Шизоидный характер


Шизоидное расстройство личности | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

Шизоидное расстройство личности — это замыкание в себе, избегание эмоциональных привязанностей, склонность к фантазиям и погружение в собственный внутренний мир. Люди, которые страдают шизоидным расстройством, испытывают затруднения в общении и налаживании социальных связей. Помощь психотерапевта позволяет смягчить острые грани взаимодействия с окружающим миром.

Слово «шизоидный» неслучайно созвучно шизофрении: проявления шизоидного расстройства похожи на симптомы, которые наблюдаются у пациентов с шизофренией: замкнутость, своеобразное мышление (за счет того, что человек постоянно наедине с собой), эмоциональная холодность, черствость.

Однако при данном расстройстве человек адекватно воспринимает действительность (нет бреда и галлюцинаций). Шизоидное расстройство — это особенность характера, склонность избегать взаимодействия с окружающим миром путем добровольной социальной изоляции, замыкания в себе и собственных фантазиях.

Шизоидное расстройство личности: симптомы и проявления

Чтобы установить диагноз «шизоидное расстройство личности», необходимо психотерапевт должен увидеть общие признаки шизоидного расстройства, а также как минимум три специфических критерия. К общим признакам расстройства личности относятся:

При шизоидном расстройстве личности присутствуют минимум три критерия из списка ниже. Специфические для шизоидного расстройства личности симптомы следующие:

  1. Мало что доставляет удовольствие — шизоидные личности обычно имеют ограниченный, узкий круг интересов, где, однако, могут достигать больших успехов (например, талантливые ученые, музыканты).
  2. Эмоциональная холодность — женщины и мужчины с шизоидным расстройством скупы на эмоции, как позитивные, так и негативные.
  3. Эгоизм, эгоцентричность — человек невосприимчив к мнению окружающих, как критическому, так и похвале.
  4. Уход в собственные фантазии.
  5. Склонность к уединению, отсутствие близких друзей (иногда — одна дружеская привязанность) и нежелание сближаться с окружающими, снижение либидо.

При постановке диагноза врач проводит дифференциальную диагностику с шизофренией, параноидным и другими расстройствами личности, шизотипическим, депрессивным, биполярным аффективным и тревожным расстройствами. От диагноза зависит, какую схему терапии предложит специалист — медикаментозную или преимущественно психотерапевтическую.

Как лечится шизоидное расстройство личности?

При шизоидном расстройстве личности лечение осуществляет врач-психотерапевт. Главный метод лечения — индивидуальная психотерапия в сочетании с общеукрепляющими и расслабляющими процедурами (физиотерапия, массаж, сеансы релаксации). Медикаментозное лечение при шизоидном расстройстве применяется редко, если у человека есть симптомы депрессии или невроза.

Во время курса врач не ставит задачу полностью изменить характер клиента, а лишь помогает ему адаптироваться к окружающему миру, состояться профессионально, поддерживать комфортные отношения с окружающими.

Если не лечить шизоидное расстройство, его симптомы (эмоциональная холодность, отстраненность и склонность к уединению) могут значительно мешать полноценной жизни. Обращение к психотерапевту помогает значительно улучшить качество жизни людей с шизоидным расстройством и их близких.

Шизоидные личности - психологический центр, помощь психотерапевта, консультация психолога

Личности, чей характер по существу шизоидный, являются предметом широко распространенного неправильного понимания, основанного на общем заблуждении, что шизоидная динамика всегда в значительной степени примитивна. Поведение шизоидного человека нередко бывает странным или даже эксцентричным. Другие нешизоидные люди имеют тенденцию патологизировать людей с шизоидной динамикой, хотя они могут быть компетентными и автономными и имеют значительные сильные области. Действительно, шизоидные люди составляют диапазон от подлежащих госпитализации кататоников до творящих гениев.

Личность может быть шизоидной на любом уровне – от психологически недееспособных до более чем нормальных. Людей с этим типом характера привлекают возможности, подобные философским изысканиям, духовным дисциплинам, теоретическим наукам и творческой деятельности в искусстве. На границе шизоидного спектра, соответствующей высокому уровню функционирования, мы обнаруживаем в высшей степени оригинальных и выдающихся личностей.

Клинический опыт наводит на мысль, что, с точки зрения темперамента, личности, становящиеся шизоидными, являются гиперреактивными и легко поддаются перестимуляции. Шизоидные пациенты часто описывают сами себя врожденно сензитивными, а их родственники часто рассказывают, что в детстве их угнетал избыток света, шума или движения. Как будто бы нервные окончания у шизоидов находятся ближе к поверхности, чем у всех остальных.

В специальных исследованиях существуют сообщения поколений родителей, что в то время как большинство младенцев прижимается, прилипает и цепляется за тело того, кто о них заботится, некоторые новорожденные «окостеневают» или уклоняются – как будто бы взрослый вторгся и нарушил их комфорт и безопасность. Можно ожидать, что такие дети конституционально склонны к образованию шизоидной личностной структуры, особенно если имеет место «плохая подгонка» между ними и теми, кто осуществляет главную заботу о них.

Шизоидная личность озабочена необходимостью избежать опасности быть поглощенной, всосанной, разжеванной, привязанной, съеденной. Окружающий мир ощущается ими как пространство, полное потребляющих, извращающих, разрушающих сил, угрожающих безопасности и индивидуальности. Им свойственно удаляться, избегать, искать удовлетворения в фантазии, отклонять физический вещественный мир. Шизоидные люди бывают физически тонкими – настолько далеки они от эмоционального контакта со своей собственной ненасытностью (Kretschmer).

Подобным же образом, шизоидные люди не производят впечатление высокоагрессивных личностей, несмотря на то, что некоторые их фантазии содержат насилие. Члены их семей и друзья часто считают этих людей необыкновенно мягкими, спокойными. Об одном из моих друзей, чьей постоянной яркостью и шизоидным безразличием к социальным нормам я восхищалась долгое время, на его свадьбе старшая сестра говорила с любовью, что он всегда был «кротким человеком». Эта мягкость существует в очаровательном противоречии с их любовью к фильмам ужасов, книжкам о настоящих преступлениях и апокалиптическими видениями о разрушении мира.

Большинство аналитиков, которым пришлось работать с людьми подобного типа, приходили к выводу, что шизоидные пациенты похоронили и свой голод и свою агрессию под толстым тяжелым одеялом защит.

Удивительно, что при этом одной из наиболее поразительных черт многих функционирующих на достаточно высоком уровне личностей с шизоидной динамикой является недостаток у них общих защит. Они имеют тенденцию находиться в соприкосновении со многими эмоциональными реакциями до уровня подлинного переживания, что отдаляет и даже пугает тех, с кем они общаются. Для шизоидных людей характерно, что они недоумевают: как это все остальные могут так успешно обманывать себя, если суровая правда жизни так очевидна.

Отчуждение, от которого так страдают шизоидные люди, частично проистекает из опыта, что их эмоциональные, интуитивные и чувственные возможности не были достаточно оценены – другие просто не видят, что они делают.

Способность шизоидных людей воспринимать то, что другие люди не признают или игнорируют, настолько естественна и успешна, что они оказываются недостаточно эмпатичны к менее прозрачному, менее амбивалентному, менее эмоционально травмирующему миру нешизоидных людей. Кажется, что шизоидные люди не борются с проблемами, порождаемыми стыдом или виной. Они имеют тенденцию принимать и себя, и мир достаточно полно – как будто бы без внутреннего стремления воспринимать различие вещей или страдать от осуждения. Возможно, они страдают от значительной тревоги по поводу базальной безопасности. Чувствуя себя подавленными, они прячутся – или буквально уходя в отшельничество, или погружаясь в свои фантазии.

Шизоидные люди более чем другие оказываются «аутсайдерами», наблюдателями, исследователями человеческого существования. «Расщепление», содержащееся в этимологии слова «шизоид», проявляется в двух областях: между собственным «Я» и окружающим миром; между переживаемым собственным «Я» и желанием.

Объектные отношения шизоидных личностей

Первичный конфликт в области отношений у шизоидных людей касается близости и дистанции, любви и страха. Их субъективную жизнь пропитывает глубокая амбивалентность по поводу привязанности. Они страстно жаждут близости, хотя и ощущают постоянную угрозу поглощения другими. Они ищут дистанции, чтобы сохранить свою безопасность и независимость, но при этом страдают от удаленности и одиночества. Роббинс суммирует эту динамику в таком сообщении: «Подойди ближе – я одинок, но оставайся в стороне – я боюсь внедрения».

Об истоках шизоидной личности можно получить больше информации на основе наблюдений тех условий роста, при которых оказывается, что подросток движется в шизоидном направлении. Одним типом отношений, который, возможно, провоцирует избегание у ребенка, является покушающийся, сверхвовлеченный, сверхзаботливый тип воспитания. Шизоидный мужчина с удушающей матерью – вот что составляет главную тему популярной литературы в последнее время. Это же явление можно обнаружить и при специальных исследованиях. Клиницисты, наблюдающие пациентов-мужчин с шизоидными чертами, как правило, обнаруживают в семейном основании соблазнительную нарушающую границы мать и нетерпеливого, критикующего отца.

Развитию шизоидного паттерна отстраненности и ухода, возможно, способствует не только уровень, но и содержание родительской вовлеченности. Многие наблюдатели семей тех пациентов, у которых развился шизофренический психоз, подчеркивали роль противоречивых и дезориентирующих коммуникаций.
Возможно, что такие паттерны вообще ответственны за шизоидную динамику.
Ребенку, находящемуся в ситуации двойного зажима и эмоционально фальшивых сообщений, легко стать зависимым от ухода, чтобы защитить свое собственное «Я» от непереносимого уровня гнева и сомнений. Он может также ощущать глубокую безнадежность. Подобное отношение нередко отмечается у шизоидных пациентов.

В явном противоречии с теорией о роли покушающихся родителей в развитии шизоидных черт находятся некоторые сообщения о людях, чье детство характеризовалось одиночеством и пренебрежением родственников в такой степени, что их приверженность уходу (независимо от степени глубины изоляции) можно понять как создание хорошего по необходимости. Для литературы о шизоидных феноменах – подобная литература широко распространена благодаря высокой социальной цене шизофрении – типично, что везде можно обнаружить контрастирующие и взаимоисключающие формулировки. И покушение, и депривация совместно определяют шизоидную проблему: если кто-то одинок или подвергается депривации, а родители доступны только в тех случаях, когда они проявляют себя как неэмпатичные и вторгающиеся, разрастается конфликт «тоска-избегание», «близость-дистанцирование». Исследование М. Кана подчеркивает комбинацию «кумулятивной травмы» от недостатка реалистичной материнской защиты.

Шизоидное собственное «Я»

Одним из наиболее поражающих аспектов людей с шизоидной организацией личности является их игнорирование общественных ожиданий. Шизоиды могут быть совершенно индифферентны к тому эффекту, который они производят на других, а также к оценивающим ответам, исходящим от окружающих. Согласие и конформность направлены против природы шизоидных людей, независимо от того, переживают ли они субъективно болезненное одиночество. Даже если эти люди видят некоторую целесообразность в приспособлении, они, скорее, ощущают неловкость и даже нечестность, участвуя в светской болтовне или в общественных делах. Шизоидное собственное «Я» всегда находится на безопасной дистанции от остального человечества.

Одна из возможностей понимания этого очевидного преднамеренного предпочтения эксцентричности и пренебрежения обычаями состоит в том, что шизоидные личности старательно предотвращают возможность быть определенными – психологически привязанными и приглаженными – другими людьми. Таким образом, для личностей с шизоидной структурой характера состояние покинутости оказывается менее губительным, чем поглощение. М. Балинт в известной статье с вызывающим названием «Дружественное пространство – ужасный пустой мир» противопоставляет две разнонаправленные ориентации характера: «филобаты» (philobat), любители дистанции (дословно – самостоятельности, примеч. переводчика), которые ищут успокоения в уединении, и «окнофилы» (oknophil), стремящиеся к близости (при стрессе они обращаются к другим, ищут плечо, чтобы опереться). Шизоидные люди – абсолютные филобаты. Можно предсказать следующее: поскольку люди часто тянутся к тем, кто имеет противоположные, вызывающие зависть стремления, шизоидов нередко привлекают теплые, экспрессивные, социабельные люди, например, истерические личности. Эта склонность создает почву для возникновения многих семейных, возможно, даже комических проблем, когда нешизоидный партнер пытается разрешить межличностное напряжение, постоянно приближаясь. В то же время шизоид, опасаясь поглощения, старается удалиться.

Не хочу, чтобы сложилось впечатление, что шизоиды – это холодные и безразличные люди. Они могут быть очень заботливыми по отношению к другим, хотя и продолжают при этом нуждаться в сохранении защитного личного пространства. Без сомнения, некоторые из них выбирают занятие психотерапией, где они могут безопасно применить свою исключительную сензитивность, помогая другим. Для людей с ядерным конфликтом на тему близости и дистанции эта профессия может быть привлекательна именно тем, что дает возможность узнать других максимально близко и при этом позволяет остаться вне досягаемости чьих-то интерпретаций.

Самоуважение людей с шизоидной динамикой часто поддерживается индивидуальной творческой деятельностью. При этом для них более важными оказываются именно аспекты личностной целостности и самовыражения, а не сторона самооценки. Там, где психопат ищет доказательств собственной силы, а нарциссическая личность – восхищения для подпитки самоуважения, шизоид стремится к подтверждению его исключительной оригинальности, сензитивности и уникальности. Подтверждение должно быть скорее внутренним, чем внешним, и, благодаря высоким стандартам в творчестве, шизоиды нередко бывают резко самокритичны. Настойчивость, с которой они добиваются аутентичности, так велика, что фактически гарантирует их изоляцию и деморализацию.

Защитные и адаптационные процессы у шизоидных личностей по Н. Мак-Вильямс

Как уже отмечалось выше, патогномонической защитой шизоидной личностной организации является уход во внутренний мир, в мир воображения. Кроме того, шизоидные люди нередко используют проекцию и интроекцию, идеализацию, обесценивание и, в меньшей степени, другие защиты, происходящие из того периода, когда «Я» и другой еще не были полностью психологически дифференцированы.

Среди более «зрелых» защит интеллектуализация явно предпочитается большинством шизоидных людей. Они редко полагаются на механизмы, которые вычеркивают аффективную и чувственную информацию, – отрицание или подавление (репрессия). Подобным же образом, защитные операции, организующие опыт по линиям плохого и хорошего, – разделение на части, морализация, уничтожение, реактивное образование и поворот против себя – не являются преобладающими в их репертуаре. При стрессе шизоиды удаляются от собственного аффекта, так же, как и от внешней стимуляции, представляясь туповатыми, уплощенными или несоответствующими, часто несмотря на видимость высокой степени созвучия аффективным посланиям других.

Наиболее адаптивной и волнующей способностью шизоидных личностей является их креативность. Большинство действительно оригинальных художников имеет сильный шизоидный радикал почти по определению, поскольку они должны противостоять рутине и вносить в нее новую струю. Более здоровый шизоид направит свои ценные качества в искусство, научные исследования, теоретические разработки, духовные изыскания. Более нарушенные индивиды данной категории пребывают в своем личном аду, где их потенциальные способности поглощаются страхом и отстраненностью. Сублимация аутистического ухода в творческую активность составляет главную цель терапии с шизоидными пациентами.

Первичные (примитивные) защитные процессы

То, что мы у зрелых взрослых называем защитами, не что иное как глобальные, закономерные, здоровые, адаптивные способы переживания мира. Первым, кто наблюдал некоторые из этих процессов и дал им названия, был Фрейд. Выбор им термина «защита» отражает два аспекта его мышления.

Во-первых, Фрейд восхищался военными метафорами. Стремясь сделать психоанализ приемлемым для скептически настроенной публики, он часто в педагогических целях использовал аналогии, сравнивая психологические действия с армейскими тактическими маневрами, с компромиссами при решении различных военных задач, со сражениями, имеющими неоднозначные последствия.

Во-вторых, когда Фрейд впервые столкнулся с наиболее драматическими и запоминающимися примерами того, что мы теперь называем защитами (прежде всего с вытеснением и конверсией), он увидел эти процессы действующими в их защитной функции. Изначально его привлекали люди с эмоциональными нарушениями, с преобладанием истерических черт, люди, которые пытались таким образом избежать повторения предыдущего опыта, которое, как они опасались, могло принести им невыносимую боль. В конечном счете, для них было бы лучше полностью пережить переполняющие их эмоции, которых они так опасаются, и тем самым высвободить свою энергию  для развития собственной жизни. Таким образом, наиболее ранний контекст, в котором говорилось о защитах, был тот, где задачей терапевта служило уменьшение их интенсивности.

В данном контексте терапевтическая ценность ослабления или слома неадаптивных защит личности самоочевидна. К сожалению, в пылу энтузиазма, с которым были встречены ранние наблюдения Фрейда, идея, что защиты по природе своей малоадаптивны, распространилась среди светской публики до такой степени, что это слово приобрело незаслуженно негативный оттенок. Назвать кого-либо защищающимся значило подвергнуть критике. Фактически, аналитически ориентированные терапевты иногда рассматривают определенные проблемы – прежде всего психотические и близкие к психотической «декомпенсации» – как свидетельство недостаточности защит.

Феномены, которые мы называем защитами, имеют множество полезных функций. Личность, чье поведение носит защитный характер, бессознательно стремится выполнить одну или обе из следующих задач: (1) избежать или овладеть неким мощным угрожающим чувством – тревогой, иногда сильнейшим горем или другими дезорганизующими эмоциональными переживаниями; (2) сохранение самоуважения. Психоаналитические мыслители полагают, что каждый человек предпочитает определенные защиты, которые становятся неотъемлемой частью его индивидуального стиля борьбы с трудностями.

Использование определенной защиты или набора защит является результатом сложного взаимодействия по меньшей мере четырех факторов: (1) врожденного темперамента; (2) природы стрессов, пережитых в раннем детстве; (3) защит, образцами для которых (а иногда и сознательными учителями) были родители или другие значимые фигуры; (4) усвоенных опытным путем последствий использования отдельных защит (на языке теории обучения – эффект подкрепления).

Как правило, к защитам, рассматриваемым как первичные, незрелые, примитивные, или защиты «низшего порядка» относятся те, что имеют дело с границей между собственным «я» и внешним миром. Защиты, причисляемые ко вторичным, более зрелым, более развитым или к защитам «высшего порядка», «работают» с внутренними границами – например, между частями Эго. Чтобы быть классифицированной как примитивная, защита должна обнаруживать наличие в себе двух качеств - иметь недостаточную связь с принципом реальности и недостаточный учет отделенности и константности объектов, находящихся вне собственного «Я».

Например, когда ребенок удовлетворен, присутствие матери связано для него с глобальным ощущением «хорошей матери», а когда он фрустрирован – та же мать ощущается им как абсолютно «плохая мать». Мы полагаем, что пока младенец не достиг этапа развития, когда он будет в состоянии признать, что перед ним в обеих ситуациях – один и тот же человек, в присутствии которого ему иногда хорошо, а иногда плохо, пока он не достиг этого этапа, каждое его переживание тотально, дискретно, определенно.

Примитивная изоляция

Когда младенец перевозбужден или расстроен, он попросту засыпает. Психологический уход в другое состояние сознания – это автоматическая реакция, которую можно наблюдать у самых крошечных человеческих существ. Взрослый вариант того же самого явления можно наблюдать у людей, изолирующихся от социальных или межличностных ситуаций и замещающих напряжение, происходящее от взаимодействий с другими, стимуляцией, исходящей от фантазий их внутреннего мира. Склонность к использованию химических веществ для изменения состояния сознания также может рассматриваться как разновидность изоляции. Некоторые младенцы конституционально значительно более других склонны к такой форме реагирования на стресс: исследователи замечали, что более всего склонны к изоляции те малыши, которые наиболее чувствительны.

У конституционально впечатлительных людей нередко развивается богатая внутренняя фантазийная жизнь, а внешний мир они воспринимают как проблематичный или эмоционально бедный. Склонность к изоляции может усиливаться вследствие эмоционального вторжения или столкновения с людьми, заботившимися о младенце, а также с другими ранними объектами. Человека, привычно изолирующегося и исключающего другие пути реагирования на тревогу, аналитики описывают как шизоидного.

Очевидный недостаток защиты изоляцией состоит в том, что она выключает человека из активного участия в решении межличностных проблем. Люди, имеющие дело с шизоидной личностью, зачастую не знают, как получить от нее какую-либо эмоциональную реакцию. Личности, постоянно укрывающиеся в собственном внутреннем мире, испытывают терпение тех, кто их любит, сопротивляясь общению на эмоциональном уровне. Пациенту с серьезным эмоциональным расстройством трудно помочь вследствие явного безразличия к психотерапевту, стремящемуся завоевать его внимание и привязанность.

Главное достоинство изоляции как защитной стратегии состоит в том, что, позволяя психологическое бегство от реальности, она почти не требует ее искажения. Человек, полагающийся на изоляцию, находит успокоение не в непонимании мира, а в удалении от него. Благодаря этому, он может быть чрезвычайно восприимчив, нередко к большому изумлению тех, кто махнул на него рукой как на тупого и пассивного. И, несмотря на отсутствие склонности к выражению собственных чувств, такой человек бывает очень восприимчив к чувствам других.

На здоровом конце шизоидной оси мы находим людей, выдающихся своей креативностью: художников, писателей, ученых-теоретиков, философов, религиозных мистиков и других высокоталантливых созерцателей жизни, чье свойство находиться в стороне от стереотипов дает им способности к уникальному неординарному видению.

Примитивная идеализация и обесценивание

Любой может наблюдать, как горячо малыш стремится верить, что мама или папа могут защитить его от всех жизненных опасностей. Становясь старше, мы забываем, насколько пугающим было первое столкновение с реалиями враждебности, подверженности болезням и неудачам, смерти и другим ужасам.

Все мы склонны к идеализации. Мы несем в себе остатки потребности приписывать особые достоинства и власть людям, от которых эмоционально зависим. Нормальная идеализация является существенным компонентом зрелой любви. И появляющаяся в ходе развития тенденция деидеализировать или обесценивать тех, к кому мы питали детскую привязанность, представляется нормальной и важной частью процесса сепарации-индивидуации. У некоторых людей, однако, потребность идеализировать остается более или менее неизменной еще с младенчества. Их поведение обнаруживает признаки отчаянных усилий противопоставить внутреннему паническому ужасу уверенность в том, что кто-то, к кому они привязаны, всемогущ, всеведущ и бесконечно благосклонен, и психологическое слияние с этим сверхъестественным Другим обеспечивает им безопасность. Томление по всемогущественному заботящемуся существу естественным образом выражается в религиозных верованиях.

Примитивное обесценивание – неизбежная оборотная сторона потребности в идеализации. Чем сильнее идеализируется объект, тем более радикальное обесценивание его ожидает; чем больше иллюзий, тем тяжелее переживание их крушения.

Проекция, интроекция и проективная идентификация

Соединение вместе двух самых примитивных защитных процессов, проекции и интроекции, возможно, поскольку они представляют собой две стороны одной психологической медали. И там, и здесь наблюдается недостаточность психологического разграничения собственной личности и окружающего мира. В нормальном младенчестве прежде чем у ребенка развивается способность разделять ощущения, приходящие изнутри и извне, у него имеется генерализованное ощущение «самого себя», тождественное переживанию «всего мира». Вероятно, младенец, которого мучают колики, субъективно переживает это как «Боль!», чем как «Что-то внутри меня болит». Он еще не способен различать внутреннюю боль (колики) и происходящий извне дискомфорт, (давление слишком туго завязанных подгузников). На этом этапе начинают действовать процессы, которые позже в связи с их защитной функцией мы назовем проекцией и интроекцией. Когда эти процессы работают сообща, они объединяются в единую защиту, называемую проективной идентификацией.

Проекция – это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне. В своих благоприятных и зрелых формах она служит основой эмпатии. Поскольку никто не в состоянии проникнуть в чужую психику, для понимания субъективного мира другого человека мы должны опираться на способность проецировать собственный опыт. Хорошо известно, что влюбленные воспринимают состояния друг друга способами, которые сами не могут логически объяснить.

Проекция в своих пагубных формах несет опасное непонимание и огромный ущерб межличностным отношениям. В тех случаях, когда спроецированные позиции серьезно искажают объект или когда спроецированное содержание состоит из отрицаемых и резко негативных частей собственного «Я», возникают всевозможные проблемы. Кто-то может возмущаться тем, что их неправильно воспринимают. Если этим людям приписывают, например, предубежденность, зависть или преследование (эти качества чаще всего игнорируются у себя и приписываются другим), они платят тем же. Если для человека проекция является основным способом понимания мира и приспосабливания к жизни, можно говорить о параноидном характере.

Интроекция — это процесс, в результате которого идущее извне ошибочно воспринимается как приходящее изнутри. В своих благоприятных формах она ведет к примитивной идентификации со значимыми другими. Маленькие дети вбирают в себя всевозможные формы поведения значимых в их жизни людей. Задолго до того, как ребенок становится способным принять субъективное волевое решение быть таким, как мама или папа, он уже «проглотил» их в некоем примитивном смысле.

В своих не столь позитивных формах интроекция, как и проекция, представляет собой очень деструктивный процесс. Наиболее известные и впечатляющие примеры патологической интроекции включают в себя процесс, названный, если учитывать его примитивность, несколько неудачно – «идентификация с агрессором». Например, в ситуациях переживания страха или плохого обращения люди пытаются овладеть своим страхом и страданием, перенимая качества мучителей. «Я не беспомощная жертва, я сам наношу удары и я могущественен» – людей неосознанно влечет к подобной защите. Понимание данного механизма критически важно для процесса психотерапии.

При проективной идентификации пациент не только проецирует внутренние объекты, но и вынуждает человека, на которого он их проецирует, вести себя подобно этим объектам – как если бы у него были те же самые интроекты.

Проективная идентификация – воздействие особо мощное и бросающее вызов способности терапевта к оказанию помощи. Эта защита имеет для клиницистов особую репутацию источника мучений. Когда вы имеете дело с пациентом, абсолютно уверенным в «истинности» ваших чувств, с его неустанной борьбой за то, чтобы вы почувствовали именно это, – нужна ясная голова и железная самодисциплина для того, чтобы выдержать подобный эмоциональный напор.

Более того, поскольку все мы – люди, внутри каждого из нас находятся любые эмоции, защита и позиция. Поэтому никогда нельзя сказать, что осуществляющий проективную идентификацию абсолютно неправ. На пике клинического взаимодействия действительно бывает очень трудно обозначить, где кончается защита пациента и начинается психика терапевта. Действие этой защиты у пациента угрожает уверенности терапевта в собственном психическом здоровье.

Этот процесс может проявляться в нашей обыденной жизни множеством тонких и вполне благотворных действий, без какой-либо психопатологии. Например, когда проецируемое и интроецируемое содержание вызывает чувства любви и радости, это может объединить группу благотворной эмоцией.

Интеллектуализация

Интеллектуализацией называется вариант более высокого уровня изоляции аффекта от интеллекта. Человек, использующий изоляцию, обычно говорит, что не испытывает чувств, в то время как человек, использующий интеллектуализацию, разговаривает по поводу чувств, но таким образом, что у слушателя остается впечатление отсутствия эмоции.
Например, комментарий «Ну да, естественно, я несколько сержусь по этому поводу», брошенный мимоходом, равнодушным тоном, предполагает, что сама мысль о чувстве гнева теоретически приемлема для человека, но его актуальное выражение все еще блокировано.

Когда пациенты в процессе психоанализа интеллектуализируют по поводу своего лечения, они пытаются суммировать свой материал, сидя на кушетке и говоря таким тоном, который больше подходит для сводки погоды, чем для раскрытия того, что ими движет. Интеллектуализация сдерживает обычное переполнение эмоциями таким же образом, как изоляция сдерживает травматическую сверхстимуляцию. Когда человек может действовать рационально в ситуации, насыщенной эмоциональным значением, это свидетельствует о значительной силе Эго, и в данном случае защита действует эффективно. Многие люди чувствуют себя более зрело, когда интеллектуализируют в стрессовой ситуации, а не дают импульсивный, «сопляческий» ответ.

Однако, если человек оказывается неспособным оставить защитную когнитивную неэмоциональную позицию, то другие склонны интуитивно считать его эмоционально неискренним. Секс, добродушное поддразнивание, проявление артистизма и другие соответствующие взрослому человеку формы игры могут быть излишне ограничены у человека, который научился зависеть от интеллектуализации, справляясь с жизненными трудностями.

Сублимация

Изначально считалось, что сублимация является «хорошей» защитой, благодаря которой можно находить креативные, здоровые, социально приемлемые или конструктивные решения внутренних конфликтов между примитивными стремлениями и запрещающими силами.

Данная защита расценивается как здоровое средство разрешения психологических трудностей по двум причинам: во-первых, она благоприятствует конструктивному поведению, полезному для группы, во-вторых, она разряжает импульс вместо того, чтобы тратить огромную эмоциональную энергию на трансформацию его во что-либо другое. Такая разрядка энергии считается положительной по своей сути: она позволяет человеческому организму поддерживать необходимый гомеостаз.

Итак, способ страдания человека отражает его личностную организацию. И попытка смягчить страдание требует чуткого отношения к индивидуальным особенностям. И кактус, и плющ растут, если их поливают и достаточно освещают. Но садовник, не учитывающий особенностей каждого растения, никогда не вырастит их полноценными.

Понимание разнообразия людей, основ их характеров является чрезвычайно значимым для ведения эффективной психотерапии – независимо от того обстоятельства, есть ли у пациента проблемы, обозначаемые как характерологические или их не существует.

Каждый из нас испытывает сильные страхи и желания детства. Ими возможно управлять с помощью доступной в данный момент защитной стратегии. При этом одни методы преодоления стоит поддерживать, а другие должны заменить ранние жизненные сценарии.

От шизоида до параноида. Психолог описала портреты четырех видов характера | ОБЩЕСТВО

Нет хороших и плохих черт, есть сильные и слабые. Сильные делают нас лучше, способствуют росту, а слабые тормозят, мешают развитию. С практикующим психологом Аленой Ефремовой мы представим портреты четырех типов характера: шизоидный, мазохистический, истероидный и параноидный. Сможете ли вы найти свой?

Шизоидный тип характера

Человек с шизоидным типом характера с самого детства избегает шумных забав, сторонится сверстников и замкнут в себе. Он живет в своем внутреннем мире, своими интересами и увлечениями, которые мало кто разделяет. Отстраненность от мира и людей - это основная защитная стратегия поведения обладателей шизоидного характера.

Люди с шизоидным характером часто кажутся не эмоциональными, не заинтересованными в других, холодными, отчужденными, но это лишь часть их защитной стратегии. На самом деле они живут с глубоким стремлением к близости и внутри них умещается огромный и интересный мир, просто им нужно гораздо больше времени, чтобы довериться и открыться другому.

Портрет человека с шизоидным характером:

Мазохистический характер

Обладатель мазохистического характера не верит, что хорошо и счастливо может продолжаться долгое время. Поэтому, когда это с ним случается, он тревожится. И чем спокойнее и хорошо все снаружи, тем сильнее напряжение внутри.

Что делает человек с мазохистическим характером, чтобы снять напряжение? Например, заводит какой-нибудь крайне неприятный разговор, который перерастает в скандал. Это приносит ему моральное удовлетворение и уверенность в том, что ничего плохого точно не случится.

Портрет человека с мазохистическим характером:

Истероидный тип характера

Человека с истероидным типом характера отличает стремление везде и всегда блистать в свете софитов. Это именно те люди, которые старательно привлекают к себе внимание и не выносят, когда кто-то другой перетягивает одеяло на себя. Такого человека вы точно не сможете не заметить.

Портрет личности с истероидным характером:

Параноидный тип характера

Основа параноидного характера заключается в том, что человек проецирует свои качества или чувства, воспринимаемые как негативные, вовне. Предположим, он чувствует злость, но не хочет признавать и отрицает ее. И тогда психика проецирует эту злость на окружающих, и человеку кажется, что это люди вокруг злятся и замышляют что-то недоброе в его адрес.

То есть человек с параноидным характером приписывает свои чувства или желания другим и воспринимает других, как внешнюю угрозу. При этом осознания, что это - «мое», а не «их», отсутствует. Он убежден, что это действительно их.

Параноидальные личности практически никому не доверяют. Они постоянно начеку и следят за поведением окружающих, чтобы вовремя распознать их злые намерения по отношению к ним. Они сфокусированы на мотивах поведения других, а не на том, что происходит внутри них.

Портрет личности с параноидальным характером:

кто такие шизоиды? — T&P

Человеческие характеры очень разнообразны, но среди них, тем не менее, можно выделить типичные «рисунки». Для описания некоторых подобных паттернов в психологии существует понятие «акцентуация». Так называют сумму наиболее ярко очерченных свойств характера, которые еще находятся в пределах клинической нормы, но делают человека уязвимым к психологическим нагрузкам определенного типа. Шизоидная акцентуация — один из ее вариантов. T&P рассказывают о том, что отличает шизоида от шизофреника и человека с синдромом Аспергера, каковы сильные и слабые стороны этого типа и в каких отношениях он находится с близкими и с социумом.

Отстранение как защита

Рассказ о том, что же из себя представляют люди с шизоидной акцентуацией, стоит начать с понятия психологической защиты. Зигмунд Фрейд, увлеченный не только психологией, но и, внезапно, военной теорией, любил термины войны — и именно он ввел в обиход данное понятие. Он назвал так бессознательные психологические механизмы, которые помогают нам сберечь наш внутренний мир, его целостность. Несмотря на однозначность слова «защита», речь далеко не всегда идет о ситуациях неблагоприятных воздействий извне. Психологические защиты, краеугольный камень в психологии, это способ познания человеком мира, способ адаптироваться к его условиям. Два человека с разными защитами будут по разному видеть имеющуюся проблему — к примеру, один сделает вид, что никакой проблемы не существует, а второй — обесценит саму цель, ради которой надо было эту проблему решить.

Разные психологи выделяют разное число психологических защит. Но, тем не менее, есть «основная команда», без которой не обходится ни один список. В нее, в частности, входит примитивное отстранение: в случае усталости, перегруженности информацией, стресса, агрессии извне люди, которым свойственна эта защита, просто «выключаются из реальности»: засыпают, уходят в себя, переключаются на мир собственных фантазий, перестают реагировать на внешние раздражители, просто убегают. Употребление веществ для изменения состояния сознания также может быть одним из видов примитивного отстранения.

Как правило, говоря о примитивном отстранении, обычно упоминают, что это защита, охотнее всего используемая шизоидами. Однако вопрос «что первично» в данном случае вполне уместен: ребенок, часто убегающий от реальности в мир собственных фантазий, «строит» этот мир, наполняет его новыми историями и смыслами, и привыкает к тому, что внешнее окружение часто далеко не так увлекательно, как «внутренняя империя». Таким образом, теория, согласно которой именно привычка к примитивной изоляции формирует шизоида, вполне имеет право на жизнь.

Шизоиды и не шизоиды

Прежде чем говорить о том, какими бывают шизоиды, стоит сказать о том, кем они не являются.

Общий корень со словом «шизофрения» может ввести в заблуждение: шизоидная акцентуация — это вовсе не то же самое, что и сама болезнь. Как и со всеми прочими акцентуациями, здесь есть некий континуум, на одном из краев которого находятся совершенно здоровые психологически люди с некоторыми, не слишком выраженными, чертами характера, свойственными шизоидам — индивидуализмом, некоторой закрытостью, склонностью беречь свои внутренние границы. Чем ближе к другому его концу, тем больше заостряются и выпирают эти черты и тем больше их способность «портить жизнь» человека. И, наконец, на другом, патологическом, краю континуума, находится диагноз шизофрения. Как правило, люди, страдающие ей, до начала болезни были обладателями шизоидной акцентуации. Однако большинству (абсолютному большинству, к счастью) шизоидов шизофрения вовсе не грозит.

Из-за их замкнутости и отчужденности шизоидов можно спутать с людьми с диагнозами аутистического спектра, например, «аспергиками». Однако если «аспи» зачастую не понимают, что чувствуют или думают окружающие, шизоиды, как правило, чувствуют это очень остро. Просто далеко не всегда хотят что-то делать с этим знанием. Человек с синдромом Аспергера, скорее всего, не заметит, что у его приятеля огорченный вид и тот хочет, чтобы его утешили. Шизоид заметит и все поймет — но нет никаких гарантий, что он найдет в себе мотивацию пойти утешать лично.

Сверхчувствительность и замкнутость

Хорошее понимание чужих эмоций — это частный случай общей шизоидной чувствительности. Эти люди живут «без кожи» — они чувствуют очень многое и остро реагируют на стимулы извне — от капающей из крана воды до требования принять участие в корпоративе. Чувствительность у шизоидов дополняется богатой эмоциональностью — в их мире очень много чувств. Вот только все они внутри, и до поверхности доходят лишь немногие. Именно из-за этого шизоидов часто и ошибочно видят деревянными и бесчувственными.

Одинокие странники

Страх поглощения — один из ведущих в складе характера шизоидов. Их так часто можно видеть в одиночестве именно потому, что чувство принадлежности чему-либо видится угрозой их индивидуальности. Альберт Эйнштейн писал об этом: «мое страстное чувство социальной справедливости и социальной ответственности всегда странно контрастировало с моими высказываниями об ограниченной необходимости в прямых контактах с другими человеческими существами и общинами. Я истинно «одинокий странник» и никогда всем сердцем не принадлежал ни моей стране, ни дому, ни даже моей семье; перед лицом всех этих связей я никогда не терял чувства дистанции и потребности в одиночестве»

Личные границы

Дистанция — способ сберечь свою индивидуальность, сохранить свой внутренний мир в безопасности от «захватчиков». Шизоиды куда больше живут «внутри», чем «снаружи», и высоко ценят границы своей внутренней империи. В то время, как другие, чувствуя себя плохо, стремятся «выйти к людям» и получить сочувствие, естественная реакция шизоида — залезть в свою «раковину» и отсидеться там до лучших времен. У них, как правило, бывает немного доверенных друзей, они вовсе не стремятся в любовных отношениях считать партнера «своей половинкой» (с чего бы вдруг, они и так целые). Это не значит, что они не ценят близость — просто зачастую им кажется, что ценой этой близости может стать их поглощение другим. Таким образом, колебания между сближением и отдалением — естественное для шизоида состояние.

Вне норм и условностей

Люди с шизоидной акцентуацией часто бывают эксцентричны. Не напоказ — у них нет потребности в аплодисментах или доказательствах своей уникальности. Просто они либо не обращают внимания на социальные ожидания, либо игнорируют те из них, которые кажутся им бессмысленными и глупыми. Еще один из мотивов пренебрегать условностями — все та же пресловутая шизоидная индивидуальность. Они нарушают нормы оттого, что им кажется, что эти нормы «определяют» их, вынуждают стать хоть немного, но другими. Необходимость подстраиваться и соответствовать окружению вызывает у них неприятное чувство фальши и притворства.

Честность — еще одно прямое следствие страха перед потерей индивидуальности. Среди всех акцентуированных людей у шизоидов меньше всего психологических защит — что означает, что они, как правило, лучше понимают собственные цели, мотивации и страхи. С одной стороны, это дополняет их чувство инаковости «почему все эти люди постоянно врут себе», с другой — подобная эмоциональная искренность может стать проблемой для них же и привести к выгоранию.

Шизоиды и самовыражение

Именно для того, чтобы избежать выгорания, трансформировать собственные эмоции и выразить собственную индивидуальность, шизоиды выбирают себе наиболее творческие работы, те области деятельности, где они, с их богатым воображением, интеллектуальным потенциалом и нестандартным мышлением, могут проявить себя: наука, искусство, религия — все это наиболее близкие шизоидам сферы деятельности.

Кому нужна помощь

Как понять, что человеку с шизоидной акцентуацией нужна медицинская или психологическая помощь? Как было написано выше, сама по себе акцентуация не является проблемой. Но если какие-то отдельные черты, связанные с ней — изоляция, неумение «вписываться», проблемы с построением романтических отношений — вызывают серьезный дискомфорт, стоит обратиться за помощью к психотерапевту. Также с шизоидной акцентуацией часто связывают склонность к депрессии и ангедонию (неспособность испытывать радость) — в этих случаях также стоит обратиться за помощью.

Шизоидный характер: floradelfa7 — LiveJournal


Ключевая тема шизоидного характера, вокруг которой вращается внутренняя проблематика этой личности, связана с безопасностью. Во внутриутробном периоде и в первые месяцы жизни ребёнку важно чувствовать, что его любят и ждут. Если этого чувства нет, и ребёнок ощущает ненависть к себе, у него нарушается чувство базовой безопасности в мире, а на эмоциональном уровне возникают яркие переживания гнева и страха.

Как формируется шизоидный характер?

В психоаналитической концепции формирование шизоидного характера связывается с устойчиво переживаемой ненавистью или отвержением со стороны родителей по отношению к такому ребёнку, однако психологическая травма складывается не только из влияний внешней среды, но и обусловлена спецификой реакции психики человека на травмирующее воздействие. Поэтому вполне вероятно предположить, что неприязнь родителей в данном случае накладывается на изначально высокую чувствительность ребёнка к отвержению и негативному отношению, за счёт чего и формируется травма.

Лишь в редких случаях родитель отвергает ребёнка сознательно. Гораздо чаще теплоте и безопасности первичного контакта ребёнка с родительской фигурой препятствуют некие внешние факторы – например, внезапное появление ребёнка в жизни матери при незапланированной беременности, препятствия к построению карьеры или личной жизни в связи с ребёнком, тяжёлое физическое или психологическое состояние. В жизни матери могут быть факторы, которые мешают ей всецело положительно отнестись к ребёнку, из-за чего последний ощущает себя отверженным и ненавистным. Он понимает, что мир его не ждал, здесь ему не рады, и это понимание блокирует его эмоциональные и телесные реакции, заставляя замирать в ужасе, т.к. он не чувствует, что располагает правом на жизнь. 

Признаки шизоидного характера

1)  Эмоциональная холодность, дистантность в контактах и отчуждённость. Шизоидного человека можно выделить из толпы по его отстранённой позиции. Такие люди предпочитают избегать чрезвычайно интенсивных внешних воздействий, в том числе и активного общения, поскольку являются конституционально и характерологически сверхчувствительными к любым внешним раздражителям. Шизоидная личность, как правило, не выносит слишком резкого сокращения дистанции, и ей требуется время на сближение с другими людьми, поскольку она не чувствует себя достаточно безопасно в контакте «я-другой», который затрагивает эмоции и чувства.

2) Слабый контакт человека с эмоциональной и телесной сферами при склонности к уходу в интеллектуализацию и теоретизирование. Из-за того, что чрезвычайно интенсивные чувства тревоги, ужаса и ярости являются невыносимыми для человека при постоянном фоновом их переживании, шизоидная личность защищается от них, изолируя и замораживая эту напуганную часть своей детской психики часто вместе со способностью к каким-либо другим чувствам и эмоционально-телесным реакциям. Для шизоидов характерно неравномерно выдающееся развитие интеллектуальных способностей, которые позволяют им структурировать, рационализировать и теоретически объяснять всё, с чем они сталкиваются. Теоретизируя, шизоид снимает с окружающего мира покров ужаса и пытается сделать его управляемым и предсказуемым. Нередко абстрактное философствование становится для шизоидной личности единственным оплотом безопасности.

3) Наличие стойко ощущаемого такой личностью переживания расщепления между эмоциями и интеллектом, душевными переживаниями и телесностью. Для шизоидной личности характерно отщеплять и изолировать свои чувства, когда они являются чрезмерно пугающими или болезненными для неё, подвергая их интеллектуальному анализу и обобщая негативный опыт на все похожие социальные ситуации. Телесная сфера шизоидов и их моторика нередко «живут своей жизнью», отличаясь нескладностью, диспропорциональностью и неуклюжестью движений, наличием множества телесных блоков и зажимов. Не имея полноценного контакта с собственным телом, шизоид испытывает трудности с телесной саморегуляцией и заботой о собственном физическом здоровье. Чувство ужаса, в котором живёт шизоидный тип, вынуждает его и на телесном уровне «замирать», занимая меньше пространства, будто бы само его тело сомневается в своём праве быть.

4) Неспособность выносить интимность, страх перед близкими отношениями и контрзависимое поведение. Из-за того, что в первичном контакте с родительской фигурой шизоидная личность была глубоко травмирована равнодушием, пренебрежением и отчуждением, в дальнейшем ей очень тяжело выстраивать прочные, глубокие и эмоционально насыщенные отношения с другими людьми. Человеку с шизоидным характером свойственно глубокое недоверие по отношению к другим людям, неверие в то, что его возможно принимать и любить. Сам факт достижения близости может толкать шизоида проверять её прочность, бессознательно провоцируя враждебность и отвержение и проверяя контакт на риск повторения опыта ранней травматизации. Порой шизоидная личность стремится выйти из отношений при первых намёках на установление эмоциональной интимности, чтобы избежать риска отвержения.

5) Трудности с социальной компетенцией и умением чувствовать действующие в социуме нормы. Поскольку шизоидная личность с ранних лет формирует жёсткие защиты против враждебного по отношению к ней социума, нередко у такого человека наблюдаются пробелы в социальной компетенции и слабое чутьё по отношению к тем стереотипам и правилам, которые регулируют социальные взаимодействия между людьми. Шизоидная личность может проявлять неловкость в ситуациях, связанных с необходимостью гибко менять социальные роли, подстраиваясь под ситуативные требования.

6) Отчуждение от внешней социальной реальности при выраженном погружении в свою внутреннюю. Из-за недоверия к окружающему миру, отсутствия чувства безопасности в нём, шизоидная личность склонна к минимизации своей вовлечённости в этот мир, часто подменяя его своей внутренней психологической реальностью. Эмоционально отсутствуя в окружающем мире и сдерживая какую-либо активность, шизоидная личность направляет всю свою психическую энергию на построение своей картины мира, которая нередко отличается самобытностью и оригинальностью.

Психотерапия шизоидной личности

В психотерапевтической работе с шизоидным клиентом важно прорабатывать враждебные предубеждения по отношению к окружающей социальной реальности, восстанавливать контакт шизоида с собственными эмоциями и чувствами (преимущественно, страха и гнева), развивать способность к эмоциональной близости и обучать умению выносить эти чувства, извлекая из них ресурс для собственного развития. Также, важно работать с телесными аспектами самосознания, интегрировать интеллектуальную, эмоциональную и телесную сферы для укрепления чувства собственной безопасности в мире. Как правило, работа с шизоидным клиентом не даёт быстрой динамики, и в ней стоит опасаться чрезмерной спешки и эмоционального давления, которые могут ужесточить защитные механизмы и направить защитную агрессию шизоидной личности против терапевтического процесса.

Ссылка на статью "Шизоидный характер"

что такое шизофрения, бывает ли она вялотекущей и почему «шизоид» — это не диагноз — Нож

Этот словарик пригодится вам не только для того, чтобы при случае блеснуть эрудицией, но и чтобы не попасть в ряды тех, кто стигматизирует психические расстройства. Помните: глупые шутки про шизофреников и использование слов вроде «шизик» в качестве ругательства заставляют страдать людей, которые реально столкнулись с этим заболеванием.

Шизофрения

Шизофрения — генетически обусловленное психическое расстройство, которым страдают около 0,5% всех людей.

Выделяют две основные группы симптомов шизофрении: позитивные (появление чего-то, чего не было в норме) и негативные (потеря чего-то, что было).

Позитивные симптомы заставляют человека видеть, слышать и чувствовать то, чего нет. К ним относятся:

— бред;
— галлюцинации, чаще всего в виде «голосов в голове»;
— потеря связи с реальностью.

Негативные симптомы выражаются в снижении общего тонуса:

— ослабление мыслительных способностей;
— апатия, упадок сил;
— потеря мотивации и силы воли.

Это заболевание считается неизлечимым и требует приема медикаментов в течение всей жизни. При этом нередки случаи ремиссии, когда после одного или нескольких приступов человек полностью восстанавливается.

Шизофрения — «помойка психиатрии»

Проявления шизофрении настолько разнообразны, что среди ученых до сих пор идут споры, считать ли их все симптомами одного и того же расстройства или классифицировать как группу заболеваний, вызванных разными причинами.

Некоторые специалисты считают диагноз «шизофрения» «помойкой психиатрии» — ярлыком, который навешивают на пациентов с любыми психотическими проявлениями.

При более внимательном изучении достаточно часто выясняется, что на самом деле человек страдает от биполярного расстройства, пограничного расстройства, аутизма или наркотической зависимости.

Гипердиагностика шизофрении типична для СССР и постсоветского пространства, где до сих пор этот диагноз ставят в разы чаще, чем в западных странах.

Типы шизофрении

Медики выделяют несколько типов шизофрении, которые сильно различаются.

Параноидная шизофрения. Это наиболее часто встречающийся тип шизофрении, и он же — самый распространенный в литературе и кино. Для параноидной шизофрении характерна маниакальная одержимость одной идеей или навязчивые мысли об угрозе и преследовании (паранойя).

Кататоническая шизофрения. Более редкий тип этого расстройства, при котором больной может потерять способность двигаться и говорить на дни и недели или может надолго застывать в странных позах.

Почему не существует вялотекущей шизофрении

От этого не существующего в реальности заболевания «лечили» несколько тысяч советских граждан.

Этот диагноз придумал в 1950-е годы советский психиатр Андрей Снежневский, чтобы отнести к шизофрении случаи, когда у человека не бывает приступов психоза, но есть некие признаки странного и неадекватного поведения. С точки зрения современной медицины эти люди могли страдать от расстройств личности и других нетяжелых нарушений психики, а могли быть и совершенно здоровыми.

На практике диагноз «вялотекущая шизофрения» нередко использовали, чтобы изолировать от общества неудобных для советской власти людей. В частности, его ставили известным диссидентам: Владимиру Буковскому, Валерии Новодворской, Наталье Горбаневской, Ольге Иоффе.

Шизоидный характер (шизоид)

Шизоид — это уже не психиатрический, а психологический термин, описывающий определенный тип характера. Людям с шизоидным характером (чрезмерную выраженность отдельных черт характера называют акцентуацией) свойственны замкнутость, отстраненность, бедность эмоций, погруженность в свои мысли.

Абстрактные идеи для них понятнее и интереснее, чем другие люди, поэтому они отличаются социальной неловкостью, но могут отлично разбираться в науках или искусстве.

Шизоидный характер напрямую не связан с шизофренией и не означает, что у человека есть предрасположенность к этому заболеванию. Шизоидные черты проявляются в разной степени. Когда они сильно выражены, можно говорить о шизоидном расстройстве личности (о нем будет далее).

Изучить подробнее: классификация акцентуаций характера Андрея Личко.

Расстройства с приставкой «шизо-»

Шизоидное, шизотипическое и шизоаффективное расстройства — это психиатрические термины, обозначающие различные заболевания, согласно принятой в России и Европе Международной классификации болезней (МКБ-10).

Некоторые специалисты относят все эти заболевания к единому шизофреническому спектру. Но на самом деле пока нет достаточной научной базы, которая позволила бы доказать, что эти расстройства, несмотря на похожие названия, родственны и связаны друг с другом.

Шизоидное расстройство личности

Шизоидное расстройство личности представляет собой шизоидный характер в крайних его проявлениях. Отличие такого расстройства личности от шизофрении в том, что у человека не бывает приступов бреда, галлюцинаций и других проявлений психоза, но есть определенные особенности мышления и поведения.

Человек с шизоидным расстройством замкнут, безэмоционален и настолько сильно погружен в свои фантазии, что не способен строить отношения либо вообще не испытывает в них потребности.

Его интеллект может быть достаточно высоким, но неспособность понять правила социума и эмоции других людей делают его жизнь в обществе очень трудной.

Диагноз ставят, когда шизоидный характер настолько ярко выражен, что не позволяет человеку нормально функционировать и адаптироваться к меняющимся условиям жизни: учиться, работать и взаимодействовать с окружающими. К примеру, молодой человек получил техническое образование, но не может пройти собеседование при приеме на работу, потому что отвечает на вопросы работодателя формально и буквально; у него нет друзей, потому что он не способен поддерживать неформальное общение.

Изучить подробнее: о расстройствах личности в МКБ-10.

Шизотипическое расстройство

Это расстройство проявляется в склонности к изоляции, подозрительности, эмоциональной холодности, навязчивым действиям, а также одержимости сверхценными идеями. Шизотипическое расстройство считают более тяжелым, чем шизоидное, так как при нем ярче выражены негативные симптомы (вялость, апатия, нарушения мышления) и представления человека о себе и мире менее адекватны.

Это достаточно спорный диагноз, поскольку врачи разных школ понимают под ним разные расстройства и пока так и не пришли к единому мнению.

В частности, в странах СНГ диагноз «шизотипическое расстройство» нередко используют как аналог не признанного в мире диагноза «вялотекущая шизофрения», относя к нему случаи, напоминающие шизофрению, но «не дотягивающие» до уровня психоза.

Изучить подробнее: шизотипическое расстройство.

Шизоаффективное расстройство (ШАР)

Тяжелое психическое заболевание, которое сочетает в себе симптомы расстройства настроения и шизофрении. Для него характерны и циклические колебания настроения, как при биполярном расстройстве или депрессии, и психотические приступы с бредом или галлюцинациями, как при шизофрении. В отличие от двух предыдущих расстройств родство ШАР с шизофренией достаточно обосновано, эти заболевания относятся к одной группе.

Шизоаффективное расстройство — сложное заболевание и для диагностики, и в лечении. Его нередко путают с биполярным расстройством, потому что при БАР тоже возможны приступы психоза, возникающие на почве мании или тяжелой депрессии.

Изучить подробнее: шизоаффективные расстройства в МКБ-10.

Детальный разбор сходств и различий шизоидного, шизотипического и шизоаффективного расстройств.

Шизокинематограф

Документальный фильм-расследование о том, что люди с психическими заболеваниями чаще сами становятся жертвами насилия, чем прибегают к нему. Стоит посмотреть всем, кто считает шизофреников опасными для общества.

Художественный фильм, основанный на биографии математика, нобелевского лауреата Джона Нэша, страдавшего параноидной шизофренией.

Фильм Ингмара Бергмана, показывающий мир глазами девушки, больной шизофренией.

Книжная шизополка

Самые известные и информативные книги на русском языке:

Отличное учебное пособие по шизофрении, написанное доступным для неспециалистов языком.

Автобиография известного клинического психолога, которая в детстве и юности страдала тяжелой формой шизофрении, но вышла в длительную ремиссию.

Дневник пациентки психоаналитика, которая долгие годы считалась безнадежно больной, но в итоге вылечилась.

Монография российского ученого о так называемых голосах в голове — самом известном симптоме шизофрении.

Шизоблоги

В англоязычном сегменте интернета можно найти множество интересных блогов, которые ведут от первого лица люди с шизофренией. Например, здесь делятся своим опытом британские активисты, страдающие этим заболеванием.

В России мало кто решается говорить о шизофрении открыто. Но смелые люди есть! К примеру, психоактивистка и участница перфомансов Саша Старость, о которой писала «Афиша». Или ya_schizotypic — шизотипик и довольно публичный клинический психолог в одном лице.

Онлайн-ресурсы по шизотеме

Оксфордский Schizophrenia Bulletin — лучший источник современных научных данных о шизофрении и родственных заболеваниях.

Много полезной информации на сайтах общественных организаций, специализирующихся на помощи людям с шизофренией, например, здесь: Schizophrenia Society of Canada.

В России таких общественных организаций пока нет. А основной онлайн-ресурс — пациентский форум «Шизофрения и Я» — содержит, похоже, много дезинформации. В русскоязычном сегменте сети уровень адекватности информации выше в группе для общения молодых людей с различными психическими расстройствами, в том числе шизофренического спектра.

Типы психологических радикалов

Каждый человек воплощает – осознанно или интуитивно - собственную стилистику поведения. В ее основе врожденные свойства темперамента и интеллекта. Благодаря этим генетическим задаткам, человек в течение жизни избирательно усваивает те или иные способы социального поведения, совокупность которых и называется «характер».


Истероидный радикал

Однако мы не всегда понимаем, что цели, мотивы наших поступков, и даже наша система ценностей и жизненных смыслов вытекают из характера, являются его органичной частью. В том числе – мотивы и цели обращения за медицинской услугой, в более общем плане -забота о здоровье, представление о физической красоте. Говоря «я хочу быть здоровым», «я хочу хорошо выглядеть», разные люди имеют в виду не одно и то же. Компетентный клиентоориентированный специалист с первых же минут общения должен уметь определять, чего же – по существу, а не только по форме – ожидает от него пациент. Это вполне возможно. Для этого есть специальная технология.

Реальный характер (т.е. стиль поведения конкретного человека) никогда не состоит из одного радикала. Это всегда смесь, причем зачастую - смешение противоречивых психологических тенденций (начал).

Основными радикалами, знание которых позволяет определить характер любого человека, являются: истероидный (демонстративное начало), эпилептоидный (агрессивно-упорядоченное начало), паранойяльный (лидерское созидательное начало), эмотивный (чувствительное начало), шизоидный (творческое начало), гипертимный (оптимистически-коммуникативное начало) и тревожный (консервативное начало). Всего семь радикалов.

 

Эпилептоидный радикал

Люди не скрывают своего характера, ведь это наиболее приемлемый для них способ социального поведения. Наоборот, каждый кровно заинтересован в том, чтобы его поняли и приняли таким, какой он есть. Тем более что заведомо «плохих», некачественных, неадаптивных характеров – в рамках психического здоровья – не бывает. Поэтому существует множество признаков радикалов, доступных обычному наблюдению, на которое и следует ориентироваться, осуществляя психодиагностику.

Для истероидного радикала характерны, в частности, яркость оформления внешности, стремление выделиться на фоне окружающих всеми способами, включая эпатажные, манерничанье, театральность, показная оригинальность. Если демонстративное начало является ведущим (доминирует в характере, задает основную цель поведения), то его обладатель крайне зависим от мнения окружающих, жаждет комплиментов, поощрений.

 

Эпилептоидный радикал часто связан с мощным, кряжистым телосложением (у мужчин, и мужеподобным – у женщин). Его обладатели предпочитают короткие стрижки. Их одежда функциональна – полностью соответствует ситуации, в которой используется (хотя уютнее всего они чувствуют себя в одежде спортивного или рабочего стиля). Они чистюли и аккуратисты. Эпилептоидная доминанта означает, прежде всего, стремление к сугубому порядку в делах, отношениях, в предметном мире и т.д. Отсутствие порядка вызывает тревогу и, как следствие, агрессию.

 

Паранойяльный радикал выделяется строгим официозом, оформлением внешности в классической манере (костюм прямоугольного силуэта, без стилистических изысков). Есть и специфика жестикуляции: направляющие («указующие») и ритмообразующие (постукивания по столу, ритмичное «рассекание воздуха» ладонью) жесты. Обладатели паранойяльной доминанты любят обобщать («в России никогда не будет нормальной медицины») и игнорируют оппонентов. Они всегда заняты, и не собой, а общественно важными делами. В их представлении о мире – несколько упрощенном и категоричном – все уже заполнено и организованно. К счастью, как клиенты они неприхотливы, поскольку такие частности, как рецептура лекарств, тактика хирургического вмешательства или степень приветливости персонала их мало интересуют. Они более масштабные личности.

 

Эмотивный радикал

Эмотивный радикал отличается очевидным вкусом в оформлении внешности и тактом в построении взаимоотношений. Чертами, входящими в него, являются доброта, отзывчивость, склонность к сочувствию и самопожертвованию. Однако это вовсе не означает, что обладатель этой доминанты - легкий клиент. Эмотив готов принять все – и неопытность персонала, и несовершенство сервиса. Одно лишь ему претит – неискренность, неготовность принести извинения и признать недостатки. Ложь и фальшь он чувствует раньше и острее других. Он не станет никого упрекать, требовать наказания и компенсации ущерба. Он просто молча уйдет и будет потерян, как клиент, навсегда.

 

Шизоидный радикал

Шизоидный радикал – это, зачастую, астеническое телосложение, высокий рост, «футлярная» (длинные «капюшонообразные» волосы, борода у мужчин, длинные шарфы, высокие воротники, закрывающие полголовы, длиннополая бесформенная одежда, рюкзак за плечами) или эклектичная («клоунская», особенно в сочетании с истероидным радикалом) внешность. Неопрятность, неряшливость, дисгармоничная нелепая пластика. Вечный беспорядок вокруг. Обладатели шизоидной доминанты - истинно творческие люди. Во всем, в том числе во взаимоотношениях с медициной, они ценят креативность, нестандартность, дух эксперимента.

 

Гипертимный радикал

Внешние признаки гипертимного радикала – склонность к одежде для отдыха, отсутствие разделения на «свое» и «чужое», невнимание к общепринятым условностям, небрежность. Иначе говоря, доминантному гипертиму все равно, во что он одет и где находится. При этом он ничего никому не хочет доказать, никого не эпатирует, а просто чувствует и ведет себя раскованно. Подчас, излишне. Довершает облик этого радикала подвижность, торопливость, говорливость, смешливость, постоянный оптимистический настрой. Гипертим всегда готов приободрить, посмотреть сквозь пальцы на чужие промахи, многое извинить или попросту не заметить. Быть идеальным клиентом ему мешают его непостоянство, отсутствие интереса к себе, как к объекту усовершенствования, склонность разрушать деловую атмосферу везде, где только он появляется, и хроническая нехватка денежных средств.

 

Тревожный радикал

Обладателя доминирующего тревожного радикала можно с первого раза вообще не заметить. Внешне он – полная противоположность истероиду: серый, невзрачный, скованный, согнутый, будто стремящийся сжаться в точку; всегда в одном и том же. Словом, никакой. За этим убогим фасадом могут скрываться недюжинные достоинства, которые начинают проявлять себя, только когда их обладатель успокоится, привыкнет к обстановке. Но о чем следует думать сразу же, так это о сугубой консервативности этого человека. Перед нами – воплощение привычки, скромного по наполнению, но неукоснительно строгого распорядка дня. На любое, самое невинное и мало существенное, предложение новизны тревожный обязательно ответит отказом. Только вооружившись терпением, действуя медленно, постепенно, ни в коем случае не ускоряя события, можно приучить его к взаимодействию. Но, однажды приученный, он остается с нами навсегда. Даже когда не слишком удовлетворен качеством отношений.

 

Приведенные описания радикалов, разумеется, кратки и фрагментарны. И далеко не исчерпывают темы индивидуального подхода.

Однако общий порядок взаимодействия с клиентами (пациентами) может быть индивидуализирован. А это необходимо. Каждый индивид решает жизненно важные вопросы, сообразуясь со своим характером. И эффективное управление отношениями, по сути, сводится к тому, что компетентный (ведущий) партнер стремится создать атмосферу сотрудничества, максимально соответствующую характерам всех участников.

Врач, медицинская сестра, приступая к работе с пациентом, в первую очередь должны понять, с какой индивидуальностью их свела профессиональная судьба, и что они должен предоставить конкретно этому человеку.

Шизоидный характер

Ненавистный ребенок - шизоидный характер

Ребенок, рожденный на свет, полностью зависит от окружающих, особенно от матери. Его рождение можно приветствовать по-разному. В случае ребенка с развитой шизоидной защитой в ответ на его приход ребенок получает: холодность, нежелание, сухость, равнодушие, неприятие или ненависть. Эти чувства часто появляются у родителей, когда их ребенок рождается как реакция на спонтанную новую жизнь.Несмотря на то, что малыш ожидался раньше, родители вдруг осознают груз ответственности, который лежит на них. Они также могут осознавать, что, например, ожидали другого пола или идеализировали ребенка, а реальность оказалась другой, что привело к их неприятию и ненависти.

Холодное и ненавистное обращение со стороны опекуна может быть периодическим или постоянным.

Реакцией ребенка на эмоциональную холодность будет уход в себя, который будет глубже, если повторять эти болезненные ощущения регулярно.Такая реакция ребенка может быть и ответной, когда ребенок лишен родительской опеки по другим причинам, связанным с недоступностью опекуна в связи с его собственной болезнью, разлукой, отказом и т.п., отказом от социальных контактов. Можно предположить, что на очень примитивном уровне сознания, а затем и на более сложном уровне понимания ребенок испытывает тревогу, известную как аннигиляционный наркотик.

Естественная реакция ребенка на холодную, враждебную и угрожающую среду — страх и гнев, которые становятся невыносимым состоянием, в котором протекает жизнь. Гнев провоцирует возмездие, которое воспринимается ребенком как пугающее и опасное для жизни. Ребенок восстает против самого себя, подавляя естественные эмоциональные реакции. Этот уход внутрь есть в то же время остановка жизни организма, предпринятая для спасения жизни в опасности. Отзыв является для него убежищем.У человека с шизоидной структурой будут вырабатываться обличающие, деструктивные и тяжелые «сценарные решения» под названиями «Со мной что-то не так» и «Я не имею права жить». Ненавистный ребенок может быть кем-то, кто любит других, но отворачивается от близости, необходимой для поддержания более длительных любовных отношений.

Например, мать, которая была бы «достаточно хорошей» при нормальных обстоятельствах, может не быть матерью, если ее муж потерялся из-за развода, смерти или службы в армии. Различные внешние обстоятельства или события могут снизить ее способность поддерживать полный контакт, сохранять близость и любовь и выражать принятие.Также переживание раннего детского тяжелого заболевания у ребенка, и особенно пребывание в больнице, также могут напрягать привязанность между ребенком и матерью. Ребенок может получить травму из-за нестабильности опекуна в этот чувствительный период развития.

Шизоидный характер - ЧУВСТВА, ПОВЕДЕНИЕ, ПОЗНАВАНИЕ

Человек с шизоидным типом характера имеет глубокие бессознательные чувства страха и гнева, которые появляются в ответ на опасное для жизни окружение.Этот ужас связан с аннигиляцией или, на уровне взрослых, с неудачей в мире. Страх может проявляться многими симптомами: беспокойством, паническими атаками в ответ на ситуации, которые воспринимаются как угрожающие, фобиями, тревогой и напряжением, связанными с конкретными социальными ситуациями и близостью. Также может быть чувство дискомфорта и непричастности к миру, и даже некая нереальность как следствие.

Людям этого типа свойственны отсутствие подлинной непосредственности, специфическая искусственность эмоционального выражения, чрезмерный рационализм.Шизоидные люди считают эмоциональных людей иррациональными, неуправляемыми или безумными. Все формы защиты построены таким образом, чтобы сопротивляться отвержению и неудаче, замыкаясь в механистическом поведении, не проявляя эмоций, вытесняя и избегая чувства гнева и ярости. Подавление этих чувств служит спасению жизней. Взрослые могут испытывать избегание или уход от конфликтных ситуаций, неспособность злиться и принимать гнев других людей, а также тенденцию выражать его в пассивно-агрессивном уходе.Ненавистный ребенок усвоил, что лучше уйти, чем дать отпор, и что переживание чувства гнева бессмысленно и ничего не решает. Он отрицает свой гнев, идеализирует и одухотворяет собственную дружелюбную натуру. Люди, которые больше осознают свои истерики, испытывают страх перед собственной разрушительной силой.

Горе, горе и депрессия становятся обычными симптомами этих людей и наименее вытесняют чувства, но часто живут без плача и рыданий, живут тайком.Для этого типа личности характерно малое количество как отрицательных, так и положительных чувств. Поведение нелюбимого или недостаточно любимого ребенка может различаться по нескольким параметрам. Человек с такой природой функционирует в зависимости от того, насколько он может контролировать или улавливать глубоко скрытые эмоциональные состояния. Сдерживание чувств вызывает психосоматические заболевания и снижает способность поддерживать близкие отношения, позволяя ей функционировать относительно хорошо.Этот человек может быть крайне чувствителен к проявлениям грубости со стороны окружения, тогда он не в состоянии постоянно вступать в отношения или какую-либо деятельность. В зависимости от наличия у нее чувств, она может восприниматься как деликатная и чувствительная к эмоциональным срывам, смятению и даже потере связи с реальностью.

В случае более эффективного функционирования во внешнем мире этот человек замыкается в тех формах деятельности, которые предлагают ему какие-то жизненные решения, избегая при этом других сфер участия.Например, участие в профессиональной работе с небольшим эмоциональным контактом или близостью с супругом или семьей. Иногда она напориста и доминирует в изолированных ситуациях (например, в классе или зале суда), а в других — застенчива и неуклюжа.

Ключом к этой структуре является отключение индивидуума от его основных жизненных процессов - от тела, чувств, близких, общества и даже еды или природы. Автоматическая и бессознательная реакция на угрозу состоит в том, чтобы избежать прямого столкновения с жизнью лицом к лицу — отворачиваясь, убегая от конфронтации или близости, переключая внимание, «возвышая» реальность и внутреннюю миграцию.Общими для этой структуры характера являются попытки заслужить внешнее признание и самопринятие посредством достижений, связанных с умственными способностями. Это единственный способ связаться с миром, выразить себя, получить признание, признание и ощутить, кто вы и где вы находитесь. Неудача в этой области жизненных целей может вызвать депрессию и суицидальные мысли. Чтобы вытеснить чувства ненависти и холодности, с которыми он имел дело, он предлагает другим то, чего он не получил, принятие и полное понимание для других, позволяя другим быть.Для того чтобы сохранить чувство безопасности, эти люди могут контролировать и регулировать объем и глубину контактов с близкими людьми. Шизоидные люди часто испытывают потребность быть особенными, чтобы сместить фактическое состояние нелюбви, ненависти, отторжения и оскорбления. Они делают это за счет реальных достижений в науке и искусстве или за счет воображаемых достижений.

Можно выделить внутренние структуры убеждений и «сценарные решения», которые используют люди с шизоидной личностью.Это убеждение: «Со мной что-то не так» и убеждение, что мир опасен, труден и холоден. Проблема существования для этой структуры является определяющей и она, скорее всего, найдет какое-то выражение в повседневной жизни человека, вопрос безопасности может быть особенно важным или наоборот отрицаться. Также может быть противоположное убеждение или идея: «Я особенный».

Фундаментальной чертой когнитивной функции у шизоидных личностей является диссоциация между мышлением и эмоциями.Люди этой натуры обладают интеллектуальным проникновением в реальность, оторванным от эмоциональной деятельности. Разделение интеллектуальных процессов и чувств является барьером для смущающих эмоций и мыслей. У этой защиты есть цена, но также и ценность — она позволяет выжить не только в детстве, но и на протяжении всей жизни.

Стили характера - подробнее...

Изучите свой стиль характера - Происхождение структуры характера

Ненавистный ребенок - Шизоидный характер

Ребенок, подвергшийся насилию - Нарциссический характер

Неправомерно присвоенный ребенок - Симбиотический характер

Брошенный ребенок - Оральный характер

Совращенный ребенок - Истерический характер

Дисциплинированный ребенок - Обсессивно-компульсивный характер

.

Шизоидная личность | Психиатрия - mp.pl

Что такое шизоидная личность

«Шизоидный» человек часто кажется эмоционально холодным, поглощенным своими мыслями и делами. Во время встречи он не будет казаться кем-то теплым и легким в установлении контакта. Наоборот, она чаще всего воспринимается как не очень сочувствующая и не очень эмоциональная, как эмоционально дистанцированная. Он, конечно, не разражается заразительным смехом и не является душой вечеринки. Ее высказывания могут удивить оригинальностью или неординарностью, а ее взгляды порой отличаются от взглядов большинства людей.Суждения и взгляды других для нее не обязательны - такой человек думает по-своему. Смысл ее утверждений может быть очень общим, теоретическим. Скорее, это не будет заявление об эмоциях или отношениях с другими людьми. Мы не узнаем от нее, что у нее много друзей, но она нам расскажет, что поддерживает определенные контакты с одинокими людьми. Иногда мы можем узнать, что у него есть «близкие друзья», с которыми он общается лишь несколько раз в год. Ее одежда обычно будет правильной, иногда она может быть эксцентричной, но она не будет следовать последним тенденциям моды.

Признание

Психиатры основывают свой диагноз этого типа личности на следующих критериях:

Человек с шизоидными чертами личности производит впечатление эмоционально замкнутого и поглощенного, если смотреть "со стороны". Однако, если мы заглянем за эту завесу, мы обнаружим другую основу этого типа построения личности. Согласно психодинамической теории, основная проблема «шизоидных» людей связана с близостью и отдаленностью, любовью и страхом. У этих людей серьезные проблемы в отношениях с другими людьми и окружающим миром. Проблема в том, что, с одной стороны, они хотят и нуждаются в близости, а с другой стороны, испытывают страх быть слишком близкими, схваченными и «поглощенными» другим человеком.Это не простое отношение к изменению. Такой человек желает эмоциональной близости и установления отношений с кем-то другим, но когда эта близость становится доступной, он боится быть эмоционально поглощенным, подчиненным и отданным во власть другого человека. Так выглядит внутренняя дилемма шизоидной личности, «того, кто не может оставаться ни в отношениях с другим человеком, ни вне их, не рискуя тем или иным образом потерять как свой объект, так и самого себя» 1 . Эти люди, с одной стороны, хотят близости, а с другой — боятся ее, что приводит к борьбе за собственную независимость, обособленность и защищенность.В то же время это может привести к отчуждению и одиночеству. Внешний мир и отношения с окружающими кажутся такому человеку полными угроз его безопасности и индивидуальности. Согласно проф. Маквильямс: «Шизоидный индивидуум — прежде всего аутсайдер, наблюдатель человеческой природы» 1 . В этом может быть смысл.

Эти люди часто прибегают к внутреннему миру воображения, а также к интеллектуализации. Это значит, что «для себя» они часто поглощены фантазиями и живут в мире воображения.Однако многие проблемы возникают из-за их анализа с теоретической и интеллектуальной стороны, а не с эмоциональной или ориентированной на отношения. Однако дело не в том, что эти люди холодны или бесчувственны. Даже если они очень заботятся о других, им нужно защитное личное пространство. Это часто приводит к замкнутости, поиску удовлетворения в мире фантазий и неприятию внешнего мира. Согласно проф. Маквильямс: «В состоянии стресса шизоидные люди могут убегать от своих чувств и внешней стимуляции, кажутся скучными, бесчувственными и неадекватно реагирующими, даже если они выше среднего чувствительны к аффективным сообщениям от других людей» 1 .С другой стороны, в отношениях с другим человеком может возникнуть следующая ситуация: партнер шизоидной личности пытается сблизиться с ним эмоционально, а шизоидная личность, опасаясь вмешательства и «поглощения» - отдаляется.

Эти люди чаще всего неконфликтны, склочны и агрессивны. Скорее, они стараются избегать конфликтов. Их часто считают нежными и спокойными. Также они чаще всего не испытывают ни стыда, ни вины, потому что принимают себя и мир такими, какие они есть, не склонны к умышленному искажению фактов и маскировке реальности.

Часто они очень творческие люди. Если они лучше функционируют в обществе, то используют свои способности в научной работе - совершают научные открытия, создают новые теории и идеи. Другие живут в своем внутреннем мире образов и мифов, и их творчество социально непродуктивно. Шизоидные люди различаются по выраженности описанных признаков и, следовательно, степени функционирования в повседневной жизни.

Причины

Причины шизоидного расстройства личности точно не установлены.Ученые считают, что они являются как биологическими (наследственными), так и связанными с воспитанием. Однако не совсем ясно, как именно выглядят эти две группы причин и как они соотносятся друг с другом. Некоторые психотерапевты описывают родителей шизоидных людей (или одного из них) как чрезмерно вовлеченных, властных и вмешивающихся. Другие, напротив, считают, что их детство было «холодным» и лишенным эмоциональной теплоты.

Распространенность этого расстройства среди взрослого населения точно не известна, поскольку его трудно оценить.Оценки распространенности шизоидной личности колеблются от 0,5 до 7%. Мы сталкиваемся с этим типом личности чаще у мужчин, чем у женщин, и у тех, кто имеет семейный анамнез шизофрении.

Что такое лечение?

Лечение шизоидной личности — это прежде всего психотерапия. Шизоидные люди могут приходить на терапию, желая улучшить свои контакты с другими людьми, ставя перед собой определенные цели и желая развить определенные социальные навыки.

Однако показания к типу психотерапии различаются у разных специалистов. Чаще всего рекомендуется индивидуальная психотерапия, а затем групповая психотерапия. Одни авторы считают, что это должна быть краткосрочная психотерапия, ориентированная на выделенную проблему, другие - долгосрочная, ориентированная на способность находиться в отношениях с другим человеком. Могут быть показаны как когнитивно-поведенческая, так и психодинамическая психотерапия (см.: Методы психотерапии).

Фармакологическое лечение (например, введение психотропных препаратов) имеет дополнительное значение и рекомендуется периодически при наличии таких состояний, как депрессия и тревога.Таким образом, в определенное время могут использоваться антидепрессанты, транквилизаторы или нейролептики.

Каталожные номера:
1. Мак-Вильямс Н.: Психоаналитический диагноз. Gdańskie Wydawnictwo Psychologiczne, Гданьск 2009: 203–218.

.

Шизоидная личность и одиночный тип. Изоляция, одиночество, что есть норма? • Эмоции: жизнь, достойная жизни

—Автор: Магдалена Вишневская

Мне нравится быть одному!

Вы одиночка? Любишь проводить время только в своей компании? Вы предпочитаете ходить в кино, ресторан или в горы в одиночестве, а не с друзьями?
Хорошо, в этом нет ничего плохого. То, что вы видите много удовольствия в самостоятельной деятельности, ни в коем случае не является признаком шизоидного расстройства личности.Каждому иногда нужно побыть одному, и у некоторых это получается в повседневной жизни. Как люди, мы разные, у нас есть свои предпочтения, вкусы и мнения, и это нормально.
Но будьте осторожны, одиночество действительно вредно для здоровья.

Одна черта не равна расстройству

Даже если вы обнаружите в приведенном ниже описании какое-либо сходство с вашим образом мышления, чувствами или поведением, помните, что одна особенность не является основанием для постановки диагноза. Чтобы говорить о расстройстве личности, человек должен демонстрировать относительно стойкий дезадаптивный паттерн:

что вызывает трудности в:

Постоянный неадаптивный паттерн

Это означает, что если говорить о расстройстве личности, то человек демонстрирует 90 040 постоянный паттерн из 90 041 неадекватных внутренних переживаний и поведения, которые возникают во многих социальных и индивидуальных ситуациях и не связаны с отдельным эпизодом, ситуацией или каким-либо триггерным стимулом. Иногда бывают ситуации, когда мы описываем поведение конкретного человека следующим утверждением:
«То, как он/она вел себя, не похоже на него/нее.Как могла/могла она это сделать».
Приблизительно
это означает, что человек ежедневно проявляет постоянный личностный паттерн, отличающийся от представленного поведения. Ее реакция полностью отличалась от ее обычного поведения.

Не соответствует нашему культурному образцу

Когда мы говорим о устойчивой, дезадаптивной модели поведения - мы принимаем за "норму" то, что человек проявляет поведение, мысли и эмоции, которые не являются социально и культурно принятыми и ожидаемыми, а не
в единичной ситуации, как в пример описан выше.Человек с тяжелым расстройством личности почти в любых отношениях вызывает смешанные или негативные чувства у тех, с кем он или она находится. Такое поведение мешает ей функционировать в мире и может заставить ее страдать.

Такое ощущение, что со мной что-то не так

В последней классификации МКБ мы также оцениваем тяжесть расстройства личности, поэтому человек с легким лицом будет вести себя иначе, чем человек с сильным. Самостоятельно поставить адекватный диагноз обычно сложно, хотя многие люди «чувствуют, куда зовет» и правы в этом.Также специалисту для этого нужны специальные инструменты, а глазные диагнозы не имеют диагностической силы.

Критерии диагностики

Ниже я привожу диагностические критерии для диагностики шизоидной личности по:

  1. Международная классификация психических и поведенческих расстройств IDC-10;
  2. Классификация психических расстройств Американской психиатрической ассоциации DSM-IV.

Шизоидная личность, диагностические критерии МКБ-10

Шизоидная личность характеризуется:

Диагностические критерии в классификации DSM-IV

Классификация DSM-IV перечисляет три группы расстройств личности, A, B и C. Шизоидное расстройство личности наряду с шизотипическим и параноидным расстройством личности относится к группе A. Они были включены в одну категорию, поскольку каждое из перечисленных выше расстройств личности характеризуется эксцентричностью идей и поведения. У людей с расстройствами личности из группы А нарушена способность к созданию социальных отношений, они часто воспринимаются окружением как причудливые, эксцентричные, непонятые.В настоящее время от категорического подхода к расстройствам личности отказываются и сосредотачиваются на конкретных, единичных признаках, создавая профили. Однако пока у нас нет для этого адекватных диагностических инструментов, мы будем находиться на переходном этапе.

Шизоидная личность согласно DSM-IV

Шизоидное расстройство личности — устоявшийся паттерн ухода от социальных отношений с ограниченным диапазоном эмоционального выражения в межличностных ситуациях, возникающий в раннем взрослом возрасте и проявляющийся в различных контекстах, на что указывают как минимум четыре из следующих критериев:

Распространенность заболевания

Шизоидное расстройство личности встречается не очень часто, оно колеблется у 1,7-2,8% на населения. У мужчин диагностируется гораздо чаще, чем у женщин.

Здоровый тип шизоидной личности - «Отшельник», «Отшельнический тип» (Олдхэм, Моррис)

«Одиночный тип» — это здоровый тип шизоидной личности. Человек, демонстрирующий такую ​​модель поведения, мышления и функционирования, самодостаточен.Она может удовлетворить свои потребности самостоятельно. Ему не нужно присутствие других для поддержания своего благополучия, не нужно делиться своими
переживаниями и переживаниями. Им не нужна поддержка или положительное подкрепление. Она хорошо себя чувствует. Они находят наибольшее удовольствие в самостоятельной деятельности.

Как это ни парадоксально, но человек-одиночка никогда не чувствует себя одиноким. Как пишут Олдхэм и Моррис, у одинокого типа просто нет нужды в том, чтобы окружающие защищали ее от скуки или подтверждали ее самооценку.Он способен сам судить о своем поведении.

Одиночный тип и отношения с другими

Человек с таким типом личности не может понять, почему другие люди так стремятся к совместным занятиям: например, к походам в кино, театр, ресторан или на занятия фитнесом. Для нее это не только не имеет значения, но и предпочитает гулять без компании. Несмотря на свои низкие социальные потребности и предпочтение проводить время в одиночестве, они не изолируют себя от своего окружения.Хотя в ее близком окружении не так много людей, с которыми она общается, она не полностью изолирована. Я поддерживаю связь с друзьями, но это не глубокий контакт. Обычно его поддерживает другой человек.

Поведение одинокого человека связано с его отсутствием или малой потребностью в общении. Из-за того, что она сама не имеет таких потребностей и проявляет небольшую эмоциональную реактивность, она не понимает, почему это так волнует других.Когда люди вокруг них реагируют эмоционально, пытаясь заставить одинокого человека открыть свои чувства и показать свою приверженность, тип отшельника испытывает стресс и еще больше отстраняется от отношений, потому что он не может больше отдавать себя. Это можно сравнить с тем, что человеку, никогда не голодавшему, сложно представить, что это такое.
этого типа может попытаться понять это, но это крайне сложно.

Одинокий тип и интимные отношения

Когда одиночный тип личности очень доминирующий и интенсивный, обычно человек не вступает в эмоциональные отношения, не вступает в брак или дружбу.Однако, если тип личности отшельника не так заметен, те, кто его проявляет, создают близкие, длительные отношения. Тем не менее, даже когда они находятся в стабильных отношениях с кем-то, у них есть сильная потребность проявлять свою индивидуальность и проводить много времени в одиночестве. Это их природа. Поэтому они чувствуют себя лучше всего, когда их партнер уважает его/ее сильную потребность в автономии, независимости и индивидуальности. В противном случае бывает, что такой человек вынужден уйти, потому что он/она не в состоянии дать своему партнеру то, что он/она ожидает и чувствует под давлением.Однако, если от человека не ожидают эмоциональной возбужденности или насыщенной общественной жизни, отношения могут оказаться постоянными. Человек, решивший завязать отношения с личностью-отшельником, не должен воспринимать лично, что партнер эмоционально дистанцируется. Людям с этим типом личности очень трудно распознавать чужие чувства и адекватно реагировать на эмоциональные установки своего партнера. Однако это не означает, что такому человеку все равно.Наоборот, она старается изо всех сил и делает это не специально.

Одиночный образ жизни и половая жизнь

Одинокий человек не очень страстный. Она может получать удовольствие от сексуальной активности, но может быть и очень сдержанной. Пассивность и сексуальная активность зависят от выраженности этого типа личности. Когда человек проявляет интенсивный уединенный тип личности, он сдержан и способен удовлетворять свои потребности самостоятельно.С другой стороны, когда она создает отношения, ее партнер не страдает сексуальной пассивностью. Одинокий человек может получать удовольствие от половых актов, но он не полон сильного эмоционального восторга.

Одинокий человек создаст успешные отношения с терпимым, понимающим человеком с низкими эмоциональными и сексуальными потребностями.

Одиночный тип и срок службы

Одинокий человек выберет занятия, в которых сотрудничество с другими минимально или отсутствует.Она не любит работать в команде, хотя ее вклад в функционирование компании или учреждения может быть неоценим. Целеустремленные люди могут быть очень увлеченными и талантливыми, если они посвящают себя своей страсти. Будучи свободными от эмоций людьми, они могут сосредоточиться на выполнении задач. Преданные своей работе в одиночестве, они могут добиться успеха как ученый, интеллектуал, программист, создатель музыки, поэт и т. д.

Солитарный тип и расстройство личности

Как отличить норму - одиночный тип от шизоидного расстройства личности? (Миллон, Дэвис)

Норма и возмущение – это некие концы континуума, между которыми находится сила интенсивности.Термометр – предмет, который мог бы иллюстрировать интенсивность нарушения и норму. Чем теплее, тем ближе к возмущению, чем холоднее, тем ближе к норме. Как личности, мы балансируем между степенями тепла и холода. Ниже я описываю шкалу тяжести между нормой и шизоидным расстройством личности.

Континуум - шкала интенсивности:

A) Наслаждаюсь одиночеством-> Предпочитаю одиночество-> Отсутствие социальных контактов

Что отличает людей с шизоидным расстройством личности от здоровой одинокой личности, так это интенсивность данного поведения, чувств и мышления.Вышеуказанные критерии, включенные как в DSM-IV, так и в МКБ-10, можно рассматривать по «шкале тяжести».
Каждому из нас иногда хочется замолчать с миром, съездить на Мазуры, сбежать от окружающих нас людей и окрестностей и насладиться тишиной и покоем. У человека с отшельнической личностью это чувство возникает ежедневно. У нее есть потребность проводить время в одиночестве и заниматься тем, что ей нравится. С другой стороны, человек с шизоидным расстройством личности вообще не любит проводить время с людьми.Она хочет все время быть одна, не хочет никаких контактов с окружением, даже с семьей. Если она поддерживает связь с родственниками первой степени родства, то только потому, что они контактируют с ней. Человек с шизоидным расстройством личности способен переехать в другой город и сообщить об этом своим родственникам через несколько месяцев после того, как они с ним свяжутся.

Б) Экстраверт -> Интроверт -> Социальная изоляция

У людей есть предпочтения.Есть дела, которые мы любим делать сами, и есть дела, которые нам нравится делать с другими. В зависимости от того, интроверты мы или экстраверты, преобладают те или иные предпочтения. Одинокий тип личности более интровертирован, поэтому предпочитает действовать самостоятельно. Несмотря на то, что она предпочитает одиночество, свой комфорт и покой, связанные с ним, она способна поставить выше товарищеских отношений и близости, например, по отношению к своему партнеру/партнерше. С другой стороны, человек с шизоидным расстройством личности всегда выбирает деятельность, обеспечивающую ему социальную изоляцию.

C) Сексуальные потребности -> Низкие сексуальные потребности -> Отсутствие интереса к сексуальной активности

У людей разные уровни сексуальных потребностей. В зависимости от темперамента эти потребности бывают более или менее интенсивными, но такие потребности проявляются у каждого здорового взрослого человека. У людей одинокого типа эти потребности меньше. Она отличается большой сдержанностью. С другой стороны, люди с шизоидным расстройством личности вообще не проявляют интереса к сексуальной активности.

D) Легко получать удовольствие -> Определенные занятия доставляют удовольствие -> Мало удовольствия или его отсутствие

У людей разные степени удовольствия. Есть люди, которые могут чувствовать удовольствие и наслаждаться жизнью во время многих занятий. В случае с одинокими людьми это обычно занятия, увлечения, которыми она занимается сама. Тогда она чувствует страсть и поглощается тем, что она делает. В свою очередь, люди с шизоидным расстройством личности испытывают большие трудности с чувством эмоций, и поэтому большая часть их деятельности не вызывает у них более сильных чувств, удовольствия или удовлетворения.

E) Богатая социальная жизнь -> Ограниченный круг друзей и родственников -> Нет друзей

У каждого из нас есть или знакомы люди, которые любят проводить время с другими людьми, которые постоянно знакомятся с новыми людьми, ходят на множество вечеринок и светских встреч. Они легко могут заводить новые отношения, и вы видите, что это доставляет им большую радость. Они принадлежат ко многим организациям и социальным группам, и круг их друзей растет с каждым днем.Большинство людей имеют постоянную группу из
друзей и родственников, открыты для новых знакомств и этот круг в зависимости от обстоятельств то увеличивается, то уменьшается. Эти отношения в большинстве ситуаций приносят удовлетворение и у людей в них появляется желание поддерживать их, заботиться о них и иметь потребность быть в них. У человека с одиноким типом личности есть друзья и родственники. Он может испытывать удовольствие от принадлежности к небольшим группам, но не любит общения. Его социальные потребности намного меньше по сравнению с остальным населением.В течение дня у него должно быть время только для себя. С другой стороны, люди с шизоидным расстройством личности вообще не поддерживают социальных контактов, не имеют друзей, доверенных лиц или партнера. Они полностью изолированы. С ними связываются только самые близкие родственники – родители, братья и сестры.

F) Учет мнения других людей -> Не заботиться о мнении других -> Нечувствительность к похвале или критике

Большинство людей заботятся или, по крайней мере, рассчитывают на то, что другие люди, особенно их родственники, говорят или думают о них.Это потому, что как социальные существа мы хотим принадлежать к группе, быть ее частью и быть принятыми. Поэтому под влиянием похвалы или обоснованной, конструктивной обратной связи большинство людей модифицируют свои действия или, по крайней мере, пытаются изменить их настолько, насколько это возможно, чтобы сохранить хорошие отношения с окружающими. Одинокие люди, как правило, менее склонны к похвале или критике. Людям с данным типом личности в силу меньшей эмоциональной реактивности не важно мнение окружающих и оно не влияет на их самооценку.Они способны оценивать собственное поведение, но если этого требуют отношения или это необходимо с профессиональной точки зрения, они способны получать обратную связь от окружения и модифицировать свое поведение. Человек с шизоидным расстройством личности невосприимчив к похвале и критике. Она не может понять, чего от нее могут хотеть другие люди и почему она должна изменить свое поведение. Такой человек как бы оторван от мира, действующих норм и правил.

Терапия человека с шизоидным расстройством личности (Oldham, Morris)

Основной формой лечения расстройств личности является индивидуальная или групповая терапия.Благодаря терапевтическим отношениям человек может приобрести социальные навыки, которые позволят ему лучше справляться в профессиональной и личной жизни. В случае шизоидного расстройства личности человек может научиться распознавать эмоции и эмоциональные реакции других и справляться с ними. Благодаря этому она сможет вести более насыщенную и спокойную жизнь и меньше подвергаться давлению и давлению со стороны окружения, менять работу. Она также сможет защитить себя от тревожных расстройств или психотических эпизодов, которые часто сосуществуют с этим расстройством личности.

Библиография

  1. Теодор Миллон, Роджер Дэвис, Расстройства личности в современном мире. Варшава: Издательство Института психологии здоровья, 2005 г.
  2. .
  3. Джон М. Олдхэм, Лоис Б. Моррис, Ваш психологический автопортрет. Почему ты любишь, ты думаешь, ты так поступаешь. Варшава: Издательство Jacek Santorski & Co Wydawnicza, 2007 г.
  4. Мартин Э.П. Селигман, Элейн Ф. Уокер, Дэвид Л. Розенхан, Психопатология. Познань: Издательство Zysk i S-ka, 2003
  5. проф.Доктор хаб. Станислав Пужинский, док. доктор хаб. Яцек Вциорка, Международная статистическая классификация болезней и проблем со здоровьем. Десятая ревизия. Классификация психических и поведенческих расстройств в МКБ-10. Клинические описания и диагностические рекомендации. Краков - Варшава: Университетское медицинское издательство "Везалий", 2000
  6. Волкерт, Дж., Габлонски, Т., и Рабунг, С. (2018). Распространенность расстройств личности среди взрослого населения западных стран: систематический обзор и метаанализ.Британский журнал психиатрии, 213 (6), 709-715. дои: 10.1192 / bjp.2018.202
.

Шизоидная личность - причины, симптомы, лечение

Шизоидная личность характеризует человека, который воспринимается обществом как отчужденный и прохладный в поведении. Она также воспринимается как лишенная сочувствия и неприятная.

Шизоидная личность — очень редкое расстройство личности. Пострадавшие люди воспринимаются окружением как несимпатичные, замкнутые, избегающие общества, не очень чуткие и лишенные чувств.Шизоидным расстройством личности чаще страдают мужчины, у которых создается впечатление, что они постоянно поглощены своими делами и как будто не обращают внимания на окружающее.

Причины шизоидной личности

Человек с шизоидными чертами личности никогда не расхохотается в обществе. Обычно она поддерживает связь только с небольшой группой избранных людей. Она также может быть прямолинейной, из-за чего может казаться эксцентричной. Что касается одежды, то она может вызывать интерес у окружающих и существенно отличаться от принятых стандартов.Даже во взглядах он значительно отличается от большинства общества.

Точная причина таких расстройств, как шизоидная личность, до сих пор неясна. Есть сторонники теории о генетической подоплеке болезни. Третьи настаивают на гипотезе о связи биологических особенностей с определенным образцом воспитания. Психологи считают, что родители с шизоидной личностью часто очень требовательны и чрезмерно вовлечены в жизнь своих детей.Некоторые положения говорят даже о том, что родители, воспитывающие своих детей в «холодной», консервативной семье, лишенной чувств, подвергают их во взрослом возрасте серьезным эмоциональным расстройствам.

Трудно однозначно сказать, насколько часто в обществе присутствует шизоидная личность. Считается, что это чаще встречается у людей с семейной историей шизофрении.

Симптомы шизоидной личности

Поведение и личность больных неоднородны. Характер таких людей описывается как сложный. К наиболее распространенным симптомам относятся:

  • избегание деятельности, которая приводит к удовольствию, 90 026 90 025 эмоциональная дистанция, отчуждение, 90 026 90 025 притупление генерируемых чувств, 90 026 90 025 отсутствие или нарушение проявления эмпатии к другим, 90 026
  • отсутствие выражения гнева, 90 026
  • отсутствие проявления эмоций после критики или похвалы,
  • избегание сексуальных контактов,
  • склонность к бегству в мир фантазий,
  • 90 025 небольшое количество знакомых и друзей, иногда их отсутствие.

Когда смотришь "со стороны" на человека с шизоидной личностью, то легко создается впечатление, что он одиночка и индивидуалист. Можно даже обвинить ее в нарциссизме. Шизоидная личность с одной стороны характеризуется потребностью в близости, но с другой стороны настолько дистанцируется, что избегает любви и вступления в какие-либо близкие отношения. Это связано с большим страхом быть вовлеченным и брошенным. Для таких людей это может восприниматься как серьезная угроза и может иметь свои корни в тяжелом и «холодном» детстве, где этой любви особенно не хватало.Люди с этим типом личности часто убегают от повседневных проблем в мир фантазий. Свой внутренний мир они описывают в дневниках. Стоит отметить, однако, что они используют интеллект и холодный анализ, а не эмоции.

Лечение шизоидной личности

Психотерапия является первым выбором для лечения симптомов шизоидной личности. Его характер и продолжительность зависят от конкретного случая. Важно, чтобы человек, которого лечат, знал о проблеме, с которой он борется, и хотел добиться прогресса в своем поведении и эмоциях.Психотерапевты сосредоточены в основном на укреплении контактов с другими людьми и преодолении барьеров тревоги и стресса. В большинстве случаев лечение начинают с индивидуальной терапии, а затем, при необходимости, пациент может присоединиться к групповой терапии. Его продолжительность зависит от многих факторов, в том числе от тяжести симптомов. Наиболее часто выбираемый метод работы – когнитивно-поведенческая и психодинамическая психотерапия. Если к тому же имеются депрессивные или тревожные состояния, может быть начато медикаментозное лечение, в том числе антидепрессантами и седативными средствами.Это имеет большое значение для тех пациентов, симптомы которых существенно влияют на повседневную деятельность.

Работа со своими страхами может занять много времени. Помощь самого близкого человека имеет ключевое значение. Нельзя забывать, что каждый случай следует рассматривать индивидуально.

.

Шизоидная личность - симптомы, лечение, психотерапия расстройств 9000 1

Добавлено 14.08.2015

Шизоидное расстройство личности — довольно редкое расстройство. Хотя он может напоминать шизоид, шизофрению или аутизм, он имеет другой спектр существенных симптомов, этиологию и лечение. Люди с шизоидной личностью не впадают в полную психическую и эмоциональную изоляцию от окружающей среды, у них не развиваются продуктивные симптомы (т.е. бред и галлюцинации, характерные для шизофрении), не характерна навязчивость к повторению деятельности, типичная для аутизма.


Шизоидный тип личности — симптомы

Диагностические критерии по МКБ-10

  • нет акта удовольствия или мало,
  • эмоциональный холод,
  • ограниченная способность выражать эмоции по отношению к другим,
  • незаинтересованность в похвале и критике,
  • отсутствие интереса к сексуальным переживаниям,
  • предпочтение одиночества,
  • погружение в самоанализ,
  • нет близких отношений,
  • нечувствительность к социальным нормам.

Диагностические критерии DSM-IV

  • нежелание иметь близкие отношения и получать от них удовольствие, в том числе быть членом семьи,
  • почти непрерывный выбор одиночных занятий,
  • мало, если вообще есть - интерес к сексуальному опыту с другими людьми,
  • занимается несколькими видами деятельности, если вообще занимается ими,
  • никаких близких друзей или доверенных лиц, кроме прямых родственников,
  • впечатление безразличия к похвале или критике со стороны других,
  • показывает эмоциональную холодность, отстраненность или сглаженную привязанность.


Специфика шизоидной личности

Люди с шизоидной личностью погружаются в мир собственных фантазий, сохраняя при этом адекватный контакт с реальностью. Они часто очень амбициозны, образованны, исполняют свои профессиональные обязанности, добросовестны. Они выбирают виды деятельности, профессии, не требующие более тесного контакта с другими людьми, лучше всего чувствуют себя в собственном обществе, не испытывают потребности в более близких отношениях с другими людьми. Несмотря на заметную эмоциональную холодность, которую они проявляют снаружи, у них есть много связанных с ними интересных мыслей и эмоций, которые они не в состоянии выразить или показать, из-за чего окружение воспринимает их как одиночек, чудаков, чудаков.

Людям с шизоидной личностью свойственно вполне буквальное, конкретное восприятие мира. С одной стороны, у них богатое воображение, а с другой, им сложно символизировать то, что они переживают и переживают. То же самое происходит и в отношениях с окружающими, они могут много думать о специфике отношений, разбираясь в механизмах, но в прямом контакте их не интересует ни эмоциональный обмен, ни обязательства, ни сексуальные контакты. В случае шизоидных женщин характерно, что, несмотря на модную одежду и интересные аксессуары, трудно заметить психологические женские черты (как если бы они были асексуальны в физическом и психическом смысле).Можно сказать, что люди с шизоидной личностью склонны быть плоскими, однообразными, одномерными, неинтересными, потому что в целом многое происходит на одном уровне, высказывания имеют одинаковую температуру, независимо от темы или важности высказывания. ситуация.


Шизоидная личность - Лечение, психотерапия расстройств

Лечение людей с шизоидной личностью - это прежде всего попытка найти и назвать эмоции. Это часто является проблемой, поскольку эта группа пациентов склонна проявлять незаинтересованность в эмоциональной жизни.Они идут на терапию, потому что у них иногда развиваются соматические симптомы, возникают конфликты в коллективе, вызванные недостатком эмоциональной теплоты, слишком буквальным отношением к окружающим, несоблюдением норм. В связи с тем, что это расстройство возникает очень рано в жизни, задача терапевта (как и в процессе воспитания маленького ребенка) состоит в том, чтобы прочесть и назвать эмоциональные состояния, которые в основном выражаются через соматические симптомы и рационализации. Обычно это долгий и неудовлетворительный процесс «возвращения к жизни» людей, которые в символическом смысле эмоционально мертвы.

.90,000 Шизоидное расстройство личности Симптомы и лечение 9000 1

Шизоидная личность — довольно редкая проблема. Человек, страдающий этим расстройством, борется со значительно сниженным диапазоном эмоциональных переживаний. В результате они склонны избегать социальных контактов и близких отношений с другими людьми. Он предпочитает одинокую жизнь, живет в мире собственных мыслей и чувств. Людям с этим расстройством трудно вести нормальную жизнь, поскольку их способность взаимодействовать с другими людьми — на работе, дома или в другом месте — очень ограничена.Расстройство обычно начинается в первые годы взрослой жизни и чаще встречается у мужчин, чем у женщин. С течением времени у человека, страдающего этим расстройством, укрепляется модель поведения, связанная с эмоциональным и социальным разделением.

Шизоидная личность - причины

К сожалению, нет однозначного ответа, что вызывает это расстройство. Возможны генетические, биологические и поведенческие причины. Наличие близкого члена семьи, страдающего расстройствами личности, также является одним из факторов, которые могут способствовать развитию заболевания.Это может быть связано как с генетикой, так и с недостатком теплоты и адекватной отзывчивости со стороны родителя на потребности ребенка. Возможными причинами этих нарушений также считаются отказ от детей, тяжелая травма, жестокое и жестокое обращение в детстве, а также высокая чувствительность в подростковом возрасте, над которой высмеивались и поносили.

Симптомы

Наиболее распространенные симптомы:

  • избегание социальных контактов
  • отсутствие выражения каких-либо сильных эмоций
  • мало интересуется романтическими отношениями
  • эмоциональная холодность
  • чувство смущения в повседневных социальных ситуациях
  • выбор деятельности и работы в одиночестве
  • чувствует отсутствие мотивации к работе или учебе
  • ценит независимость и обычно имеет очень узкий круг друзей
  • малозаметные изменения в поведении под влиянием эмоций (точнее их отсутствия)
  • не испытывая удовольствия

Людей с расстройством личности шизоидного типа часто считают одиночками.Первые признаки нарушений обычно замечаются до совершеннолетия. Иногда симптом заметен уже в детстве, при переживании различных социальных взаимодействий.

Лечение

Расстройство личности шизоидного типа — длительное состояние, существенно влияющее на здоровье, самочувствие и качество жизни страдающего им человека. В некоторых ситуациях заболевание может быть настолько стрессовым, что у пострадавших людей может возникнуть ряд осложнений, включая депрессию, тревожные расстройства, алкогольную и наркотическую зависимость.Состояние болезни также влияет на близких вам людей, которые не понимают, что происходит с человеком с расстройством. В случае этих расстройств участие в психотерапии, особенно краткосрочной или систематической (например, когнитивно-поведенческой) терапии, будет наиболее эффективным для выздоровления. Групповая терапия также может значительно помочь, но для этого требуется терапевт, имеющий опыт работы с этими расстройствами. Терапия основана в основном на работе по улучшению способности справляться с повседневной жизнью.Кроме того, это влияет на улучшение социальных взаимодействий и общения. Лекарства от тревоги, антидепрессанты и нейролептики могут помочь в лечении, особенно когда расстройство связано с другими проблемами, такими как депрессия и тревога. .

.

Симптоматология - Институт интегральной психотерапии

ШИЗОИДАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР (ненавистный ребенок)

Этиология: Неправильная родительская забота, сухость, отсутствие эмпатии, холодность, отстраненность и отчужденность. Ребенок переживает себя ненавистным, нежелательным и бессмысленным. Имея ограниченные ресурсы в младенчестве, человек может реагировать только уходом, удвоением или внутренней миграцией. Блокирование самых основных жизненных проявлений и изъятие энергии из внешней реальности, вытекающей из других и из Жизни в целом, ведет к специфической смерти и отключению.

Симптом Синдром: Хроническая тревожность, поведение избегания и конфликты в социальных контактах, в ситуациях, требующих доверия и приверженности. Обычно наблюдаются проявления саморазрушающего, вредоносного поведения, ненависти или отсутствия самопринятия себя очень ограниченных навыков ухода за собой и самовосстановления. Человек часто проявляет неспособность распознавать собственные чувства, а также формировать длительные социальные и интимные контакты, в значительной степени его можно определить как человека, не имеющего контакта с самим собой и с другими.

Когнитивный стиль: Изолирование мышления от чувств, часто с очень хорошо развитым абстрактным мышлением. С другой стороны, специфические операции, связанные с физическим миром, часто слабо развиты. «Социальный» интеллект часто нарушен.

Формы защиты: Проекция, отрицание, интеллектуализация, «одухотворение», уход в себя, изоляция чувств, двойственность и состояния амнезии. У человека может быть очень плохая память, особенно на межличностные, конфликтные и детские события.

Сценарные решения и патогенные убеждения: «Я не имею права на существование. Мир опасен. Должно быть, со мной что-то не так. Если бы я позволил себе выйти из-под контроля, я мог бы кого-нибудь убить. Я понял это своим интеллектом. Настоящие ответы в этой жизни носят духовный характер и находятся в другом мире».

Представление себя - Ощущается сломанным, возможно неисправным или даже плохим. Индивид ставит под сомнение свое право на существование и вовлекается в интеллектуальные и духовные проблемы, которые он связывает со своим собственным интеллектом или собственной духовностью.

Объектные репрезентации и объектные отношения: Другие воспринимаются как не приемлющие, как угроза и гораздо более сильные, чем их собственные Я: Индивид чрезвычайно чувствителен к сухости, враждебности социальной среды. Он часто проецирует враждебность по отношению к другим или вызывает ее через проективную идентификацию.

Эмоциональные характеристики: Человек испытывает хроническую тревогу и часто даже ужас. Чувства изолированы и/или подавлены.Индивидуум не умеет чувствовать и может казаться холодным, лишенным жизни и контакта с самим собой. Под ее страхом и ужасом скрывается примитивная, подавленная ярость.

ЗАВИСИМАЯ ЛИЧНОСТЬ (брошенный ребенок - "оральная" проблема)

Этиология : Безответственные или недостаточные родители для удовлетворения потребностей ребенка, часто сами чрезмерно нуждающиеся. Ребенок отказывается от своего зависимого положения еще до того, как он удовлетворен, оставаясь фактически хронически нуждающимся и зависимым.Он последовательно пытается скрыть эту зависимость, которая может быть видимой или чем-то компенсироваться, но всегда связана с чувством неудовлетворенности собой собой

Симптом Синдром : Сущность не удовлетворяет свои потребности. Неудачи включают неспособность определить свои потребности, неспособность выразить их, неприятие факта нужды, неспособность сблизиться с другими, попросить о помощи и удовлетворить себя: способность к самовосстановлению и заботе о себе нарушена.Скорее, индивидуум стремится удовлетворять потребности других людей в объеме, превышающем его/ее способности, и отождествлять себя с нуждающимися людьми, скрывая при этом свое сходство с ними. Нередки болезни, депрессия или другие формы срыва, которые вынуждают и оправдывают поддержку, тем самым позволяя самоудовлетворяться. Постоянные попытки компенсировать зависимости, независимо от их эффекта.

Когнитивный стиль: Склонность к переходу от сверхактивного, эйфорического, а иногда и творческого мышления к вялости, депрессии и снижению когнитивных функций.В периоды восторга могут быть ограничения в способности судить и оценивать реальность.

Формы защиты: Отрицание, проекция, идентификация, инверсия, перенос и обращение против себя. Компенсаторная забота о других и приподнятые состояния, а также болезненные срывы и депрессия являются формой защиты и связаны с расщеплением репрезентаций себя и репрезентаций объектов. Преувеличенная ответственность за других и попытки удовлетворить их потребности раскрывают величие.

Сценарные решения и патогенные убеждения: «Мне ничего не нужно; Всего этого я могу добиться сам. Я нахожу себя в даянии и любви. Мои потребности слишком велики, и они могут подавлять других. Если бы я выразил свои потребности, я бы испытал разочарование, покинутость или неприятие».

Репрезентация "я" : Расщепление, усиливающее даяние, любовь, исцеление, заботу и наделение силой "я" в компенсаторных состояниях, а также израненное, истощенное, слабое, поврежденное и бессильное "я" в состояниях разрушения.

Объектные представления и объектные отношения : Разрыв с другими, воспринимаемыми как обладающие гораздо большими ресурсами для обеспечения необходимых ценностей и товаров, или как слабые, неспособные позаботиться о себе и нуждающиеся в удовлетворении. Такие сущности склонны создавать отношения, основанные на принципах зависимости или взаимозависимости. В ситуациях, когда видна их зависимость, окружающие чувствуют, что никогда не смогут сделать для них достаточно - человек не может быть по-настоящему удовлетворен.

Эмоциональные характеристики : Такие люди склонны к циклотимическим паттернам, к эйфории, восторгу и мании, чередующимся с физическим упадком сил и депрессией. Лишенные контакта с импульсами агрессии и враждебности, они легко раздражаются. В них часто проявляются страх одиночества, страх быть покинутым и ревность.

БОРДЛОВАЯ ЛИЧНОСТЬ (присвоенный ребенок - симбиотический персонаж)

Этиология: Родители блокируют самосубъективность, склонность к риску и самоконтроль своими тревожными реакциями, уходом в себя, угрозами и наказанием за поведение, создающее дистанцию, определяющее различия, демонстрирующее агрессию и развивающее самоопределяющуюся идентичность.При этом излишнее значение придается слиянию, эмпатии, идентификации и зависимости от родителей. Это приводит к возникновению адаптированной, аккомодационной, детерминированной другими самости в результате чрезмерного использования инкорпорированной интроекции и некритической идентификации. Формирование идентичности, включающее более зрелый процесс изменения посредством ассимиляции и приспособления, малопригодно.

Симптомокомплекс: Недоразвитие с точки зрения стабильного чувства идентичности, концепции Я Я и поведения, которые определяют уникальное Я: Идентичность обнаруживается в отношениях с близкими людьми, с которыми индивид сливается в своем опыте.Такое отсутствие четко очерченных границ может привести к путанице в отношении ответственности, к крайней чувствительности к вторжению чувств и мыслей, навязанных значимыми людьми, и, в случае пограничных уровней, к действительным состояниям слияния. Склонность к доминированию других людей может вызывать страх потери автономии и полного растворения своей личности, что проявляется в сохранении жесткой дистанции. Эти маневры, в свою очередь, порождают страх отвержения и изоляции от идентичности.Многие другие симптомы используются для защиты или возражения против первоначальных отношений слияния или, чаще всего, против того и другого. Защитные функции, предохраняющие от семейных травм, сохраняющихся на многие поколения, не редкость. Часто возникает чувство вины за разлуку и выживание, а также подавленная агрессия.

Когнитивный стиль: Размывание границ способствует плохой ориентации в реальности при осознании того, кто за что отвечает.В случае плохо функционирующих индивидуумов (например, пограничных) это приводит к чрезмерному перекладыванию ответственности и вины на внешние факторы. На более высоком уровне индивидуального функционирования это вызывает чрезмерную ответственность за других, порождая когнитивные ошибки разделения и чувство вины за выживание. Эти типы людей часто испытывают трудности с распознаванием собственных симпатий и антипатий, убеждений, мнений и т. д. За исключением самого низкого уровня структурного развития, агрессия вытесняется и проецируется, что делает невозможным ее использование.

Формы защиты: Слияние, отрицание, проекция, идентификация, давление, манипуляция, поиск внешних причин, чувство полной ответственности (выражение величины), обращение против собственного я; проективная идентификация, расщепление.

Сценарное решение и патогенные убеждения: «Без тебя я ничто. Ты контролируешь меня или я полностью растворяюсь в тебе. Я должен тебе сам.Я отвечаю за вас и/или вы отвечаете за меня. Я не могу быть счастлив, если ты не счастлив. Я не могу терпеть наши различия. Я также не могу терпеть слишком большую близость. Мое счастье, успех, выживание причинят тебе боль или будут достигнуты за твой счет. Ваша разлука, успех или счастье, не связанные со мной, причинят мне боль или будут достигнуты за мой счет. Я не могу выжить без тебя.

Представление о себе : Зависимый от отношений с другими, но в то же время неясный, наделенный в разной степени размытыми, безграничными чертами.Чрезмерно основан на инкорпоративной интроекции и идентификации. Независимая, напористая личность подавлена ​​и расколота.

Объектные репрезентации и объектные отношения : Другие воспринимаются как чрезвычайно важные объекты, стирая различия между ними и собой : Чисто переживаемые как присвоение или отказ (расщепление). Такие люди, особенно на более низком уровне структурного развития, воспринимаются окружающими как использующие давление и манипулирование.

Эмоциональные характеристики: На более низком уровне структурного развития эмоциональная неустойчивость проявляется в чувствах паники и ярости по причине отказа или растворения собственной личности. На более высоком уровне распространена вина, связанная с чрезмерной ответственностью за других. Тревога может быть вызвана чем угодно, что ведет к разделению (например, различием во мнениях, успехом, отсутствием симптомов и т. д.).

Плодотворная терапия симбиотического характера состоит в том, чтобы разорвать ограничивающие связи, которые делают человека и его чувство идентичности зависимыми от других.Вы также можете использовать сопровождающее чувство агрессии и враждебности в форме переноса, а в случае с лучше функционирующими людьми поощрять выражение этих чувств и работать с механизмами самоотречения, используемыми для их вытеснения. Эффективная терапия также будет включать в себя вызов механизмам подавления, применяемым ко всему, что было разработано на основе фактического, автономного ощущения себя. Наконец, в той мере, в какой истинное я все еще должно найти правильное выражение и получить правильную поддержку, также должен быть надлежащий процесс построения, и в той мере, в какой необходима интернализация связанных навыков, таких как само- исцеление, установление ответственных границ и т. д., его необходимо инициировать и поддерживать. Как правило, на более низком уровне развития эго потребуется более длительный процесс терапии, ориентированной на развитие, «я», . большая часть терапевтических задач будет направлена ​​на достижение здесь реальной субъективности, на освобождение от нее бессознательно, на отказ от патогенных убеждений, связанных с принятием на себя чрезмерных обязательств и ответственности за других, и, наконец, на подрыв невротических компромиссов, позволяющих одновременно и выражение, и отказ от субъективности. истинное я.

Нарциссический ХАРАКТЕР (ребенок, подвергшийся насилию)

Этиология: Родители проявляют нарциссизм в катектировании ребенка, в то же время лишая родителей права на катехизис. Ребенок привык размышлять, увеличивать собственную радость, реализовывать амбиции и идеалы родителей. Его реальный человеческий размер и чувствительность не поддерживаются. Скорее, родители хотят, чтобы ребенок был больше, чем он есть, и они идеализируют его или меньше, а затем унижают его или и то, и другое.Это вызывает глубокую боль в восприятии реального «я» и последующее нарушение самооценки. Естественная система обратной связи и коррекции, влияющая на баланс между амбициями, идеалами и возможностями, не может достичь полной зрелости. Таким образом, амбиции, идеалы остаются количественными, и в то же время должна быть решительно вытеснена корректирующая отрицательная обратная связь по действительным возможностям.

Симптом-синдром : Индивид подпитывает количественную ложную самость , характеризующуюся всемогуществом, гордостью, сосредоточенностью на себе, самоопределением, перфекционизмом и чрезмерной зависимостью самооценки от достижений, а также манипулированием, объективацией и обесцениванием других.Как только это компенсаторное ложное «я» разрушается, человек обнаруживает большую чувствительность к стыду и унижению, чувство бесполезности, трудности в действиях и подавленность на работе. Эта депрессия с преобладанием низкой самооценки также сопровождается ипохондрией, психосоматическими заболеваниями, тревогой и одиночеством. Еще более глубокий кризис реального я включает в себя: глубоко ощущаемую слабость и раздробленность безопасного чувство опустошенности, пустоты и паники перед лицом реальности заблокированного развития; долгое время подавлял настоящие чувства по поводу изначальной нарциссической обиды.

Когнитивный стиль и формы защиты: В масштабе ложного Я нарциссический индивидуум демонстрирует когнитивные ошибки, поддерживающие масштаб: перекладывание ответственности наружу (обвинение других), отрицание своего негативного вклада, непризнание своих негативных качеств, обесценивание позитивный вклад других, нереалистичная идентификация с идеализированными людьми и т. д. В симптоматическом состоянии разбитого «я» наблюдается озабоченность симптомами, настойчивое, защитное рассмотрение вопросов, связанных с самооценкой, физическими симптомами, откладывание деятельности и сосредоточение внимания на других вопросах. которые позволяют не допустить озвучивания требований и ощущения истинной цели, лежащей глубже.Расщепление позволяет двум состояниям оставаться отдельными, а не интегрированными. Ощущение своего истинного Я; нарциссическая личность всегда испытывает хотя бы частичную неорганизованность, чувствительность и неприятные, но яркие эмоции. В такие моменты она может чувствовать, что теряет голову, но когда вы понимаете это правильно, именно тогда она начинает находить себя.

Сценарные решения и патогенные убеждения: «Я должен быть всемогущим, совершенным, уникальным.Мне нужно знать все, не учась, добиваться всего без труда, быть могущественным и уважаемым. Я не должен ошибаться, иначе я буду никчемным, ничтожным, без вкуса. Я должен быть хорошим, иначе я ничто. Если я уязвим, меня будут использовать, унижать или стыдить. Я не могу позволить, чтобы кто-то значил для меня слишком много. Все, чем я владею, включая друзей и семью, должно отражать и демонстрировать совершенство и уникальность.Я больше никогда не буду унижен. Другие лучше меня. Другие для меня ничто».

Представление самость : Разрыв между величиной и бесполезностью, как указано выше.

Объектные репрезентации и объектные отношения: Объектные репрезентации лучше всего можно понять, используя концепцию Кохута о четырех основных формах нарциссического переноса: 1) слияние — когда человек достигает чувства безопасности и самоуважения посредством слияния.В этом случае она использует других свободно, не признавая действительных границ между ними и собой; 2) близнецы - когда индивидуум достигает повышенного чувства идентичности и самоценности, предполагая преувеличенное сходство между собой и другими; 3) рефлексия - когда индивид относится к другому человеку, признавая лишь его функцию в повышении самооценки как узнавание, понимание и вознаграждение «частичного объекта»; 4) идеализация — когда другие повышают согласованность и ценность индивидуального самого себя , совершенствуясь в одной или нескольких областях и становясь предметом конкуренции.Идеализация родинки также служит основой для создания образа совершенного слияния, близнеца или зеркального объекта. Другие чаще всего чувствуют себя оскорбленными нарциссическими личностями, но если они эффективны в своем ложном я; они привлекают окружающих своей харизмой и талантами. Суть желаемого созревания нарциссических отношений заключается в том, чтобы использовать других, чтобы открыть свое истинное «я»; и не возвеличивать ложное я.

Эмоциональные характеристики: Нарциссизм регулярно замечается из-за искусственности его чувств, неспособности проявить привязанность к другим и поразительной легкости реагирования на оскорбление гордыни.На низком уровне развития Эго распространены расстройства отыгрывания и импульсного контроля. На более высоком уровне наблюдается значительная нетерпимость к большинству чувств, хотя высокий уровень эмоциональной реактивности держится под контролем. Также часты переживания скрытого стыда и унижения.

МАЗОХИСТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР (побежденный ребенок)

Этиология: Родители, ориентированные на контроль и доминирование, нарушают и превышают соответствующие пределы личности.Такие доминантные переживания, которые часто связаны с поглощением и выделением пищи ребенком, в конечном счете завершаются его самоподавлением своих агрессивных, враждебных и мстительных импульсов. Для поддержания контакта и получения необходимой поддержки у индивида обычно формируется конформистская и раболепная личность, которая, однако, нередко может содержать элементы пассивной агрессивности, неподконтрольные сознанию.

Симптом Синдром: Бесконечные страдания, самоистязание, самоуничижение и саморазрушающее поведение, часто создающие впечатление «потребности в страдании».Часто бывает хроническая инвалидизирующая депрессия, известная как мазохистская трясина. Подавление самовыражения сопровождается чувством безысходности, недоверия, пассивно-агрессивным поведением. В терапии пассивное сопротивление и негативные терапевтические реакции встречаются чаще и более очевидны, чем при других структурах характера. Остатки сущностной жизненной энергии мазохистского человека как бы существуют только в его горе, строго в то же время сдерживаемом. Нередки также всевозможные трудности в межличностных контактах, упомянутые в других пунктах этого резюме.

Когнитивный стиль : Свободное, вялое и лишенное воображения познание. Хроническая легкая депрессия искажает остроту когнитивных функций. Ожидая худшего и не веря в положительные события в жизни.

Формы защиты: Отталкивание, проекция, отрицание, особенно агрессии и враждебности, идентификация с агрессором, формирование соответствующей реакции и хроническое сдерживание, часто проявляющееся в мускулатуре, неприемлемых и недоверчивых импульсов.

Сценарные решения и патогенные убеждения: «Я сдаюсь. Я буду хорошим. Я никогда не признаю свою потерю. Я покажу вам снова. Я могу наказать тебя, отказавшись. Неудовлетворенность причинит тебе боль больше, чем мне. Репрезентации себя индивидуум переживает себя как обязанного служить другим и как пытающегося соответствовать этому долгу. Клиент-мазохист обычно осознает отсутствие у него спонтанности, трудности с развязыванием агрессивных движений и относительно бесплодный, неинтересный образ жизни.Ему хотелось бы побольше приключений, раскрепощения и т. д., но он не направляет свою энергию на достижение этих целей, либо утверждает, что просто не умеет это делать. С другой стороны, он часто считает свою способность противостоять боли и неудовлетворенности замечательным качеством.

Объектные репрезентации и объектные отношения : Мазохист ищет контакта с другими, служа им и выражая свое недовольство. Служение, однако, отравлено терпением, отсутствием радости, чувством вины и ропотом, которые, правда, привлекают внимание и провоцируют на советы, но никогда не заканчиваются.«Почему бы тебе не… ну, а…» — типичная мазохистская игра. Этими действиями и другими пассивно-агрессивными маневрами мазохист провоцирует ответные реакции, в ответ на которые он имеет уникальную возможность хотя бы частично высвободить свое вытесненное горе. В частности, его можно рассматривать как человека, который лишает себя удовлетворения, чтобы наказать других, лишив их удовлетворения. Однако, когда мазохист применяет эту форму депривации (то есть лишения), он лучше переносит ее, чем большинство людей, и не наказывает себя в такой же степени, как другие.Внутренне другие воспринимаются как люди, которых следует обслуживать за счет себя. Неосознанно другие подвержены значительной вытесненной враждебности, которую я могу пассивно выражать, если только для этого нет исключительного оправдания.

Эмоциональные характеристики: Заторможенные, подавленные и депрессивно окрашенные чувства. Частая вина за невыполнение обязательств. Индивид кошки лишен своих чувств враждебности и агрессии, но окружающие могут воспринимать их очень отчетливо.Человек t »9I = tangent часто чувствует себя жертвой других и самой жизни, чувствует, что жертвует собой.

EDYPAL CHARACTER (расщепленные импульсы импульсов и любви)

Общая этиология: Воспитатели используют или негативно реагируют на естественную сексуальность и соперничество ребенка. Эта биполярная реакция часто возникает параллельно, когда один родитель обольщает и оскорбляет, а другой угрожает, холоден или прямо наказывает.Бывает, что этот родитель-олень проявляет двойственное отношение к сексуальности и/или конкуренции. Этот обусловливающий процесс порождает множество эмоциональных, поведенческих и когнитивных стратегий, предназначенных для подавления инстинктивных реакций или удержания их вне сознания. Подавление и вытеснение этих влечений, в свою очередь, вызывает невозможность их удовлетворения и отсутствие оптимальной фрустрации, что мешает им созреть и должным образом встроиться во взрослую личность. Хотя существует бесконечное количество комбинаций этого тройственного созвездия проблемных факторов, можно выделить две основные категории: 1) симптомокомплекс и личностное созвездие, которое по существу является результатом сексуального насилия и склонности к соперничеству (например,: истерический и фаллически-нарциссический характер) и 2) симптомокомплекс и констелляция личности относительно больше являются следствием сдерживания по отдельности. Ниже я представляю краткое изложение истерической структуры и обсессивно-компульсивной структуры.

ЧЕХОЛ HISTRIONIC (соблазненный ребенок)

Этиология: По крайней мере, один из родителей пользуется естественной сексуальностью ребенка и использует ее в качестве сексуального объекта.Другой родитель часто холоден, отчужден или прямо наказывает, особенно перед лицом сексуальности или конкуренции, или рассматривается как таковой независимо от вины ребенка или связанных с ним проекций.

Симптомокомплекс: Чрезмерная эмоциональная возбудимость, эксгибиционистское и драматичное поведение, сексуализация отношений с одновременным отрицанием сексуальности, поверхностные эмоциональные переживания, глобальные и неточные мыслительные процессы, чрезмерное внимание, направленное на противоположный пол, конверсионные реакции, эпизоды диссоциации, высокие восприимчивость к реакции отыгрывание, легкое отвлечение в сочетании с трудностями удержания внимания, сексуальная дисфункция, такая как трудности с возбуждением, предоргазмический синдром, отсроченная или незрелая эякуляция, неудовлетворительный (поверхностный) оргазм и т. д.

Когнитивный стиль: Обобщающий, прерывистый, неточный и эмоциональный мыслительный процесс, чтобы удерживать «опасные» чувства и мысли вне сознания. В мышлении обычно преобладают образы и общие впечатления, что приводит к поспешным и поверхностным суждениям о событиях, идеях и чувствах, а также к отсутствию фактических деталей и различий, основанных на реальности.

Сценарные решения и патогенные убеждения: «Секс — это плохо.Конкуренция и соперничество — это плохо. Моя ценность зависит от моей сексуальности и привлекательности. Все чаевые исходят от противоположного пола. Я не могу любить, быть сексуальным и конкурировать. Мне нужно быть более привлекательной. Если я буду любить полностью, я) буду использован или отвергнут, 2) я причиню боль своим родителям и 3) мне будет стыдно».

Формы защиты: Отрицание, вытеснение, отыгрывание, конверсия, диссоциация, перекладывание ответственности на внешние факторы, импрессионистическое и обобщенное мышление.

Репрезентация «я» : неточная и подвижная, с концепцией «я», основанной больше на поверхностных факторах, социальном признании и непосредственном опыте, чем на реальных навыках и более прочной основе.

Объектные репрезентации и объектные отношения: Отношения, часто сексуализированные, импульсивные, характеризующиеся искусственным поведением, «ролевой игрой». Представителям противоположного пола сознательно придается чрезвычайное значение, в то время как по незнанию они становятся объектом значительной неприязни, которой регулярно обмениваются, находя ей какое-то стереотипное обоснование.Это типично для такой бессознательной конкуренции с ресурсами того же пола. Часто в отношениях есть какая-то повторяющаяся игра, где есть роли самоотверженных и заботливых родителей и беспомощных детей.

Характеристики: Поверхностные, насмешливые чувства, чрезмерно драматизированные. Высокий уровень сексуального возбуждения без глубоких и зрелых сексуальных ощущений. Человек может быть легко подавлен эмоциональными состояниями, в которых мысли блокируются или в значительной степени контролируются поверхностными и эмоциональными переживаниями.Существует тенденция реагировать на чувства как действие . Враждебные и соперничающие чувства бессознательны, но находят выражение в повторяющихся, подобных игре отношениях.

ОБсессивно-компульсивный синдром (дисциплинированный ребенок)

Этиология: Тщательная, жесткая, настойчивая и строгая родительская забота, особенно в области обучения социализации, контроля импульсов и подавления сексуального, конкурентного и агрессивного выражения.В этом контроле, однако, нет типичного для мазохизма пересечения границ, вмешательства в естественные органические реакции и подавления воли. Скорее, это то, что с помощью наказаний, подкрепления желаемого поведения и примеров ребенок поощряется использовать свою силу воли, чтобы сдерживать все аспекты своих одушевленных импульсов, спонтанного поведения, соревновательного характера, нежных чувств и т. д. Как только человек достигает этого состояния чрезмерного самообладания и скрытности, выявляет тип жесткого, осуждающего и вынужденного поведения, который считается характерным для этого типа личности.Навязчивые идеи и компульсии используются для поддержания этого эмоционально сдержанного состояния путем сопротивления всем чувствам и побуждениям.

Симптом Синдром: Доминирование за счет принудительного, непреодолимого давления с целью сделать что-то правильно, необходимо и правильно. Такое постоянное и услужливое превосходство объективной необходимости и высшей власти порождает в жизни бесконечные усилия для достижения санкционированных целей. Спонтанного выражения, личного выбора и каких-либо искренних чувств трудно достичь.Характерны: скованность, проявляющаяся в позе тела, склонность к моральным и иным суждениям, рутинность в действиях. Личность, замкнутая в жестких правилах, не чувствует себя комфортно на свободе и, лишенная таких ориентиров, реагирует страхом и быстро заполняет это место очередной импозантной идеей, которая становится предметом ее постоянных размышлений и забот. Нередко перфекционизм и склонность откладывать действия, связанные со страхом не сделать что-то не так. Точно так же возникают трудности с принятием решений, отражающие страх перед самостоятельным самовыражением, которое может оказаться неправильным.Социальное поведение может быть педантичным, бесчувственным и ригидным, с упором на выполнение правильных задач, отведенных данной социальной роли. Часто наблюдаются депрессия и навязчивые мысли, особенно враждебного и садистско-сексуального характера, в сочетании с неприятными навязчивыми мыслями и компульсивным поведением, которые на этом уровне симптомов воспринимаются как чуждые и подавляющие.

Когнитивный стиль: Интенсивное, острое и сосредоточенное на деталях внимание сопровождается тенденцией не замечать существенных характеристик вещей.Это связано с изоляцией чисто когнитивного понимания от эмоционального смысла событий, идей и поведения. Познавательная деятельность может устойчиво принимать форму жестких шаблонов, несмотря на их очевидную нелепость и неоднократные неудачи. Сомнение, неуверенность и нерешительность часто проявляются даже в простых действиях.

Защита: Настойчивое обдумывание вещей, ритуалы и жизнь по строгим правилам используются для устранения необходимости позволять импульсам и желаниям говорить.Сомнения, нерешительность, отсрочка, изменение предмета внимания и жесткость установки также призваны помешать когнитивной или эмоциональной артикуляции вытесненного содержания.

Сценарные решения и патогенные убеждения: «Я должен был сделать что-то не так, я должен поступить правильно. Я никогда не совершу еще одну ошибку. Я должен держать себя в руках, потому что могу полностью потерять контроль над собой».

Представление о себе : Сознательно индивид воспринимает себя как оленя осознанным, ответственным, трудолюбивым, нравственно и во всем остальном правильным, настойчиво стремящимся быть в порядке.Он считает себя обязанным следовать внешне установленному своду правил и принципов, а не как свободное существо с учетом своих убеждений и желаний. Неосознанно, как показано в сценарных решениях и патогенных убеждениях, она чувствует, что совершила что-то ужасное и что ей нужно оставаться под строгим контролем, чтобы не допустить повторного правонарушения.

Объектные репрезентации и объектные отношения: Индивидуум склонен видеть в других воплощение авторитета, которому он чувствует себя подчиненным, или как объекты, подчиненные его авторитету.Это вызывает очень шаткую установку в межличностных отношениях, часто формального характера, с акцентом внимания на правильности поведения, подходящего для определенных ролей, таких как родитель, супруг, руководитель, подчиненный и т. д. В отношениях с окружающими часто возникают напряжения и конфликты. , особенно когда отведенные им роли четко не определены или когда по ним нет консенсуса. Другие часто находят таких людей фрустрирующими из-за отсутствия значимых связей и реального общения, жесткости ценностей и поведения, смерти чувств и явно ненужного напряжения и давления, которые они создают в себе и других.

Эмоциональные характеристики: Чрезмерный контроль приводит к специфически сдержанному и вялому стилю реагирования, с ограниченным доступом к чувствам. Человек будет испытывать тревогу, особенно в ситуациях, когда защита недостаточно эффективна. Более глубокая враждебность выражается либо косвенно, либо в навязчивых мыслях, которые могут быть о насилии или сексуальном садизме. Люди отделяют идеи от чувств, чтобы неприятные или очень позитивные мысли не создавали обычного эмоционального давления.Ласковые чувства тоже блокируются, а если и выражаются, то только косвенно.

В некотором смысле, обсессивно-компульсивный человек должен стать десенсибилизированным к своим собственным чувствам, для чего у них должен быть постепенный процесс открытия и оптимального разочарования. Почти все профессионалы согласны с тем, что важно удерживать клиента в процессе «здесь и сейчас» и побуждать его больше сосредотачиваться на своих чувствах, чем на мыслях. При таком подходе терапевтические отношения — переносные, контрпереносные и реальные — составляют очень хорошую область интереса благодаря их непосредственности и потенциальной реальности.Наиболее распространенная терапевтическая ошибка в таких случаях состоит в принятии чрезмерно интеллектуализированного, отстраненного и лишенного чувственного подхода к событиям и людям.Это случается с терапевтами, которые сами проявляют обсессивно-компульсивные черты или используют методы, более подверженные этому типу искажения (такие как когнитивная и поведенческая терапия и педагогический психоанализ).

Подробнее: Джонсон, С. М. (1998). Стили персонажей, Познань .

.

Смотрите также