Рабах аш-Шариф

Ксения Дели — молдавская модель, которая живет и работает в США. Снимался для многих известных американских журналов, сотрудничал со многими известными мировыми брендами. Также она принимала участие в съемках музыкальных клипов, телешоу и сериалов.

Семья

Ксени Дели родилась 27 октября 1989 года.Место рождения - город Бессарабка (административный центр Бессарабской области на юге Молдовы).


Родители Ксении развелись, когда ей было полтора года, а когда Ксении было 10, ее мама уехала работать в Грецию. Потом Ксюша жила с бабушкой Ольгой Дмитриевной, которая, по ее словам, стала ей «настоящей второй мамой».


У Ксении есть двоюродная сестра Карина, которая тоже модель. Отношения между девушками дружеские, они часто путешествуют вместе.

Ранние годы, учеба и переезд в США

После окончания местной средней школы Ксения поступила на факультет иностранных языков Молдавского государственного университета, где училась на переводчика. После окончания первого курса уехала в США в рамках программы Work and Travel.


В Штатах девушка жила в Южной Каролине и работала клерком в магазине одежды. Изначально она не планировала оставаться, но благодаря помощи известного фотографа Гэвина О'Нила, с которым познакомилась в Молдове, ее фото заметили американские модельные агентства.

Карьера модели

Ксения получила свой первый контракт фотомодели в 18 лет. Она переехала в Майами, но поначалу устраивалась только на небольшие подработки. Однако благодаря участию и победе в одном из конкурсов красоты Ксения привлекла внимание агентства Elite Model Management, ставшего первым постоянным работодателем Ксении Дели.


Модель тогда появлялась в различных глянцевых журналах. В 2011 году, после победы в одном из конкурсов, проводившихся в Голливуде, на нее обратил внимание знаменитый Playboy, на обложке которого Ксения появилась спустя год, в 2012 году.Ее партнером по съемкам стал певец Бруно Марс.


Эта перестрелка привлекла внимание многих брендов, подписавших новые контракты с Ксенией. К ним относятся Victoria’s Secret, Guess и Buffalo. А в 2016 году она снялась в специальной фотосессии для известного американского бренда нижнего белья Bunny Frederick’s of Hollywood.

Другая деятельность

Помимо модельной деятельности, Ксения Дели также продемонстрировала свои актерские способности.Так, в 2013 году она приняла участие в телесериале «Проект Минди», в котором ей досталась эпизодическая роль.

Ксения Дели в клипе Кэлвина Харриса "Думая о тебе"

В том же году Ксения впервые появилась в клипе Келвина Харриса "Думая о тебе". Еще одним ее клипом этого года стало «Разбуди меня» молдавской певицы Ионелы Истрати.

Ксения Дели в фильме Николая Баскова "Зая, я люблю тебя"

В 2014 году был еще один фильм - с Николаем Басковым на песню "Зая, я люблю тебя".

Ксения Дели в клипе Джастина Бибера "Что ты имеешь в виду?"

А в 2015 году Ксения снялась вместе с Джастином Бибером в фильме «Что ты имеешь в виду?».


Наконец, в 2017 году Ксения Дели приняла участие в съемках реалити-шоу «Секретный миллионер», которое вел российский телеканал в пятницу!

Личная жизнь Ксении Дели

В 2015 году пресса сообщила о романе Ксении с российским певцом Ереваном Кридом. Они писали, что их знакомство произошло через социальную сеть Instagram, а затем виртуальное общение переросло в настоящие отношения.По слухам, они были довольно бурными, но в то же время непродолжительными – пара рассталась в том же году.


СМИ также писали о ее романе с Джастином Бибером. Причиной этому стали не только совместные съемки в клипе, но и то, что их несколько раз видели вместе. Ксения опровергла слухи, заявив, что они «просто друзья и ничего больше».

В июне 2016 года Ксения вышла замуж за египетского миллиардера Усаму Фати Рабах аль-Шарифа. Разница в возрасте у молодоженов была очень большой – 36 лет, Усаме на тот момент было 62 года.Церемония бракосочетания состоялась на греческом острове Санторини.


В начале мая 2018 года Ксения Дели сообщила, что ждет ребенка - девочку. Ребенок родился 25 июля. Супруги назвали ее Анастасией.

Ксения постоянно занимается спортом, поддерживает форму. Его вес практически не меняется – 53 кг при росте 170 см.

Ксения Дели родилась в 1989 году в Молдове в Бессарабке, девушка известная модель, роскошная и узнаваемая во всем мире.Зеленоглазую брюнетку, разыскиваемую диву, просят участвовать в различных клипах всемирно известной звезды, поэтому биография Ксении Дели довольно насыщенная, а ее личная жизнь хорошо известна и видна мировой общественности. Она вскружила голову состоятельному египетскому олигарху, и теперь Ксения Дели и ее муж безумно счастливы и наслаждаются семейной жизнью.

Ксения Дели была обычной девушкой и жила со своей семьей в маленьком городке. В семье Ксения была единственной, поэтому родители дарили девочке всю любовь и внимание, с раннего детства в ней были заметны артистические данные и безумная любовь к музыке.Как и любая девочка, Ксюша долгое время любила примерять одежду и стоять перед зеркалом, в более позднем возрасте ее любимым увлечением стала фотография. Даже сегодня, когда красавица публикует свои детские фотографии в социальных сетях, она, наверное, не раз думала, что в то время она даже представить себе не могла, что в какой-то момент ее жизнь перевернется с ног на голову.

Ксения Дели - лицо известных брендов

Когда Ксения окончила школу, в этом же городе пошла по стопам переводчика и поступила в государственный университет на иностранные языки.Девушка становится счастливой обладательницей билета, приняв участие в программе обмена студентами. Когда Ксения Дели отправилась в долгожданный отпуск, она и представить себе не могла, что впоследствии сбудется ее мечта остаться в Америке. Девушку быстро заметили благодаря шикарной внешности в Южной Каролине, она работала одновременно продавщицей одежды, мечтая стать моделью и однажды в модельном бизнесе.

Переехав в Майами, Ксения постепенно шла к своей цели, но поначалу это было довольно сложно, так как стабильной работы не было, а просмотры и забросы не давали конкретного результата.Когда Дели публикует свои фотографии в социальных сетях, агент Beach Bunny предлагает девушке принять участие в конкурсе, который проводится в сети.

Ксения побеждает в конкурсе 2011 года, профессиональный фотограф делает ее портфолио, а также заключает очень хороший контракт. Огромное количество известных изданий приглашают Ксению Дели на съемки. Девушка умеет себя правильно преподнести, а внешние данные у нее просто замечательные, благодаря чему фотографии получаются не вульгарными, а нежными, притягательными и сексуальными.

Муж Ксени Дели - фото 2018

Красавица Ксения Дели привлекла внимание огромного количества мужчин, тоже разбила им сердца, сводила с ума своими обнаженными фотосессиями и даже своим обычным выходом на подиум. Среди ее поклонников были Джастин Бибер и Егор Крид, но она отдала свое сердце миллионеру, за которого вышла замуж.

Муж известной модели Ксении Дели, Оссам Фатхи Рабаху аль-Шариф, владеет огромной компанией «Амирал», пикантным фактом является то, что он старше девушки на 36 лет.Многие знают их историю знакомств, но непонятно, как мужчина такого возраста смог завоевать сердце юной модели. О знакомстве Ксении Дели с будущим мужем известно немного, но, по данным желтой прессы, они познакомились в 2015 году и сразу же начали встречаться. Во время ухаживания миллиардер подарил ей множество подарков, в том числе бриллианты, автомобили и даже частный самолет. Если вы посмотрите на весь список, он впечатляет. Многие считают это браком по расчету и относятся к этому скептически.


У пары много ревнивцев, но тем не менее они постоянно выкладывают фотографии счастливой семейной жизни в Instagram. Ксения Дели с мужем много путешествуют по разным странам. Дели описывает своего мужа как интеллигентного, харизматичного, физически развитого мужчину, обладающего чувством юмора и выглядящего намного моложе, чем он есть на самом деле.


Ксени Дели и ее муж-миллиардер поженились летом 2016 года. Церемония была дорогой и незабываемой.Свадьба была очень дорогой, минимум миллион евро. Муж не запрещал Ксении Дели заниматься модельным бизнесом, она подписала контракт с известным агентством в Лос-Анджелесе. На первую годовщину свадьбы миллиардер устроил для жены розовую сказку, это был незабываемый сюрприз, домой было привезено огромное количество розовых воздушных шаров и букетов цветов различных розовых оттенков.

Биография египетского бизнесмена, который после женитьбы на юной красавице привлек внимание мировой общественности, полна загадок.Настоящий трудоголик, Усама Фати Рабах аль-Шариф большую часть жизни посвятил приумножению собственного капитала. И только молодая жена смогла показать миру, насколько романтичным может быть серьезный предприниматель.

Бизнес

Будущий генеральный директор Amiral Holdings Limited получил высшее образование в Александрии. Мужчина окончил Арабскую морскую академию, где изучал судостроение и управление бизнес-проектами. Усама успешно использовал полученные в университете знания для построения собственного бизнеса, который он организовал после долгой работы для крупнейших представителей морской индустрии.

В 1992 году мужчина возглавил американскую компанию President Lines Company («APL»), судоходную компанию мирового уровня, которая вышла на рынок морской логистики в Египте. А через 5 лет бизнесмен организовал собственную транспортную компанию ISTCO.

Идея Осамы доставлять товары в контейнерах. Логистических компаний такого рода в Египте (кроме готовившейся «АПЛ») практически не было. Благодаря работе аш-Шарифа военный порт Абабия был преобразован в торговое предприятие.Такие изменения положительно сказались на экономике Египта.


Руководители американской компании President Lines заметили успех Усамы и предложили бизнесмену контракт, по которому аль-Шариф стал единственным агентом судоходной компании.

Мужчина не остановился на достигнутом, состояние бизнесмена росло. В 1999 году Усама объявил об основании Amiral Holdings Limited, группы компаний, работающих в нескольких областях. У новой организации «Аш-Шариф» есть собственные интересы в нефтяном бизнесе, судоходстве, информационных технологиях и улучшении торговых портов.


Первым пунктом назначения египтянина был порт Айн Сохна. Правительство Египта без сопротивления доверило руководство аш-Шарифу, который уже зарекомендовал себя как профессионал. Тактическое решение оказалось правильным.

К 2002 году неприметный порт стал одним из главных государственных предприятий, сотрудничающих с глобальными частными компаниями и постоянно приносящих ощутимые доходы в государственную казну. К 2005 году благодаря Осаму Айн Сохна привлекла 1 миллиард долларов иностранных инвестиций.


1 марта 2005 г. аль-Шариф вошел в совет директоров Magnesium International Ltd, организации, специализирующейся на добыче и переработке магния и других инновационных сплавов. Однако египетский бизнесмен потерял интерес к компании еще в 2007 году, оставив после себя пакет акций.

В 2017 году стало известно, что Gulf Capital присматривается к проектам Усамы. Инвестиционная фирма Абу-Даби намерена приобрести долю в Amiral Holdings Limited и вложить в бизнес аш-Шарифа 25-30 млн долларов.

Личная жизнь

Единственной свадьбой, анонсированной мировыми СМИ, стала женитьба миллиардера на модели. Сама свадьба состоялась в июне 2016 года. История знакомства пары неизвестна, но молодая жена с радостью делилась рассказами о том, что Усама буквально засыпал девушку цветами, украшениями, а также предоставил доступ к частным самолетам и домам.


Торжественное мероприятие планировала сама девушка, жених не стал ограничивать возлюбленную в финансах.В итоге церемония обошлась Осаму в 1 млн евро, приправляет ситуацию разница в возрасте молодоженов. На момент важного события новоиспеченному супругу исполнилось 62, а его жене - 26.

Первую годовщину семья встретила отдельно. Выехать из Египта бизнесмен не мог из-за работы, поэтому устроил Ксении отдых на расстоянии (девушка живет в США отдельно от мужа). Мужчина подарил возлюбленной серенаду в исполнении профессионального певца и нанял людей, чтобы они наполнили дом цветами и воздушными шарами.

Усама Фати Рабах аш-Шариф сейчас

5 мая 2018 года стало известно, что пара ждет ребенка. До беременности миллиардер жил в Каире, а его молодая жена большую часть времени проводила в США. После официального подтверждения беременности жена объявила, что тоже переедет в Египет.


В июне супруги аль-Шариф завершили ремонт своего любимого загородного дома. Супруги организовали детскую комнату, которую не показывают журналистам, чтобы случайно не рассекретить пол будущего ребенка.

Оценка статуса

Миллиардер, в отличие от большинства своих коллег, старается не зацикливаться на собственных доходах. Мужчина владеет частным самолетом, яхтой, недвижимостью в США и Европе, а также большим автопарком.


Ксения Дели и Усама Фати Рабах аль-Шариф в своем доме

Одним из последних приобретений египетского бизнесмена стал красный Maserati — подарок молодой жены, который Ксения показала на фото в Instagram.

В компании Al-Sharifa, расположенной в Каире, работает 1200 человек.По неподтвержденной информации, активы владельца Amiral Holdings Limited могут достигать 25 млрд евро.

.

Смотрите также